Компетентность в современном обществе.

Послесловие автора к американскому изданию.

Со времени публикации этой книги исследования в данном направлении получили дальнейшее развитие, результаты которого достойны того, чтобы донести их до читателя. Ниже я их кратко перечислю, а оставшуюся часть послесловия посвящу их детальному изложению.

Прежде всего упомянем наши собственные исследования. С помощью Морриса Грэхема были собраны и обработаны данные, полученные при использовании Эдинбургских опросников за пределами Шотландии. Были разработаны Компьютеризованные эдинбургские опросники, которые значительно облегчили применение нашей измерительной модели к отдельному индивиду. Кроме того, нам удалось воплотить многие наши идеи о компетентности и совершенствовании организационной структуры, существенные для проведения инноваций в области образования, в форме Методического комплекта для повышения эффективности школьного обучения.

Появились и другие важные работы, которые не опирались непосредственно на развиваемые нами теоретические представления. Одно из таких исследований было опубликовано Розабет Мосс Кантер (Каntеr, 1985). В этой книге было сформулировано понятие «параллельно организованной деятельности, касающейся инновации. Использование данного понятия весьма помогло бы нам при обсуждении вопросов, затрагиваемых в главе 11. Заслуживает внимания также книга Дональда Шона «Рефлексирующий практик» (Sсhоn, 1983) и результаты его тщетных попыток взрастить необходимые компетентности в системе высшего образования. Макбер провел большое число исследований по проблеме компетентности, которые позволили выявить различия в более или менее успешной профессиональной деятельности. Полученные результаты были затем опубликованы Л. и С. Спенсерами в книге «Компетентность в профессиональной деятельности» (Sреnсеr аnd Sреnсеr, 1993).

Наши идеи относительно барьеров на пути эффективного обучения значительно обогатились в процессе исследования проблемы компетентности, а также в процессе работы над книгой «Управление образованием для эффективного обучения» (Rаvеn, 1994). Это привело нас к выводу – предвосхищенному и в данной книге, – что реформу образования надо начинать с введения новых представлений о демократии, бюрократии и науке, дающей рекомендации по планированию новой структуры организаций, описанию разных видов профессиональной деятельности и построению систем оценки персонала, а также по построению улучшенных систем контроля и анализа эффектов тех или иных воздействий. После того, как данная работа была проделана применительно к сфере образования, появилась возможность и для более четкого и конкретного понимания тех же проблем в более широком контексте рыночного управления. Результатом перехода к анализу более широкой социальной системы стало появление нашей новой книги: «Новое богатство наций: Новый взгляд на механизмы и источники богатства наций и необходимые для этого условия общественного развития» (Rаvеn, 1995).

Развитие научной мысли породило и негативные тенденции, самой значимой из которых стало почти повсеместное распространение уродливых мутантов идеи «обучения, основанного на компетентности», причем суммарный бюджет этих организаций составлял миллиарды долларов. В основе этого движения лежало здравое наблюдение, что существующая школьная система неприемлема для большинства людей, и связанное с этим понимание, что школьники должны учиться именно тому, что пригодилось бы им в жизни. Однако вследствие того, что процессу внедрения правильных идей не предшествовали тщательные исследования и практические разработки, необходимые для заполнения тех пробелов, о которых говорится в моей книге, это неизбежно привело к созданию таких учебных программ, которые в некотором смысле были даже хуже тех, которые они должны были заменить (см. Wоlf, 1995). Такое «внедрение» уже всколыхнуло широкую волну критики, направленной против движения за «обучение, основанное на компетентности» как такового, а повсеместная очевидность неадекватности созданных учебных программ послужила дискредитации этого движения.

Еще одна угроза движению за компетентность пришла со стороны Бэрротта и Депине (Ваrrоtt аnd Dерinеt, 1991), предпринявших атаку на книгу Макклелланда «Тестирование компетентности, а не интеллекта» (МсСlеllаnd, 1973). В долгосрочной перспективе, однако, это не выглядит столь опасным, как показалось сначала, поскольку приверженцы подхода к обучению, основанному на компетентности, по-видимому, не приняли всерьез этих выпадов.

Результаты каждого из названных направлений исследования будут суммированы ниже.

Более широкий диапазон нормативных данных для «Эдинбургских опросников».

С помощью Морриса Грэхема и его коллег (Grаhаm аnd Rаvеn, 1987; Grаhаm, Rаvеn аnd Smith, 1987) были собраны данные по разным странам тихоокеанского региона – Самоа, Тонга, Японии, Сингапура, Гонконга, Китая и США. Они подтвердили страхи относительно будущего Великобритании, высказанные в главе 7 данной книги. По сравнению с респондентами из Британии пропорционально больше респондентов из других стран, особенно из Японии, считали важными для себя вещами поиск новых способов решения тех или иных задач, поиск новых подходов к их решению и создание условий для более эффективной совместной работы людей. Они также в большей степени, чем британцы, были склонны придавать важность размышлениям руководителя относительно своих подчиненных, развития их карьеры и раскрытия их талантов. Как показали Дор и Сако (Dоrе аnd Sако, 1989), японцы на самом деле тратят на эти важные вещи больше времени.

Выявилось также и кое-что парадоксальное. Исследования (Nеlsоn, 1986; Lаrgе, 1986; Yаnкеlоviсh, 1983) показали, что Британия, Норвегия и Австрия лидируют по пропорции граждан, поддерживающих взгляды, которые можно охарактеризовать как «новые ценности». Другими словами, в этих странах имеется пропорционально больше людей, желающих создания общества всеобщего благополучия, которому свойственны децентрализация производства, серьезное снижение транспортного потока и потребления энергии, увеличение внимания к окружающей среде и заботы о будущем, расформирование оборонной промышленности, взаимовыгодная торговля со странами «третьего мира» и замена большинства финансовых организаций на такие, которые учитывали бы более эффективно общественные интересы.

Оказывается, что возможно сосуществование у людей ясного понимания необходимости радикальных общественных преобразований и нежелания сделать что-либо, что могло бы способствовать подобным преобразованиям. Следствием этого может быть состояние застоя, столь очевидное в Великобритании, которое в сочетании с существующей системой голосования приводит к тому, что правительство продолжает действовать в направлении, противоположном желаниям большинства населения.