Принципы древних самураев, или Кодекс руководителя.

Главный принцип руководителя: правильно и неправильно.

Истинный руководитель должен верно понимать эти два положения. Если он знает, как добиться первого и избегнуть второго, то выберет безошибочный путь руководителя. Правильно и неправильно — это лишь хорошо и плохо. И я не стану отрицать, что существует четкое различие между этими понятиями: действовать правильно и делать добро труднее и утомительнее, чем поступать неправильно. Делать же зло подчас легко и приятно. Следовательно, естественной является склонность к неправильным или злым поступкам, презрение к правильным и добрым. Но быть столь непостоянным и не делать различий между правильным и неправильным противоречит здравому смыслу. Всякий, кто видит это различие и все же поступает неправильно, вовсе не истинный руководитель, а грубый и невежественный человек и должен быть снят со своей должности, дабы защитить предприятие.

Причина неправильных и злых поступков — недостаток самоконтроля. Хотя все может выглядеть и не столь уж и плохо. Разбираясь в сути явления, мы увидим, что все сводится к трусости. Вот почему я придерживаюсь мнения, что для руководителя жизненно важно стремиться поступать правильно и хорошо. Как важно проводить эти принципы в организации?

Существует три категории мотивов правильных поступков. Рассмотрим такой пример: человек едет в командировку и останавливается в одном номере с коллегой, у которого при себе несколько тысяч долларов. Чтобы не рисковать, храня их при себе, тот оставляет деньги в безопасности в гостиничном номере, не ставя в известность никого, кроме соседа по комнате. Затем, спустя некоторое время, владелец денег умирает от сердечного приступа. И при том, что о деньгах никому не известно, его бывший коллега из чистой симпатии и сострадания, без всякой задней мысли немедленно сообщает об этом родственникам и возвращает все деньги им. Именно таков человек, поступающий правильно.

Однако представьте, что коллега с деньгами был человеком замкнутым, общался лишь с несколькими людьми и ни с кем не откровенничал. Таким образом, никто о деньгах не знал бы. И тогда вполне могло бы статься, что его сосед мог бы расценить это как улыбку фортуны и счел бы, что не будет большого вреда, если он смолчит и оставит деньги себе. Но затем, ощутив укол стыда за свои нечистые помыслы, он сразу бы возвратил деньги. Это человек, поступающий верно от стыда, порожденного разумом.

Теперь рассмотрим случай, когда кто-нибудь еще, один из членов семьи или его помощников, знал бы о деньгах. Поэтому сосед умершего, стыдясь того, что подумают о нем другие или что может быть сказано о нем в будущем, возвращает деньги. Это человек, поступающий правильно из-за стыда перед другими людьми.

Таким образом, правило верного поведения базируется на том, что прежде всего мы чувствуем стыд перед суждениями нашей семьи и друзей. Затем ощущаем позор в глазах знакомых и незнакомцев. Поэтому мы будем избегать неверного и стремиться к тому, что правильно. Затем это естественным образом войдет в привычку, и со временем у нас сформируется мировоззрение, тяготеющее к правильному и отвергающее неправильное.

В качестве другого примера рассмотрим древнее сражение. Тот, кто рожден храбрым, не увидит ничего особенного в том, чтобы сражаться под градом стрел и пуль. Преданный верности и долгу, он подставит свою грудь под огонь неприятеля и насядет на врага, являя в своей великолепной доблести неописуемо чудесный пример для всех наблюдателей. Но найдется и тот, чьи колени дрожат и чье сердце трепещет, поскольку он задается вопросом: как он сможет действовать достойно среди всех опасностей? Но он продолжает участвовать в сражении, потому что стыдится быть единственным, кто колеблется перед лицом товарищей во время продвижения, и боится потери репутации в будущем. Так он укрепляет свою решимость и наседает на неприятеля вместе с тем, кто храбр по натуре. Таким образом, хотя он поначалу слабее храбреца, но после нескольких повторений подобного опыта он привыкает и начинает следовать примеру рожденного отважным. Со временем его храбрость подтверждается, и он вырастает в воина, не уступающего тому, кто рожден бесстрашным.

Итак, для того, чтобы поступать правильно, и для того, чтобы обрести доблесть, нет иного пути, чем тот, что идет через чувство стыда. Если человек говорит: неправильные поступки не имеют значения. Если плюет на обвинения в трусости, утверждая, что нехватка храбрости тоже не важна. Что сможет переделать подобного человека? В странах, где власть наказывает преступников, не делая упор на чувство стыда, приходится тратить множество средств на содержание большого количества заключенных. И привычка к добру и доблести не привита в обществе. Напротив, в странах, в которых наказание преступников базируется на порицании со стороны родственников и друзей, коллег и знакомых, количество преступлений и заключенных значительно меньше. И привычка к добру привита всем. Последний путь — лучший.