Работай как шпионы.

Работа в качестве офицера ЦРУ под прикрытием в определенной степени лишает человека шансов получить удовлетворение от обычной работы на гражданке. Поэтому, когда я, проработав в этом ведомстве почти десять лет, начала подумывать об уходе в отставку, мне трудно было представить себе, как я смогу привыкнуть к строгой деловой одежде, к необходимости вовремя приходить на работу и постоянному использованию собственной фамилии. Если бы у меня был выбор, я скорее предпочла бы отправиться воевать куда-нибудь в горячую точку, чем целыми днями торчать в кабинете.

Мне было понятно, что я достигла тупика карьерного роста и пора что-то менять в жизни, но уход с оперативной работы в Центральном разведывательном управлении стал для меня нелегким решением. Конечно, работа под прикрытием тоже имеет массу недостатков. Это и отупляющая бюрократия, и продолжительное отсутствие дома, и постоянная ложь друзьям и домочадцам. Однако ЦРУ предоставляет человеку возможности, о которых ни один обычный служащий в мире не может и мечтать. Такая жизнь приносит громадное удовлетворение, и, хотя голливудские истории о ЦРУ на 98 процентов не соответствуют действительности, эта работа предоставляет возможность стать участником невероятных событий, от которых сердце бьется сильнее и в крови бурлит адреналин. И все же я пришла к такому моменту, когда дальнейшее продвижение по службе требовало от меня слишком больших жертв. У меня была семья, и мне хотелось проводить с ней больше времени. Я хотела нормально общаться с людьми за коктейлем в баре или за шашлыками у себя во дворе и не уходить в кусты, когда раздавался неизбежный вопрос: «А чем вы занимаетесь?» Если раньше разъезды по всему миру казались мне чудесным приключением за государственный счет, то теперь одна только мысль о том, что надо снова садиться в самолет и проводить еще одну ночь в какомто отеле, вызывала у меня отвращение. Я не испытывала абсолютно никаких сожалений о годах, проведенных в ЦРУ, но мне хотелось жить своей жизнью и под своим именем.

У меня был выбор: сделать новую карьеру в стенах этого же ведомства, но на каких-нибудь административных ролях или бросить службу и вернуться в гражданский мир. Конечно, мысль о том, чтобы остаться в ЦРУ в какомто другом качестве, выглядела привлекательно, но все дело в том, что я разделяла извечную нелюбовь оперативных работников к канцелярским крысам, заседавшим в штаб-квартире.

Я убеждала себя, что кроме шпионажа у меня есть и другие способности. До прихода в ЦРУ я сменила немало рабочих мест. Диплом престижного университета позволил мне испробовать себя во многих областях, но везде я задерживалась только до тех пор, пока мне не становилось скучно. Честно говоря, я не проработала ни на одном месте больше года, но зато приобрела достаточный опыт жизни в нормальном мире.

Сдувая пыль со своих старых резюме из тех времен, когда еще не работала на ЦРУ, я размышляла над тем, какие знания и умения можно было бы оживить, и вдруг пришла к выводу, что в ЦРУ меня научили куда более ценным вещам, которые можно использовать в мире бизнеса. Разумеется, не все из них можно полностью перенести в гражданскую жизнь без риска оказаться за решеткой, но они не такие уж и бесполезные, как можно было подумать вначале.

Это и навело меня на мысль написать книгу. До меня дошло, что, хотя ЦРУ нанимает на работу массу гражданских специалистов, окружающий мир очень редко пользуется опытом сотрудников этого управления, покидающих оперативную деятельность. Отчасти это объясняется тем, что сделать новую карьеру после увольнения со службы пытаются не многие. Но главная причина заключается в том, что выходцы из ЦРУ не любят (а зачастую и не имеют права), рассказывать, чем они там занимались. Уже сам факт того, что человек работал в ЦРУ, может вызывать у окружающих самые разные чувства: от повышенного любопытства до неприятия.

Даже когда канва будущей книги начала вырисовываться у меня в сознании, я все еще пребывала в нерешительности. У меня не было желания выходить на публику с откровениями и разоблачениями. Я не собиралась выдавать закрытую информацию или сообщать факты, которые могли бы повредить кому-то из еще действующих оперативных работников или связанных с ними лиц. Бывшие сотрудники, разглашающие ведомственные тайны, не пользуются любовью в ЦРУ, и мне вовсе не хотелось, чтобы меня ассоциировали с ними. Помимо того что мне надо было перед публикацией отдать рукопись в ЦРУ для проверки (как и всем бывшим сотрудникам), я и сама собиралась очень тщательно подойти к написанию книги. С одной стороны, я была глубоко уверена в том, что мир бизнеса может почерпнуть очень много полезного из опыта секретных агентов, и хотела проиллюстрировать свои мысли примерами из реальных ситуаций, складывавшихся в моей работе. С другой стороны, я умею хранить тайну и хорошо понимаю, что значительная часть информации о деятельности ЦРУ засекречена, и для этого есть веские причины.

Таким образом, передо мной встала задача найти тонкую грань между стремлением поделиться значимой и полезной информацией и необходимостью сохранить в секрете методы работы ЦРУ, разглашение которых может угрожать людям, участвовавшим или участвующим в тайных операциях. Именно поэтому в первых главах для пояснения какихто концепций я иногда ссылаюсь на гипотетические ситуации. Это не означает, что приведенные примеры являются ложными или вымышленными. Я просто смешиваю в них детали разных реальных событий и их участников, чтобы не дать возможности установить, где и с кем они на самом деле происходили. Все эпизоды из моей собственной деятельности весьма близки к действительности. Я просто позволила себе опустить некоторые детали, которые могли бы помочь идентифицировать других причастных к ним лиц.

Мои бывшие коллеги, заботящиеся о точности терминологии, могут высказать ряд возражений против некоторых встречающихся в книге слов, которыми я называю оперативных сотрудников ЦРУ. Поэтому давайте сразу определимся для ясности: офицеры ЦРУ — не шпионы. Шпион — это тот, кто проводит подрывную деятельность против собственной страны. Сотрудники ЦРУ вербуют шпионов. Тем не менее на страницах книги я время от времени называю своих коллег оперативными сотрудниками, офицерами, работающими под прикрытием, секретными агентами, ну и, может быть, пару раз шпионами и даже ищейками. Все эти названия, кроме двух последних, являются правильными, а неправильные используются лишь для создания какихто эффектов.

Я должна подчеркнуть, что мне очень нравилась оперативная работа под прикрытием и что я испытываю глубокое уважение к своим бывшим коллегам. В своей книге я пытаюсь поделиться с вами лишь крошечной частью приемов, используемых в мире спецслужб, которые могли бы пригодиться всем окружающим.

Часть 1. Добро пожаловать в мир секретных служб.

Глава 1. Перенос концепций негласной работы на мир бизнеса: базовые принципы сбора разведывательной информации.

Летом 2003 года мне выпала сомнительная честь работать в составе группы, занимавшейся поисками оружия массового поражения в Ираке. Я прибыла в Багдад как раз в тот период, когда ситуация полностью зашла в тупик. Наше правительство попрежнему придерживалось той позиции, что в Ираке или гдето поблизости от него должно скрытно храниться оружие массового поражения (ОМП), однако все большее количество поступающих данных свидетельствовало об обратном. Командам ЦРУ был отдан полный отчаяния, но весьма туманный приказ: «Искать, где только можно».

Вскоре после прибытия мне было поручено проверить одну подозрительную фабрику, где, по предположениям, могло производиться биологическое оружие. Объект был весьма многообещающим: снимки со спутников и глубокий анализ связей этой фабрики с различными организациями наводили на мысль, что она является частью иракской программы по созданию ОМП. Во главе предприятия стояла женщина, имевшая ученую степень доктора в области биохимии, а сам объект охранялся вооруженными людьми.

Вместе с военными мы разработали план рейда на эту фабрику, и уже несколько дней спустя я отправилась туда в составе вооруженной колонны. Я сидела в бронетранспортере в компании переводчицы — добродушной, хотя и слегка нервничавшей женщины — и нескольких сотрудников охранного агентства «Вlаскwаtеr». В другом бронетранспортере ехали технические специалисты, которым предстояло на месте провести анализ собранных образцов и определить, имеют ли они отношение к биологическому оружию.

Сидя в транспортере, я наблюдала, как вооруженные до зубов ребята из «Вlаскwаtеr» проверяют территорию. Затем двое из них проводили меня во двор фабрики, где как раз разоружали охрану. Наш рейд был внезапным, поэтому, когда я вошла на территорию, меня встретили взгляды сотен любопытных и испуганных глаз сотрудников фабрики, которых выводили из здания и обыскивали на предмет наличия оружия.

В дверях появилась хорошо одетая женщина. У нее был слегка растерянный вид, но она быстро собралась, представилась как директор предприятия и очень вежливым тоном, который не совсем соответствовал обстановке, поинтересовалась, чем может нам помочь. Я тоже представилась, назвавшись вымышленным именем и весьма туманно обрисовав цель своего появления.

Она пригласила меня выпить чаю, и я двинулась вслед за ней в здание. Перед входом в кабинет охранник из «Вlаскwаtеr» грубо оттолкнул меня в сторону и шепнул на ухо, что помещение еще не осмотрено. Я заглянула внутрь, убедилась, что это совершенно обычный кабинет, и вошла, несмотря на его возражения.

Директор подала чай с печеньем и без малейших раздумий ответила на все мои вопросы.

По ее словам, фабрика производила соль. Обычную поваренную соль! Она показала образцы продукции и сама попробовала их на вкус в моем присутствии.

По моей просьбе она объяснила все сомнительные обстоятельства. Что предприятие поставляет в иракские воинские части и военные госпитали и почему перевозки осуществляются по ночам? Поставляется солевой физиологический раствор для медицинских нужд, а возят его по ночам, потому что днем слишком жарко. Это обычная практика.

Почему на предприятии имеются помещения, где поддерживается режим особой чистоты? Чтобы физиологический раствор был стерильным.

Для чего в землю позади здания врыты баки? В целях безопасного и безвредного для окружающей среды сбора отходов производства.

Почему во главе обычной соляной фабрики стоит доктор наук? Она согласилась, что это, пожалуй, излишество, но женщине в Ираке не такто легко получить руководящую должность.

Зачем на фабрике вооруженная охрана? Чтобы защититься от грабителей и мародеров, так как обстановка в Ираке после ввода иностранных войск очень неспокойная.

Итак, в результате вооруженного рейда мы обнаружили фабрику по производству соли.

Специалисты ЦРУ провели химические анализы, которые полностью подтвердили слова директора. Фабрика действительно производила соль.

Я чувствовала себя полной дурой.

Когда я взглянула на толпу испуганных рабочих, которых вооруженные до зубов американцы согнали в задний угол двора, мне стало совсем не по себе. Директор великодушно приняла мои извинения, и наша колонна с позором удалилась.

В тот день я усвоила очень ценный урок. Несмотря на все снимки, полученные со сверхсложных спутников, данные радиоперехвата и анализы, проведенные лучшими экспертами и указывавшие на возможную причастность предприятия к производству биологического оружия, подлинная картина открылась лишь тогда, когда я приехала и просто задала несколько вопросов человеку, хорошо знающему обстановку изнутри. То, что представлялось подозрительным и опасным на бумаге, оказалось простым и безвредным, стоило только поговорить с директором за чашкой чаю.

Это можно сравнить с калейдоскопом. Только что вы видели голубую звезду. Едва заметный поворот — и вот перед вами уже бриллиант, сверкающий всеми цветами радуги. Людские источники информации — вот основа основ деятельности Центрального разведывательного управления. Именно они совершают этот легкий поворот, который позволяет увидеть картину в совершенно ином свете. Бывают обстоятельства, когда доходчивое объяснение знающего человека, полученное из первых рук, опровергает данные, полученные в результате самого изощренного анализа. Иногда достаточно самому прийти и посмотреть, а если это невозможно, найти человека, который вас заменит.

То же самое происходит и в мире бизнеса. Вы можете штудировать прессу, посвященную бизнесу, тщательно отслеживать новости, касающиеся вашей отрасли, знать наперечет весь состав совета директоров вашего конкурента, но не видеть общей картины. Вам нужен тот самый еле заметный поворот изображения, который способен сделать лишь человек, знающий компанию изнутри. Только он подскажет вам, что на предприятии производится: оружие массового поражения или поваренная соль.

Я могу рассказать вам, как найти этого человека. Давайте сразу внесем ясность: моя книга — это не пособие по совершению грязных манипуляций. Я не стану рассказывать вам, как нашпиговать «жучками» зал заседаний правления в конкурирующей компании и как допрашивать работников, допускающих утечку информации из вашей компании. Существует множество фирм, которые за приличную сумму выгребут мусорные корзины у конкурента в поисках нужных документов или раскопают компрометирующую информацию на ваших подчиненных. В них зачастую трудятся бывшие работники полиции и спецслужб, которые вполне в состоянии выполнить за вас не совсем чистую работу.

Моя книга о другом. Она научит вас применять методы, используемые секретными службами, чтобы совершенно законными способами преуспеть в бизнесе. В частности, она продемонстрирует вам, каким образом можно использовать классические шпионские приемы, чтобы лучше понимать своих клиентов, конкурентов, поставщиков и умело манипулировать ими (о том, что понимается под манипуляцией, мы поговорим чуть позже). Вам не надо будет наряжаться в черный плащ, приклеивать усы и использовать подслушивающую аппаратуру. От вас потребуются только здравый смысл, интуиция, правильная стратегия и твердые моральные принципы.

Хотя моя книга не учит грязным приемам, она в то же время не является и примитивным пересказом базовых принципов бизнеса, поданным в патриотической обертке. Шпионаж строится на понятиях, которые будут часто встречаться на следующих страницах. К их числу можно отнести манипулирование, эксплуатацию, использование фактора внезапности, выведывание и многие другие. Тем не менее офицеры ЦРУ — это в подавляющем большинстве высокоморальные, патриотично настроенные и принципиальные люди. Просто порой, когда ставки слишком высоки, они вынуждены использовать для достижения положительных результатов сомнительные методы.

В этой связи хотелось бы напомнить тем, кто спал за партой, когда на уроке проходили азы экономики: бизнес строится на анализе сильных и слабых сторон, возможностей и рисков. В этой книге мы сознательно опустим упоминание о сильных сторонах. Ее тема не имеет отношения к развитию сильных сторон компании. Об этом вы можете поразмышлять в свободное время. Мы сосредоточимся на слабостях, в первую очередь на тех, которые свойственны человеку. Вступив на путь секретного агента, вы в полной мере почувствуете на себе все возможности и риски. Я не буду требовать от вас записывать свои мысли на доске, устраивать мозговой штурм, составлять таблицы и графики. Чтобы преуспеть в мире спецслужб, вам нужно интуитивно распознавать возможности и риски и быстро реагировать на них.

Чтобы помочь вам начать мыслить «пошпионски», я разбила книгу на три части. Первая знакомит вас с базовыми умениями и навыками, которые необходимы работникам спецслужб. Главы этой части посвящены различным методам и приемам, которые используются офицерами ЦРУ, но могут оказаться полезными любому человеку и в любой обстановке. В них включены различные упражнения, которые должны помочь читателю развить свои шпионские умения.

Во второй части рассматривается более общая картина. Мы поговорим о том, какую пользу уроки ЦРУ могут принести всем организациям. В главах этой части рассматриваются приемы и методы, которые могут применяться внутри организации для улучшения ее работы и производительности.

Третья часть вновь возвращает нас на индивидуальный уровень. Она учит читателя применять свои новые умения и навыки в различных деловых ситуациях. В ее главах подробно рассказывается о том, как использовать методы работы спецслужб в общении с клиентами, поставщиками и конкурентами.

Повторю еще раз: цель книги не в том, чтобы поощрять промышленный шпионаж, осуществляемый незаконными или аморальными способами. Я хочу лишь познакомить вас с некоторыми вполне легальными приемами офицеров разведки, способными оказать вам помощь в бизнесе.

Основы.

Я уже упоминала о том, что основу основ разведки составляют людские источники информации. В данном контексте под информацией подразумеваются некие скрытые, тайные сведения. Ее получение через людские источники означает, что она добывается непосредственно от людей, а не с помощью технических средств вроде проникновения в чужой компьютер или подслушивания телефонных разговоров. Офицерам ЦРУ платят за то, что они получают секретную информацию от людей, имеющих к ней прямой доступ. Если уж говорить откровенно, то они получают деньги за то, что крадут информацию у других людей.

Вы, конечно, можете задать вопрос: «Какое отношение все это имеет к честному бизнесу?» Ведь внутреннюю информацию, которой располагает компания, при всей ее важности нельзя сравнить с данными об арсенале биологического оружия вражеской страны. И большинство из вас (я надеюсь) не собирается красть информацию у других компаний. Зачем же в таком случае утруждать себя чтением книги, написанной бывшей разведчицей?

Все дело в том, что методы, используемые спецслужбами, являются универсальными и могут быть применены во всех случаях, когда вы хотите что-то получить от окружающих.

Возможно, вы хотите устроиться на работу, получить повышение, заключить крупную сделку, добиться принятия закона, выгодного вашей компании. Каковы бы ни были ваши цели, их реализация всегда зависит от какого-то человека или группы людей. Эта книга научит вас более эффективно получать от них то, что требуется.

Джеймс Бонд знакомится с фондовым рынком.

То, что мир спецслужб мало чем отличается от мира бизнеса, можно понять путем сравнения двух примеров. Начнем с классического шпионского сценария.

После многолетних безуспешных попыток получить доступ к информации о ядерной программе, проводимой некой недружественной страной, офицеру ЦРУ Джону вдруг улыбается удача: один из главных разработчиков ядерной программы, находясь в отпуске за границей в одной из дружественных нам стран, попадается пьяным за рулем. Его задерживают. Воспользовавшись этим обстоятельством, Джон предлагает ему избавление от неприятностей и вдобавок щедрое вознаграждение за сотрудничество. Ему удается убедить ученого передать США ценную и чрезвычайно секретную информацию о ядерной программе. Уже в самом скором времени процесс развития событий начинает принимать лавинообразный характер. Понимая, что закрытие программы является теперь лишь вопросом времени, другие разработчики и ученые хотят уйти от ответственности и вдобавок получить вознаграждение, как и их бывший коллега. Потеря массы ключевых фигур попросту лишает страну всякой возможности продолжить разработку ядерной программы.

А теперь представьте себе схожий (хотя и менее драматичный) сценарий в мире бизнеса.

Несмотря на крупномасштабные научные исследования и конструкторские разработки, высокотехнологичная компания Х постоянно уступала конкурирующей компании Y в продвижении своей новой продукции. Обе фирмы работали в узкой рыночной нише, и лидирующие позиции в ней были жизненно важны для успеха. Хотя все говорили, что продукция Х лучше, компания никак не могла вырваться вперед. И тут вице-президенту компании Х по кадровым вопросам улыбнулась удача: узнав о том, что у одного из ведущих программных разработчиков компании Y возникли разногласия с руководством, он сделал ему предложение о переходе на работу к себе, от которого тот не смог отказаться. После этого события начали развиваться лавинообразно. Разработчик, который пользовался большим уважением у своих коллег, сумел переманить к себе целую команду талантливых специалистов. Такое массовое дезертирство ослабило компанию Y и обеспечило преимущество компании Х.

В обоих примерах в силу удачно сложившейся ситуации ключевая фигура переманивается на противоположную сторону. Но вовремя воспользоваться счастливым случаем в обоих случаях помогло то, что главное действующее лицо (офицер ЦРУ Джон и вицепрезидент компании Х) создало сеть по сбору информации, которая и дала сигнал к началу действий. В обоих случаях им удалось привлечь на свою сторону не просто какогото индивидуума, а ключевую фигуру, что вызвало эффект домино. В обоих сценариях создание и использование людских источников информации привело к усилению позиций одной стороны и ослаблению другой.

Подобные параллельные примеры, иллюстрирующие мир разведки и мир бизнеса, можно приводить до бесконечности. С помощью методов, используемых в разведке, можно также:

• понять, чего клиент хочет на самом деле;

• занять выгодную позицию в очереди на служебное продвижение;

• своевременно выявить проблемы в цепи поставок,

• пока они не коснулись непосредственно вас;

• противодействовать промышленному шпионажу против вашей компании;

• мотивировать подчиненных, когда в компании настают трудные времена;

• определить, кому из коллег действительно можно доверять;

• выявить членов команды, которые способны помочь вам в достижении успеха;

• вести дела в кризисной ситуации.

Этот перечень можно продолжать еще долго. В конечном счете цель этой книги состоит в том, чтобы научить вас мыслить и действовать как шпион, и использовать для достижения успеха людские источники информации.

Облик шпиона.

Если вы не обладаете внешностью Джеймса Бонда, у вас, пожалуй, могут возникнуть сомнения в том, что эта книга может чему-то научить вас в плане общения с людьми с позиций секретного агента. Можете не волноваться: лишь очень немногие люди внешне напоминают Шона Коннери, разгуливающего по штабквартире ЦРУ в Лэнгли. В действительности же для людей, приходящих на службу в ЦРУ, самой обычной реакцией является… разочарование.

Практически все новобранцы, поступающие на работу в спецслужбу, в первый день ведут себя примерно одинаково. Они возбуждены и слегка нервничают. Накануне многие из них так и не сумели уснуть. Ведь это их первый рабочий день не в какой-нибудь конторе, а в ЦРУ! Они неуверенно проходят сложную процедуру проверки, требующуюся всего лишь для того, чтобы открыть дверь. Они не встречаются взглядами с окружающими, так как не знают наверняка, можно ли здесь знакомиться и вступать в разговоры. Лишь немногие обмениваются рукопожатиями, практически никто не представляется, так как неизвестно, можно ли здесь пользоваться своей фамилией. Они ходят, попивая кофе и присматриваясь к окружающим. И что же они видят? Самых обычных людей. Конечно, наивно было бы представлять себе, что их будущие коллеги будут в точности соответствовать облику шпиона, созданному в Голливуде, тем не менее, они поражаются тому, насколько заурядные люди их окружают. А ведь в этомто как раз все и дело. Если вы выглядите как Брэд Питт или Анджелина Джоли, то неужели вы думаете, что вам удастся пересечь границу, сумев не привлечь к себе внимания? Разве сможет человек с яркой внешностью негласно работать под прикрытием?

И все же, хотя офицеры ЦРУ большей частью обладают на удивление заурядной внешностью, стоит вам только поговорить с ними пару минут, как на первый план выходят их поразительные внутренние качества. Хороший разведчик рассчитывает не на внешний вид, а на собственные личностные качества. Для него важна харизма, а не яркие наряды. Он дотошен, но не зануден, он общается с людьми приветливо, но без панибратства, он аккуратен, но без педантизма, он уверен в себе, но не заносчив. И кроме того, хороший разведчик — это всегда отличный слушатель.

Хороший офицер ЦРУ легко вступает в разговор и обладает талантом совершенно незаметно подвести вас к интересующей его теме. В какойто момент вы начинаете замечать, что все время говорите сами, а шпион без всяких усилий только фиксирует информацию, которую вы выдаете. А если вы встретитесь с ним в очередной раз, не удивляйтесь, что он запомнил каждую деталь, которой вы с ним поделились.

Хороший офицер ЦРУ — это всегда личность. Он очарователен, остроумен и умеет убеждать. Но его далеко не всегда можно назвать душой компании. Он не отпускает шуточки по любому поводу и не стремится угощать напитками всех присутствующих. Зато он умеет вовлечь вас в очень приятную и длинную беседу, в ходе которой вы чувствуете потребность излить ему душу.

Цель.

Конечно, кандидаты на работу в ЦРУ проходят тщательную проверку, в ходе которой изучаются их личностные качества. Уже при их отборе обращается внимание на способность вести беседу, производить приятное впечатление на людей, быстро думать, находить убедительные аргументы. Кандидаты проходят через огромное количество тестов, направленных на изучение личности; с ними беседуют опытные психологи. Но далеко не все качества, которые должны быть присущи хорошему сотруднику ЦРУ, являются врожденными. В ходе учебы нас знакомят с методами, специально разработанными для скрытого и ненавязчивого получения информации от человека, который ее вовсе не собирается выдавать. Нас учат использовать свои природные способности для достижения конкретных целей.

Тренировка способностей, которой посвящена следующая глава, пойдет на пользу и вам лично, и вашей компании. Каждого можно научить внимательно слушать собеседника, оказывать влияние на людей и убеждать их. Независимо от того, кем вы работаете — инженером, юристом, продавцом или бухгалтером, — методы, которыми пользуются спецслужбы, могут оказать вам большую помощь. Даже если все ваши способности к межличностному общению давно похоронены под грудами деловых бумаг и вы не замечаете ничего, кроме монотонной восьмичасовой работы и невыносимой обстановки в коллективе, я могу научить вас внимательно слушать, выведывать необходимые сведения и манипулировать самим собой для достижения успеха.

Глава 2. Учебный лагерь секретных агентов: развитие личностных и деловых качеств.

Сотрудники ЦРУ, работающие под прикрытием, — это самые лучшие продавцы в мире. Я говорю серьезно.

Ведь им приходится убеждать людей заниматься шпионажем, то есть нарушать присягу, законы и свои обещания, предавать друзей, коллег и даже членов собственной семьи. Ставки здесь обычно очень высоки, так как в большинстве случаев наказанием за шпионаж является пожизненное заключение или смертная казнь. Так что игра в шпионов — это очень серьезный риск, причем для обеих сторон.

Конечно, было бы хорошо, если бы существовал проверенный и надежный метод убеждать людей тайком передавать важную информацию правительству США. Но такого метода нет, иначе нам не приходилось бы постоянно сталкиваться с болезненными неудачами и провалами в разведывательной деятельности. И все же сотрудники ЦРУ каждый день выходят на тайную охоту, пытаясь медленно, но верно вытянуть из людей клочки информации, которые, возможно, позволят предотвратить террористическую атаку, обнаружить секретный ядерный арсенал или разоблачить очередного Олдрича Эймса[1].

В общих чертах цикл работы сотрудников ЦРУ по приобретению новых источников информации выглядит следующим образом: поиск, оценка пригодности, разработка, вербовка, а уже затем использование. Чтобы полностью пройти весь этот цикл, может потребоваться всего несколько дней, а иногда и несколько лет. Порой весь процесс проходит естественно и гладко, а иногда до последнего момента не знаешь, чем закончится для тебя очередная встреча: вербовкой или тюремной камерой где-нибудь в стране третьего мира.

Офицеры ЦРУ чаще всего совершенно искренне заботятся о человеке, которого завербовали. Они уважают его мотивы и очень ревностно относятся к вопросам его безопасности. Но бывают случаи, когда мы презираем свое «приобретение» и стараемся как можно реже встречаться с ним. Нам постоянно приходится убеждать себя в том, что, каким бы мерзким и непорядочным ни был этот человек, мы можем получить от него важную информацию.

Процесс вербовки агента неизбежно осложняется языковыми и культурными различиями, а также бесконечными организационными мерами и необходимостью соблюдения конспирации. Но, хотя каждая вербовка представляет собой отдельную историю, в этом процессе присутствует несколько универсальных элементов, которые служат как бы ступеньками к очередному этапу:

• определение объекта;

• выведывание стратегической информации;

• подтверждение полученной информации;

• установление психологического контакта и создание обстановки доверия.

Офицеры ЦРУ, занимающиеся негласной деятельностью, учатся многие месяцы, оттачивая свои навыки для успешной реализации каждого этапа. Хитроумные учебные ситуации, разработанные на основе реальных событий, следуют одна за другой с нарастающей сложностью, чтобы сотрудник в совершенстве овладел процессом вербовки и умел справляться с неизбежными трудностями и психологическими драмами на этом пути. Поскольку схожие этапы характерны и для мира бизнеса, в этой главе я привожу серию упражнений, основанных на принципах, по которым проводятся все операции ЦРУ. Каждый урок даст вам знания и навыки, которые можно использовать в профессиональной деятельности как в рамках своей компании, так и в конкурентной рыночной борьбе. Методы, с которыми вы вскоре познакомитесь, незаменимы в мире спецслужб, но они универсальны и могут применяться в любой жизненной ситуации.

Определение объекта.

Определение объекта — это сбор информации, которая позволяет вам приблизиться к человеку или организации, представляющим для вас интерес. При этом преследуется двойная цель. Во-первых, необходимо понять, кто именно вам нужен, а вовторых, выявить крючок, на который его можно поймать.

В сфере разведки все сосредоточено на поиске конкретного лица, которое имеет доступ к информации, интересующей правительство США. Примером может служить следующая гипотетическая ситуация.

У разведслужб США появилось подозрение, что в одной из европейских столиц существует некая террористическая ячейка, находящаяся в дремлющем состоянии. По данным анонимного источника, в планы этой группы входит нападение в текущем году на американское посольство. Было установлено несколько участников группы, но ввиду того, что в ней действовали строгие меры конспирации, в частности запрет на пользование телефонами и электронными средствами связи, разведчикам не удавалось подтвердить их планы и намерения. Не имея точных данных о грозящей акции, европейские правоохранительные органы были не в состоянии что-либо предпринять. Оставалась единственная возможность: проникнуть в эту ячейку путем вербовки кого-то из ее членов или ближайшего окружения. Эксперты ЦРУ тут же взялись за работу по поиску возможных кандидатов на вербовку. В их число вошли как сами члены террористической группы, так и их соседи, а также ряд лиц, поддерживавших с ними постоянные контакты. В конце концов сотрудник ЦРУ завербовал домовладельца, который сдавал квартиру участникам группы. Тот с радостью согласился помочь, как только узнал, что в квартире, возможно, хранятся взрывчатые вещества. Он мог предоставить информацию о времени прихода и ухода каждого из своих жильцов, а также обеспечить доступ в квартиру. Побывав в отсутствие жильцов в квартире, правоохранительные органы нашли достаточное количество улик, позволивших арестовать участников группы. Уже в тюремной камере один из них проговорился, что группа планировала осуществить свою акцию в ближайший месяц.

В данном случае объектом вербовки стал человек, который находился близко к участникам террористической группировки, но не был связан с ними. А теперь давайте посмотрим, как может происходить определение объекта в корпоративном мире.

Маргарет была владелицей фирмы, в которой трудились пять разработчиков программного обеспечения. Она узнала, что в Азии существует большой потенциальный рынок для ее продукции. Вся проблема заключалась в том, что на фирме не было специалиста по международным деловым связям, а нанять его Маргарет не могла, так как этого не позволяли доходы. Консультанты, занимавшиеся международным бизнесом, запрашивали слишком большие гонорары, а сама она в свое время чуть было не прогорела, вступив в партнерские отношения с компанией, которая польстилась на лживые посулы и попыталась самостоятельно выйти на азиатский рынок. В отчаянии Маргарет созвала общее собрание и поручила всем работникам поискать среди своих родственников, друзей и знакомых хоть кого-нибудь, кто мог бы помочь в этой ситуации. К концу дня перед ней лежал список возможных кандидатов, в который входили двоюродный брат секретаря, который жил в Бангкоке и работал адвокатом, специализировавшимся на вопросах международной торговли, а также несколько других людей, работавших в этой сфере, с которыми сотрудники фирмы когда-то учились в университете. В конце концов один из этих специалистов согласился оказать Маргарет консалтинговые услуги за очень умеренную плату, но с обещанием существенного бонуса, если амбициозные планы фирмы осуществятся.

В данном примере объектом «вербовки» стал человек, обладавший опытом в развитии международных деловых отношений и имевший личные связи с одним из сотрудников фирмы, что сделало его более уступчивым в вопросах оплаты.

Как показывает данный пример, поиски нужного объекта могут выходить далеко за рамки чисто деловых связей. Во многих сценариях из мира бизнеса лицо, способное оказать помощь, достаточно очевидно, но отсутствует крючок, то есть возможность подхода к нему. Вы, вероятно, тоже хорошо знаете, кто бы мог помочь вам устроиться на работу, получить повышение или провернуть крупную сделку. В этом случае задача будет заключаться в том, чтобы организовать с ним первую и очень важную встречу и найти способ положительно повлиять на ее исход.

Поиск крючка.

Сотруднице ЦРУ Карин, работавшей в одной из южноамериканских стран, необходимо было поторапливаться: она получила задание вступить в контакт с объектом уже несколько месяцев назад, но так и не смогла ни на шаг продвинуться к цели. Объект был попросту недоступен. Он не путешествовал, очень редко бывал в обществе, не принимал у себя незнакомых людей. Его дом патрулировался охранниками, которые прогоняли непрошеных визитеров. Карин уже начала подумывать о том, что все возможности исчерпаны, но в этот момент до нее дошла важная информация: младший сын объекта подал документы на поступление в один из университетов США. Вооружившись этими сведениями, Карин с легкостью договорилась о встрече с объектом, выдав себя за представителя частного фонда, назначающего стипендии иностранным студентам. На этот раз объект принял ее. Хотя она пришла на встречу под чужим именем, вскоре представился случай раскрыть перед ним свою истинную сущность, и неуловимый объект был в конце концов завербован.

Сотрудники ЦРУ тратят много времени на поиски индивидуальных крючков для своих объектов. В крючке должны присутствовать три элемента:

• повод для первой встречи;

• основа для установления контакта;

• причина для продолжения встреч.

Правильно выявленный крючок позволяет секретному агенту быстро установить отношения с человеком в нужном ему ключе, даже если они основаны на лжи и хитрости.

Естественно, в мире бизнеса вряд ли кому-то захочется начинать деловые отношения со лжи. Поэтому определение объекта здесь сводится главным образом к сбору всей возможной информации о нем. В эру интернета не так уж трудно отыскать сведения, которые позволят найти повод для вступления в контакт. Это необходимо делать, например, перед тем, как навестить нового потенциального клиента с торговым предложением или отправиться на собеседование по поводу устройства на работу. Если вы не знаете, с кем конкретно придется говорить, постарайтесь это выяснить. Это не так трудно, как кажется. Вы можете, к примеру, оправдать свой вопрос тем, что хотите принести с собой материалы, адресованные лично собеседнику (но раз уж вы избрали такой предлог, то на всех материалах должны быть имена людей, участвующих в беседе, иначе вы произведете впечатление несерьезного человека).

Социальные сети — настоящее раздолье для секретного агента, так как в них можно найти массу личной информации о человеке и множество дополнительных крючков, на которые его можно поймать. Хотя этими сетями пользуется скорее молодежь, чем седовласые директора компаний, не упускайте такой возможности. Даже если у вашего объекта нет своей странички в Fасеbоок, он может входить в состав какого-нибудь благотворительного интернетсообщества, ассоциации бывших выпускников университета, клуба или профессиональной организации. Такие сайты, как правило, доступны для всех желающих и дают достаточно информации о том, где и как можно встретиться с нужным вам человеком и «завербовать» его.

Для того чтобы успешно использовать подобную информацию, требуются чутье и такт. У объекта не должно сложиться впечатления, что вы его выслеживаете или устроили на него облаву. Навязчивое преследование только оттолкнет его. Однако, если вы пошлете ему письмо, в котором укажете, например, что слышали его недавнее выступление на благотворительном вечере, это будет свидетельствовать о том, что у вас есть общие интересы, и на этой основе у вас могут завязаться успешные отношения.

Поскольку эта глава называется «Учебный лагерь секретных агентов», мне хотелось бы предложить вам несколько упражнений, которые позволят усовершенствовать навыки разведывательной работы. Даже если вы не собираетесь пока выполнять их в реальности, сделайте это хотя бы мысленно. Их польза заключается в том, что они не только позволяют освоить умения, повседневно используемые сотрудниками ЦРУ, но и снабжают вас новыми стратегиями и образом мышления.

Упражнения на определение объекта.

Начнем с простого упражнения. Чтобы дать волю воображению, мы будем работать в обратном порядке. Выберите трех человек, которых вы хорошо знаете, но которые не знакомы друг с другом. Лучше, если это будут люди из разных социальных кругов, живущие в разных городах, имеющие разные интересы, занятия и привычки.

Теперь возьмите по листу бумаги на каждого из объектов и детально опишите, где бы вы могли с ним познакомиться, если бы не были знакомы. Начните с очевидных вещей, например:

• церковь;

• клуб;

• место работы;

• место, где объект занимается своими увлечениями;

• соседи;

• профессиональная организация;

• ассоциация бывших выпускников учебного заведения;

• интернетсообщество.

Не ограничивайте свою фантазию. Возможно, у вас есть общие знакомые, которые могли бы представить вас друг другу. Составьте их список (если это будут знакомые знакомых, вы можете заработать дополнительные баллы). Есть ли у вашего объекта дети? Если да, то они, скорее всего, посещают спортивные состязания, школьные мероприятия, детские игровые площадки и т. п. Разумеется, если вы придете на матч по футболу, в котором участвует сын объекта, и попытаетесь обсудить с ним торговую сделку, это будет встречено с непониманием и раздражением, но в данном случае речь идет не столько о месте знакомства, сколько о поиске точек соприкосновения.

А теперь сравните все три листа. Вас не удивляет, как много возможностей и мест знакомства вам удалось найти для каждого объекта? Какой из них кажется вам более доступным? Кто сумел оставить больше «следов» в окружающем мире? Поскольку вы уже хорошо знаете всех этих людей, попробуйте представить себе, как отреагировал бы каждый из них на вашу попытку знакомства в различных ситуациях. Какое место знакомства представляется в этом плане наиболее перспективным? А в каком вас ожидала бы неудача? Какой предлог для установления контакта кажется вам наиболее приемлемым?

Последняя часть этого упражнения (предугадывание возможной реакции на те или иные ситуации) не менее важна, чем составление длинного списка потенциальных возможностей установления контакта с объектом. Без нее вы можете насочинять массу прекрасных ситуаций, но при этом рискуете безвозвратно сжечь все мосты, если ваш подход окажется слишком агрессивным и непрофессиональным.

Потренировавшись на людях, которые вам хорошо известны, попробуйте применить этот же метод в своей профессиональной деятельности. Используйте принципы определения объекта, чтобы найти как можно больше людей, которые способны приблизить вас к реализации поставленных целей, будь то получение новой работы, установление контакта с новым клиентом, заключение сделки или выпуск на рынок новой продукции.

Выведывание стратегической информации.

В голливудских кинофильмах часто можно увидеть, с каким пристрастием сотрудники ЦРУ допрашивают подозреваемых. В действительности же секретные агенты тратят массу времени на то, чтобы в совершенстве овладеть более тонкими и ненасильственными методами получения информации. Они предпочитают не допрашивать, а выведывать. Разница между этими двумя понятиями очень велика. Выведывание предполагает получение ответа, даже если вопрос не был задан напрямую. Вы ведь не пойдете к своему конкуренту и не станете в открытую требовать у него, чтобы он раскрыл вам секреты своей компании? Это было, бы по меньшей мере, наивно. В худшем случае весть об этом быстро разлетится по всей отрасли и с вами никто не захочет иметь дела.

Выведывание — это спокойная и ненавязчивая беседа, в ходе которой ваш визави может выдать сведения, которыми он вряд ли поделился бы с вами, если бы ему задали прямой вопрос. Это не значит, что вы должны хитроумными приемами загонять его в угол, чтобы получить всю необходимую информацию. Вы просто фиксируете отдельные фрагменты разговора, из которых впоследствии можно будет составить полный ответ, о чем ваш собеседник даже не догадается.

В мире секретных служб выведывание стратегической информации носит широкомасштабный сетевой характер. Во-первых, определяется область, о которой у вас отсутствует какая-либо информация. Во-вторых, аналитики разведслужбы формулируют вопросы, ответы на которые позволят закрыть эти белые пятна. В-третьих, используются уже известные принципы определения объектов, чтобы идентифицировать лиц, способных ответить на эти вопросы. Иногда нужная информация известна только одному человеку. В других случаях речь идет о достаточно широком круге людей, способных пролить свет на интересующую тему. В целом можно сказать, что чем меньше людей имеет доступ к необходимой информации, тем труднее ее добыть. На последнем этапе происходит распределение задач между различными оперативными сотрудниками по сбору необходимых сведений. Полученные ими фрагменты информации анализируются и сводятся воедино, давая в итоге полную картину.

Давайте рассмотрим сценарий, который наглядно демонстрирует, как в сфере разведки используются принципы выведывания стратегической информации.

Разведка вражеского государства получила задание собрать информацию о текущем состоянии системы стратегической противоракетной обороны, разрабатываемой по поручению правительства США. Несколько неуклюжих попыток завербовать высших военных чинов американских вооруженных сил закончились провалом и привели к дипломатическим санкциям. Оказавшись под огнем критики мирового сообщества, иностранная разведка приняла решение проявить терпение и действовать впредь более консервативными методами. Оперативные работники получили задание создать максимально широкую сеть информаторов, охватывающую все аспекты разработки противоракетной системы. Те установили контакты с десятками потенциальных источников информации, в число которых, в частности, входили: университетский профессор, чьи последние исследования могли быть использованы в разрабатываемой системе; субподрядчик, получивший в ходе тендера на поставку комплектующих отдельные технические характеристики; правительственный чиновник низкого уровня, который обрабатывал материалы финансовой проверки проекта; сотрудник бюро путешествий, который организовывал поездки различных лиц, участвующих в проекте, на всевозможные совещания и заседания; журналист, который посетил район испытаний системы в ходе подготовки материала, никак не связанного с противоракетной обороной; инженер среднего уровня, который участвовал в проекте, но уволился и был занят поисками другой работы. Побеседовав со всеми этими лицами и задав каждому из них несколько ключевых вопросов, которые по отдельности не вызывали никакого подозрения, вражеская разведка сумела получить невероятное количество важной информации, которая могла угрожать интересам национальной безопасности США.

Вы полагаете, что подобные методы не используются в мире бизнеса? Ошибаетесь. Информация по зернышку собирается у ничего не подозревающих людей на выставках, презентациях, конференциях, семинарах, во всевозможных отраслевых и межотраслевых организациях и даже на поле для гольфа. Сведения, которые казались ничего не значащими и безобидными за барной стойкой или в клубном гардеробе, могут приобрести большую значимость, если собрать их воедино и проанализировать.

Чтобы воспользоваться методом выведывания, вовсе не обязательно иметь под рукой целую армию шпионов. На индивидуальном уровне достаточно лишь точно определить, какая информация вам требуется, и составить ряд вопросов (или разработать несколько тем для бесед), с помощью которых вы можете ее получить. Учтите, что большое значение имеет не только то, что вы спрашиваете, но и как вы это делаете. Если вы подойдете издалека и слишком робко, то, возможно, не получите того, что хотели. В то же время беспардонный и агрессивный подход также не даст желаемого результата.

Выведывание представляет собой идеальный способ получения информации в двух широко распространенных в деловом мире ситуациях: на первой встрече с клиентом и на собеседовании по поводу устройства на работу.

Выведывание в реальном мире.

Вам когда-нибудь доводилось проходить собеседование в роли кандидата на работу, в ходе которого вы почти все время молчали? В моей практике (а она у меня довольно богатая, потому что до прихода в ЦРУ я сменила не одно место работы) такие собеседования всегда оказывались самыми успешными. Все объясняется просто: людям нравится говорить о себе, особенно если собеседник заинтересованно слушает. Такова уж человеческая природа.

В этой обстановке целесообразно прибегнуть к выведыванию, чтобы человек, проводящий собеседование, сам подсказал вам, что он хочет услышать. Обычно это нетрудно сделать. Представьте себе следующий диалог, в котором кандидат на работу старается понять, чего от него ожидают.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ФИРМЫ: Прежде чем мы начнем, мне бы хотелось узнать, есть ли у вас вопросы.

КАНДИДАТ: Да, вы упомянули о том, что работаете в этой компании больше десяти лет. Не могли бы вы рассказать, как складывалась ваша карьера и благодаря чему вы добились успеха?

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ФИРМЫ: Интересный вопрос. Когда я пришел на работу, в этой компании даже не было отдела маркетинга. У меня было очень мало опыта, но на меня возложили огромную ответственность. Я создал маркетинговую службу с нуля, и мне постоянно приходилось самостоятельно искать пути выхода из сложных ситуаций. Мне повезло, потому что руководство компании не ограничивало меня в действиях, а когда я доказал, что способен работать, мне и вовсе предоставили полную свободу. Мои старания не остались незамеченными; меня неоднократно повышали в должности.

Уже из этого короткого фрагмента беседы кандидат может сделать вывод, какие именно качества ему необходимо продемонстрировать, чтобы склонить чашу весов в свою сторону: самостоятельность, творчество, инициативность, готовность взять на себя ответственность. Он уже знает достаточно важных деталей, позволяющих подать себя в выгодном свете. Обратите внимание, как он строит дальнейшую беседу.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ФИРМЫ: Хорошо, теперь расскажите немного о себе. Почему вы считаете, что мы должны принять на работу именно вас?

КАНДИДАТ: На прошлом месте я проработал несколько лет и многому научился, так как у меня были прекрасные наставники. Теперь я чувствую, что способен расправить крылья и взять на себя немного больше ответственности. Приняв меня, вы поймете, что я мыслю нешаблонно. В связи с этим я хотел бы работать на должности, которая позволит мне оставить свой след в жизни компании. Мне нравится браться за новые дела, и я готов к работе, которая даст возможность продемонстрировать, на что я способен.

Итак, что же рассказал о себе кандидат? Абсолютно ничего (если не считать, что он продемонстрировал мастерское владение общеупотребительными штампами). Опытный кадровик, разумеется, захочет узнать больше деталей, чтобы наполнить содержанием общие слова. Но кандидат включил в свой ответ все элементы, которые его собеседник считает важными и необходимыми для достижения успеха в компании.

Заметьте, что кандидат не повторяет выражения собеседника буквально, словно попугай. Это очень важный момент в выведывании. Если бы кандидат пользовался теми же словами («Я умею творчески мыслить, работать самостоятельно и надеюсь, что мои способности не останутся незамеченными»), его тактика была бы совершенно очевидной и неуклюжей. Но он, предварительно выведав у собеседника, какие качества ценятся в компании, выразил эти мысли похожими, но не идентичными словами.

Чтобы попрактиковаться в выведывании, попробуйте выполнить следующее упражнение, которое обычно представляет значительную сложность для всех, кроме самых общительных людей.

Упражнение по выведыванию.

В предыдущем упражнении вы практиковались в сборе информации относительно людей, которых хорошо знаете, поэтому оно вряд ли вызвало у вас какието затруднения. Сейчас же вам предстоит покинуть свою зону комфорта и попробовать свои силы в общении с совершенно незнакомым человеком. Если вы действительно готовы преодолевать трудности, выберите в качестве объекта человека из совершенно иной культурной среды, который, возможно, даже не слишком хорошо говорит на вашем родном языке. С подобными вещами офицеры ЦРУ сталкиваются каждый день! Не знаете, где найти нужного человека? Попробуйте пообедать в каком-нибудь ресторане национальной кухни или зайдите в магазин, торгующий экзотическими продуктами из дальних стран, и вступите в разговор с продавцами или посетителями, принадлежащими к иной культуре. Поскольку вы являетесь клиентом, никто не удивится, что инициатива в разговоре исходит от вас.

Прежде чем начать, сформулируйте пару вопросов, ответ на которые вам хотелось бы узнать в ходе беседы. Вот здесьто и начинаются трудности, потому что вы не должны задавать прямых вопросов. Кроме того, эти темы не должны иметь никакого отношения к цели посещения данного заведения. Не надо интересоваться у официантки в тайском ресторане, какие специи кладут в то или иное блюдо и не слишком ли оно острое! Пусть ваши вопросы будут не слишком сложными, но они должны касаться абсолютно отвлеченных тем. Например, попробуйте узнать у бармена в русском ресторане, какой цвет он считает самым любимым. Или попытайтесь выяснить, на какой машине ездит мясник из магазина, где продают халяльное мясо для мусульман.

Это задание может оказаться весьма сложным, особенно если вы робкий и необщительный человек. Прямые вопросы в данной обстановке неуместны и будут восприняты с недоумением, поэтому вам надо заранее продумать, каким образом ненавязчиво выведать нужную информацию в ходе обычного, ничего не значащего разговора.

Предложенное упражнение может показаться надуманным и неестественным, потому что вам приходится отходить от нормального диалога, принятого в подобных заведениях, где либо заказывают какоето блюдо, либо просят показать товар. Вместо этого вам приходится узнавать какието сведения, никак не связанные с окружающей обстановкой. И все же не смущайтесь. Чем ближе вам удастся подвести беседу к интересующему вас вопросу, тем легче будет получить нужную информацию. Успешно выполнив данное упражнение, вы с удовлетворением отметите, что в мире бизнеса выведывание осуществляется значительно проще. Уж если вам удалось узнать у совершенно незнакомого человека какуюто абсолютно немыслимую информацию, то выяснить у клиента, что он на самом деле хочет услышать в вашей презентации — это просто пара пустяков.

Несколько полезных рекомендаций по выведыванию.

Некоторых людей бывает трудно разговорить. Что же делать в ситуации, когда вам надо выведать какуюто информацию, а ваш собеседник застегнут на все пуговицы?

Вот несколько приемов, которыми пользуются секретные службы:

• Чтобы что-то получить, надо что-то дать. Вы никак не можете приблизиться к своей цели? Попробуйте способ, который мы называем «дать, чтобы взять». Расскажите о своих карьерных планах, финансовых проблемах и других деталях из личной жизни. Если сделать это правильно, то есть в такой форме, которая приглашает к обмену информацией, объект тоже чем-то поделится с вами. Однако следует соблюдать осторожность. Если вы выдаете больше информации, чем получаете, то такая стратегия является бессмысленной.

• Плавная смена темы. Умение навести разговор на нужную тему — лучший помощник манипулятора. Если вы пытаетесь выведать очень деликатную или секретную информацию, следует подбираться к ней медленно и осторожно. Для этого надо еще до начала беседы наметить «дорожную карту». Заранее запланируйте ряд значимых и оправданных, но, самое главное, не вызывающих подозрения тем, от которых можно шаг за шагом переходить к предмету, который вас в действительности интересует. Существуют нейтральные и универсальные темы, например спорт или погода, которые можно использовать в качестве отправных. Отталкиваясь от них, можно подогреть интерес объекта к беседе и затем постепенно переходить к истинной цели. Для использования этого приема необходимы предварительная подготовка и умение чувствовать настроение собеседника.

• Ссылка на друзей. Ссылка на человека, которому собеседник доверяет (а в некоторых случаях и просто на нейтрального знакомого), может творить чудеса. После нее человеку легче говорить на деликатные темы. Вы как бы случайно затрагиваете какойто предмет в разговоре и упоминаете, что слышали об этом от общего знакомого. Простейший пример: «Шейла говорила мне, что вы признанный специалист по патентному законодательству». Собеседник в этом случае отнесется к вам с бльшим доверием, так как вас связывает общая знакомая и он видит, что вы и так знаете о нем что-то от третьих лиц. Поэтому он без опасений продолжит беседовать на заданную тему.

Подтверждение полученной информации.

Обычно, для того чтобы получить нужные сведения, мало вовремя задать правильный вопрос. Иногда умение внимательно слушать и наблюдать играет не меньшую роль, чем навыки выведывания. Порой искомая информация находится у вас прямо перед глазами. Надо только знать, на что обратить внимание. Вспомните, сколько раз вы присутствовали на совещаниях, где участники перебивают друг друга, переговариваются между собой во время выступления докладчика, обмениваются записками или вообще полностью отключаются от происходящего. Конечно, бесполезные совещания стали уже настоящим бичом для производства, но постоянная занятость работников несколькими делами одновременно научила нас отключаться от событий (и, как ни печально, от важной информации). Поэтому офицеров ЦРУ тренируют не только воспринимать произнесенные слова, но и активно слушать и внимательно наблюдать, чтобы получить необходимые сведения. Информация из разных источников может либо совпадать, либо противоречить друг другу. Когда ставки особенно высоки, нельзя полагаться только на версию, изложенную одним человеком.

Более того, некоторые виды информации вообще нельзя получить только из опросов людей. Это касается, например, мотивации. Сотрудники ЦРУ постоянно пытаются разобраться в мотивах, побуждающих потенциальных шпионов выдавать сверхсекретную информацию. Одни делают это ради денег, другие — по идейным соображениям, третьи — из мести, а четвертые — лишь потому, что им нравятся приключения. Сколько существует на свете шпионов, столько у них и мотивов, образующих порой причудливые сочетания. Задача сотрудника спецслужбы состоит в том, чтобы нащупать уязвимые места потенциального источника информации и превратить их в мотив, заставляющий его согласиться на вербовку.

Способность выявлять и использовать уязвимые места и мотивы личности имеет такое же большое значение и в мире бизнеса: во взаимоотношениях с начальником, клиентом, коллегами и конкурентами. Возможно, у вашего босса есть склонность подбирать себе любимчиков только из числа выпускников университета, где учился он сам; клиент не любит проигрывать в гольф; коллега вскоре собирается увольняться; а главный конкурент питает слабость к красивым блондинкам. Знание этих обстоятельств позволяет предсказать поведение людей, избежать множества ловушек и использовать их уязвимые места и мотивы к собственной выгоде. Такая информация носит исключительно личный характер и может быть получена только в результате длительного и тщательного наблюдения. В связи с этим особое значение приобретает тренировка наблюдательности.

Упражнение № 1 на проверку информации.

Все сотрудники ЦРУ постоянно повторяют: «Доверяй, но проверяй». Информация, полученная от одного человека, — это, конечно, неплохо, но куда лучше, если она подтверждается другими источниками. На первый взгляд предлагаемое упражнение не представляет сложности; значительно труднее прочно усвоить эти навыки и использовать их в повседневной жизни.

Во-первых, выберите себе объект. Это должен быть человек, с которым вы довольно часто общаетесь, но которого знаете не слишком хорошо. В идеальном случае это ваш коллега, с которым вы сталкиваетесь только по работе.

Ваша задача состоит в том, чтобы выявить какието личные детали, а затем подтвердить их два раза, используя различные методы добывания информации. Другими словами, вам придется получить одни и те же сведения тремя различными способами.

Для начала попробуйте выяснить, какой колледж окончил объект. Это легко узнать в ходе обычной беседы. У коллеги такой вопрос, скорее всего, не вызовет ни малейшего подозрения. Далее необходимо осмотреть его рабочий стол. Многие имеют обыкновение хранить на работе памятные вещи, связанные с периодом учебы, например кофейные кружки с логотипом учебного заведения. А нет ли у него наклейки на бампере с названием колледжа или майки с эмблемой университета, в которой он любит ходить на пикники? Теперь обратимся к интернету. В некоторых университетах базы данных о выпускниках находятся в открытом доступе. Кроме того, многие люди по профессиональным и личным причинам выкладывают в интернете свои резюме и автобиографии. Наконец, можно поспрашивать у других коллег. Но соблюдайте осторожность, иначе такие расспросы станут достоянием объекта и у него вызовет подозрение то, что вы за его спиной интересуетесь деталями его биографии.

Получив одну и ту же информацию тремя различными способами, вы можете считать ее достоверной. Заметьте, насколько возросла ваша наблюдательность в ходе упражнения. Разве в обычных условиях вы стали бы рассматривать бампер машины коллеги, с которым вас практически ничего не связывает? А ведь никогда не знаешь заранее, насколько могут пригодиться эти сведения, когда вам придется вступить с ним в более близкое общение.

Одновременно попытайтесь таким же образом получить иные сведения о паре других объектов. Узнайте, интересуются ли они какимто видом спорта. О том, что человек увлечен велосипедным спортом, могут свидетельствовать, например, крепление для велосипеда на автомобиле, цитата Лэнса Армстронга на экране компьютера или бритые ноги (для мужчины).

Не проявляйте излишней навязчивости и агрессивности в добывании информации. Считайте, что потерпели провал, если кто-то спросит, в связи с чем вас это интересует. Если такое случится, прекратите дальнейшую активность, выберите себе новый объект и новую задачу, но на этот раз ведите себя осторожнее и проявляйте терпение.

Ваша цель состоит не в том, чтобы накопать компромат на сотрудников, а в том, чтобы понять, что для добывания нужных сведений существуют тысячи путей, и потренироваться в фиксировании деталей, на которые вы обычно не обращаете внимания.

Но как быть с информацией, которую не получишь, просто посмотрев на бампер или майку? Как вы проверите характер человека, его моральные принципы и мотивы? Как определить, а затем и проверить, заслуживает ли человек доверия, насколько он лоялен или талантлив? Разумеется, такую информацию можно собрать, длительное время наблюдая за его поведением в различных ситуациях и состояниях. Но если требуется принять решение в условиях дефицита времени, надо хотя бы научиться избегать широко распространенных ошибок.

Лидеры бизнеса и сотрудники ЦРУ постоянно вынуждены давать человеку моментальную оценку. Так, например, секретным агентам приходится с ходу решать, готов ли человек выслушать вербовочное предложение и согласиться рискнуть своей жизнью, чтобы стать шпионом. Всего один промах может иметь катастрофические последствия для сотрудника (ведь его арест в такой ситуации вряд ли будет способствовать дальнейшей карьере). Точно так же руководители предприятий порой вынуждены заполнять очень важные и высокооплачиваемые вакансии только на основе резюме, составленного на одной страничке, и короткого собеседования с кандидатом. Да и всем нам время от времени приходится без всяких раздумий принимать решение относительно того, что сказать рассерженному боссу (клиенту, супруге), чтобы сгладить неприятную ситуацию.

Чтобы свести к минимуму вероятность неправильных решений в условиях дефицита времени, мы используем ту информацию, которой располагаем на данный момент. Если нет возможности ее проверить, мы делаем предположения, строим догадки, а иногда просто бросаем жребий. К сожалению, зачастую это приносит больше вреда, чем пользы.

Использование предположений вместо проверенных фактов редко приводит к правильному решению, особенно если оно связано с оценкой качеств человека. Дело в том, что предположения о характере, моральных ценностях и мотивах окружающих строятся чаще всего на стереотипах, которые схожи с низкокачественной пищей, способной лишь наполнить желудок, но не содержащей необходимых питательных веществ. Постоянно пользуясь стереотипами, мы, не задумываясь, заполняем бланки всевозможной «информацией», взятой с потолка, вместо того чтобы потратить время и усилия на получение и перепроверку фактов.

Конечно, когда сроки поджимают и надо принимать решение при отсутствии фактов, тут уж ничего не поделаешь. Но вы должны отдавать себе отчет в собственных предубеждениях. Следующее упражнение направлено как раз на то, чтобы научиться осознавать свои предположения о людях и анализировать их.

Особое внимание на результаты упражнения я попрошу обратить тех, кто считает себя «хорошими знатоками людей». Если вы полагаете, что вам лучше, чем другим, удается выявить неправду в словах окружающих и что интуиция в оценке людей никогда вас не подводит, то, скорее всего, заблуждаетесь. Подобные убеждения очень часто свидетельствуют о повышенном самомнении. К счастью, это положение можно исправить с помощью ментальной самодисциплины и понимания сути своих убеждений и предубеждений.

Упражнение № 2 на проверку информации.

В детстве, сидя в аэропорту в ожидании вылета, я любила играть в одну игру. Я старалась угадать, откуда и куда направляются окружающие люди, основываясь на их внешнем виде и поведении. Проще всего было с теми, кто был одет не по сезону. Если в зимнее время пассажиры были в шортах, значит, они направлялись в отпуск в тропические страны (правда, если они при этом были загорелыми, то, скорее всего, возвращались домой). Я пыталась заранее определить, к какому именно выходу они направятся, и за каждую правильную догадку начисляла себе очко.

Предлагаемое мною упражнение схоже с этой детской игрой. Но на самом деле это не игра, так как правоохранительные органы и спецслужбы постоянно используют подобные методы в своей деятельности и разработали множество признаков, по которым можно вычислить подозрительных личностей и кандидатов на вербовку. Правда, в этих признаках изначально кроется внутреннее противоречие. В зависимости от того, как их использовать, они могут быть либо полезным инструментом, либо контрпродуктивным плодом измышлений. Именно поэтому вам надо как следует в них разобраться.

Для начала понаблюдайте за объектом со стороны. Обратите внимание на его одежду, манеру поведения, внешний вид, выражение лица, язык тела. Отметьте также, с кем он охотнее всего общается. Постарайтесь выяснить максимум возможного, не вступая с ним в разговор. Но делать это надо быстро и скрытно, чтобы он не заметил, что вы его разглядываете.

На основе увиденного постарайтесь составить историю об этом объекте. Кто он? Откуда родом? Постарайтесь высказать свое суждение о следующих моментах:

• этническое происхождение;

• образование;

• профессия;

• религиозная принадлежность;

• уровень доходов;

• семейное положение;

• увлечения.

Кроме того, попробуйте вкратце обрисовать качества личности объекта: насколько он общителен, умен, остроумен, резок, снисходителен, добр. Для этого необходимо наблюдать за поведением не только самого объекта, но и людей, с которыми он общается.

Если вы пришли к какому-то выводу относительно одного из вышеперечисленных пунктов, постарайтесь точно определить, что именно в его поведении или внешнем виде привело вас к нему. Например, вы решили, что объект из Скандинавии. Вас подтолкнула к этому выводу его комплекция? Считаете ли вы, что он увлекается баскетболом, только на основании его роста? Почему вы решили, что он преуспевающий адвокат? Только из-за его дорогого костюма консервативного покроя?

Во многих случаях очень трудно понять, почему вы пришли к тому или иному решению. Зачастую мы строим свои умозаключения на расплывчатых впечатлениях и ускользающих от сознания деталях. И все же главный смысл этого упражнения состоит именно в идентификации ключевых моментов, которые стали поводом для умозаключения. Их необходимо понять и четко сформулировать, чтобы усовершенствовать свою природную способность строить предположения.

Дальше начинается самое трудное. Вы должны приложить все силы, чтобы проверить правильность своих выводов. В зависимости от ситуации вы можете сделать это напрямую, вступив с объектом в разговор, или косвенно, через общих знакомых. Какой бы способ вы ни избрали, будьте предельно тактичны. Вы же не подойдете к незнакомому человеку и не спросите, сколько он зарабатывает! В этом случае надо использовать свои навыки выведывания, что позволит вам либо подтвердить, либо опровергнуть первоначальные догадки.

Повторив это упражнение с несколькими объектами, вы получите хороший набор данных для анализа. Анализ точности предположений — это самая важная часть упражнения. Что вы угадали правильно, а где попали пальцем в небо? Какие признаки позволили сделать самые верные выводы: поведение объекта или его физические характеристики? Кого вам легче оценивать: мужчин или женщин, молодых или пожилых? Анализируя признаки, которые повели вас в ложном направлении, вы со временем можете существенно усовершенствовать свои навыки оценки окружающих.

В целом можно сказать, что, если у вас с объектом есть что-то общее, точность оценок повышается. Подумайте сами: вы скорее заметите памятный перстень выпускника университета, если сами окончили это учебное заведение. Вам будет легче заметить на объекте дорогие итальянские туфли, если у вас есть такие же. Бывшие морские пехотинцы, похоже, способны распознать друг друга по особым повадкам даже посреди толпы.

Однако вам необходимо знать, что ошибки в оценке людей встречаются очень часто. Не удивляйтесь, если результаты выполнения упражнения окажутся не слишком высокими. Точность предсказаний здесь играет не слишком большую роль. Гораздо важнее разобраться в собственных стереотипах и понять, на основании чего они возникают. В результате, когда в будущем вам придется принимать решение на ходу, вы сможете держать под контролем свои предубеждения и не позволите им увести вас в ложном направлении. Способность принимать правильные решения, располагая лишь ограниченной информацией, очень важна как в разведке, так и в бизнесе.

Создание психологического контакта.

Четвертый и последний блок навыков, которые сотрудники ЦРУ используют в вербовочном цикле, касается формирования доверительных отношений с объектом. Это очень важно, ведь вы хотите, чтобы объект рисковал ради вас. Не имеет значения, вербуете ли вы агента, который должен предоставлять секретную информацию, касающуюся иностранного государства, или просите шефа повысить в должности именно вас, а не коллегу.

Заметьте, я ни слова не сказала о том, что объект должен вас любить. Создание психологического контакта не означает, что вы должны стать его лучшим другом. Я бы даже предостерегла от этого. Ведь никто не выбирает себе хирурга по соображениям личной симпатии, не правда ли? Вы должны не подружиться с объектом, а установить с ним взаимовыгодные профессиональные отношения.

В этом месте мне кажется уместным сделать небольшой шаг назад и предостеречь вас.

Урок скромности.

Я уже говорила о том, что типичной реакцией новобранцев ЦРУ в первый день работы является разочарование. Спустя год, то есть после того, как те же самые сотрудники закончат курс напряженной и интенсивной подготовки на «ферме», как у нас называют тренировочный лагерь, их характерной чертой становится… самомнение. Ничего страшного, это временное явление. Однако в тот период у них появляется тенденция слишком буквально переносить на практическую деятельность все, чему они научились в лагере.

Все дело в том, что в ходе подготовки курсанты оторваны от реального мира и изолированы от подлинных секретных заданий. Их учат лишь основам того, что впоследствии позволит им успешно работать, отправляясь в командировки в дальние страны. Учеба очень интенсивна и сопровождается большим отсевом, но вся она состоит из выдуманных, искусственных сценариев. Справившись с ними, новички начинают полагать, будто и в самом деле успешно выполнили «миссию». Они учатся вести себя на допросе, выявлять наружное наблюдение за собой и перевозить огромные суммы фальшивых денег через условную границу. Все эти кажущиеся успехи плюс целый год, в течение которого им внушают, что они «элита» и «лучшие из лучших», становятся причиной того, что многие из них начинают чересчур высоко себя оценивать.

На одном из этапов своей карьеры мне пришлось руководить группой сотрудников, только что закончивших обучение. Они были умны и инициативны. Кое-кто из них уже сделал себе неплохую карьеру до прихода в управление. После года тяжелой учебы они считали, что способны покорить весь мир, и посматривали на окружающих свысока. Глядя на них, я вспоминала, как, пройдя эту годичную подготовку, сама с презрением смотрела на своих бывших однокашников по университету, которые пытались делать карьеру в бизнесе. Меня ничуть не тревожили высокомерие и надменность моих подопечных. Смотреть на них было, скорее, забавно. Я знала, что уже вскоре они лицом к лицу столкнутся с реальным миром, который значительно поубавит их прыть.

Одной из главных черт молодых выпускников было стремление во что бы то ни стало понравиться всем, с кем они имели дело. Они крепко жали руку собеседникам, широко улыбались и пристально смотрели в глаза. Они громко смеялись и тратили слишком много времени на пустой светский треп, вместо того чтобы быстрее переходить к делу. Беседуя со мной, они к месту и не к месту пытались назвать меня по имени, а некоторые даже деликатно брали за руку, считая, что физический контакт придаст больше убедительности их словам. Такое поведение меня слегка раздражало. Всем нам часто приходится наблюдать нечто подобное в жизни. Так ведут себя, к примеру, продавцы подержанных автомобилей, начитавшиеся популярных книг по психологии. Большинство людей непроизвольно настораживаются, когда человек, с которым они вступают в деловые отношения, начинает вести себя подчеркнуто дружелюбно, хотя заметно, что это дается ему с трудом и носит нарочитый характер.

Такое подчеркивание личного участия и симпатии к собеседнику настолько распространено в ЦРУ, что от коллег нередко можно услышать: «Слушай, кончай свои профессиональные штучки», где под «штучками» понимаются любые попытки манипулировать собеседником с помощью профессиональных приемов. Никогда этого не делайте! В мире бизнеса подобное поведение будет расценено вашими клиентами как неискренность, начальством — как нескромность, коллегами — как навязчивость, а подчиненными — как высокомерие.

Поэтому я и не включила в эту главу упражнения на установление психологического контакта. Это слишком индивидуальная тема. Я всего лишь предупреждаю вас: создавайте обстановку доверия с собеседником постепенно и естественным путем. Используйте любые мелочи, чтобы продемонстрировать ему свой профессионализм, и на деле убеждайте его в том, что вам можно верить. Если вы на каждой встрече будете угощать своих клиентов кофе, это ничуть не приблизит дату подписания контракта, а лишь принесет вред вашему собственному здоровью. Намного лучше медленно, но верно на деле убеждать человека в том, что вы честны, откровенны и знаете толк в своем деле.

Если вы научитесь выявлять людей, способных помочь вам приблизиться к поставленной цели, будете использовать методы выведывания для получения от них нужной информации и наладите с ними хороший психологический контакт на основе взаимного доверия, то очень скоро станете незаменимым человеком в своем окружении.

Глава 3. Контрразведка в бизнесе.

На протяжении всего вечера в баре отеля толпились участники выставки, но время было уже позднее, и теперь здесь оставалось всего несколько человек. Мужчина в изрядно помятом костюме уже допивал свой бокал, когда рядом с ним к барной стойке села женщина. Устало положив на соседний стул тяжелую холщовую сумку, доверху набитую проспектами, она мимоходом взглянула на бедж сидевшего в одиночестве мужчины и молча указала на свой, как бы давая понять, что они оба участвуют в одном и том же мероприятии. «Празднуете успех или заливаете горе? — поинтересовалась она. — Посетители в этом году намного активнее, чем в прошлом». Выяснилось, что день для мужчины был чрезвычайно удачным. Пропустив несколько рюмок крепких напитков, он был не против поговорить с незнакомой дамой в строгом деловом костюме. В разговоре он упомянул о том, что по горло сыт своей нынешней работой. Женщина сказала, что ей известно об одной замечательной вакансии, которая будто специально создана для человека с таким опытом работы. Мужчина встрепенулся. Чтобы произвести впечатление на собеседницу, которая могла помочь ему устроиться на высокооплачиваемую должность, он начал хвастаться своими успехами на нынешней работе и заодно рассказал, что раньше работал у себя на родине инженером в секретной лаборатории. Возможно, он кое-что и приукрашивал, но женщина слушала с большим интересом и распорядилась, чтобы бармен налил им еще чего-нибудь.

Этой женщиной в деловом костюме была я, а мужчина был моим объектом, за которым я наблюдала уже долгое время. Обнаружив, что он сидит в одиночестве в баре и уже достаточно много выпил, я поняла, что наступил благоприятный момент. Этот человек, говоривший с жутким акцентом, рассказал все, что мне надо было знать, включая некоторые детали исследований, проводившихся в той самой секретной лаборатории. Заплатив за выпивку и поманив его перспективой хорошей работы, я получила информацию, представлявшую большой интерес для правительства США.

Многие из нас склонны полагать, что уж ктокто, а мы никогда не станем такой легкой добычей. Но прежде, чем упрекать того мужчину, попробуйте поставить себя на его место. Представьте, что вы постоянно находитесь в разъездах: с одной выставки на другую, с работы — на встречу с клиентом — и так без конца. Все дни вы проводите в аэропортах, а ночи — в отелях, ничем не отличающихся друг от друга. Вы живете на чемоданах и редко видитесь с семьей и друзьями. И когда хорошо одетая незнакомая женщина, с которой вы, по всей видимости, занимаетесь одним и тем же бизнесом, приветливо обращается к вам, разве вы упустите возможность поговорить с ней? Я уверена, ему даже в голову не пришло, что он выбалтывает важную и секретную информацию.

Разве вы, будучи на его месте, восприняли бы ситуацию такой, какой она была на самом деле? Сомневаюсь. А если так, вам надо серьезно задуматься о личной и деловой бдительности. Поэтому читайте дальше! В этой главе я ставлю перед собой цель рассказать все, что вам необходимо знать, чтобы защитить себя и свою компанию в мире жесткой конкуренции, где обычные граждане все чаще сталкиваются с угрозами, с которыми раньше приходилось иметь дело только сотрудникам ЦРУ.

Новая реальность — новые правила.

Цель контрразведки в сфере бизнеса — предотвращение кражи вашей информации. Если вы считаете, что можете смело пропустить эту главу, потому что ваша работа не связана ни с какими секретами, подумайте еще раз. Закрытая информация (и ее ценность) — это постоянно меняющиеся понятия.

Когда закончилась холодная война, изменился сам смысл шпионажа. Государственные секреты утратили былую значимость в результате политики открытости и гласности, а также улучшения дипломатических отношений между бывшими врагами. В то же время в сфере бизнеса ценность фирменных секретов в связи с глобализацией экономики вознеслась до небес. Новые технологии убедительно демонстрируют, что наша планета вовсе не так велика, как мы думали раньше. Изменения, происшедшие в экономике после холодной войны, совершили переворот и в сфере шпионажа. Потеряли былую значимость традиционные тайные операции спецслужб на политической арене, но зато возросла их роль в бизнесе. Шпионы, большинству из которых свойственна предпринимательская натура, с радостью подхватили эту тенденцию.

Однако в связи с этими изменениями снизился и уровень предсказуемости шпионажа. Если раньше было совершенно очевидно, за чем охотится КГБ и до каких пределов он может дойти в своей деятельности, то теперь появились совершенно иные цели. Руководители компаний вдруг начали замечать, что во время деловых поездок кто-то в их отсутствие тайно пробирался в номера отелей. Участники специализированных выставок вдруг начали ощущать не наблюдавшийся ранее всплеск интереса к ним. Их стали активно приглашать на различные мероприятия. Деловых людей, путешествующих по миру, все чаще начали тревожить по ночам привлекательные и весьма легко одетые женщины, которым хотелось «попрактиковаться в английском языке». Те, кто не смог устоять перед соблазном, на следующее утро обнаруживали, что у них стало меньше вещей, причем чаще всего пропадали портфели с бумагами и ноутбуки. К американским инженерам китайского происхождения стали проявлять повышенный интерес официальные представители из Китая, которые в открытую предлагали поделиться с ними секретной информацией, ссылаясь на общие этнические и культурные корни. Шпионаж пронизывает весь мир бизнеса, и многих это захватывает врасплох.

Уже в очень скором времени навсегда изменились правила и рамки ведения шпионажа.

Государственные секреты больше не являются главной целью предприимчивых шпионов. Их деятельность переместилась в сферу бизнеса. Причина весьма проста — деньги. По оценкам ФБР, потери от промышленного шпионажа составляют в настоящее время миллиарды долларов ежегодно. Миллиарды! И в этом нет ничего удивительного, если учесть, как много существует способов (законных и незаконных) добыть у компании секретную информацию. Вот лишь некоторые из них:

• изучение открытых публикаций;

• копание в мусорных корзинах для бумаг;

• электронная слежка[2];

• опрос уволившихся сотрудников;

• незаконное воспроизведение похищенных или приобретенных образцов продукции;

• проникновение в компьютерные сети;

• сбор информации втемную на всевозможных выставках и конференциях;

• внедрение своих людей в компанию;

• анализ прессы;

• анализ сетевого трафика компании;

• компьютерные кражи;

• сведения, получаемые по запросам со ссылкой на Закон о свободе информации;

• анализ патентов;

• создание фальшивых вебсайтов и порталов от имени компании;

• похищение личной идентификационной информации (номеров кредитных карт, паспортных данных, паролей);

• засылка подставных кандидатов на работу;

• анализ деловых поездок сотрудников компании;

• получение информации от консультантов и подрядчиков компании;

• похищение информации нелояльными сотрудниками с целью продажи;

• компьютерные вирусы;

• конфискация носителей информации властями иностранных государств во время деловых поездок;

• переманивание ключевых специалистов.

Для добывания и использования в собственных целях закрытой информации в ход идут любые средства — от анализа открытых источников до явных преступлений (например, шантажа). Задача промышленной контрразведки состоит в том, чтобы выявлять шпионаж и сводить к минимуму причиняемый им ущерб.

Прочитайте эту главу, даже если считаете, что ваша нынешняя работа никак не связана с секретами в их традиционном понимании. Разумеется, компании, реализующие сверхсекретные проекты по заказу государства имеют собственные службы безопасности, в которых, как правило, работают бывшие сотрудники ЦРУ и ФБР. Они проводят тщательный инструктаж сотрудников, допущенных к секретной информации. Но если те сведения, с которыми вы имеете дело каждый день, официально не классифицированы как секретные, это еще не значит, что они не представляют для кого-то существенной ценности.

Так, например, служащие отдела кадров имеют доступ к личной информации, касающейся других сотрудников фирмы, и знают о предстоящих изменениях в их служебном положении. Юристы, бухгалтеры и финансисты обладают не подлежащей разглашению информацией о клиентах компании. Многие правительственные чиновники знают о предстоящих изменениях в нормативно-правовой сфере, касающихся вашей компании. Персонал медицинских учреждений владеет личной информацией соответствующего характера о сотрудниках. Программисты имеют доступ к исходным кодам всего программного обеспечения. Ученым, принимающим участие в научных исследованиях и опытных конструкторских разработках, известны перспективы развития компании. Секретари знают домашние адреса, расписание поездок и встреч руководителей. Системные администраторы имеют доступ ко всем электронным базам данных. Уборщицы могут проникнуть в любое помещение и получить доступ к любому компьютеру, когда в здании никого нет. Этот список можно продолжать до бесконечности. Столь же бесконечны и источники утечки информации.

Прежде чем вы начнете возражать, что существуют законы, положения, правила внутреннего распорядка и моральные нормы, которые должны удерживать людей от злоупотребления служебной информацией, вспомните о реальности. Да, все эти случаи незаконны, нечестны, аморальны и неправильны, но они происходят. Люди торгуют секретами фирмы. Исходные характеристики и коды новой продукции попадают к заморским производителям, которые выпускают их пиратские версии. Желтая пресса добывает и публикует закрытые медицинские данные, касающиеся известных людей (вспомните хотя бы Бритни Спирс или Уитни Хьюстон). Кинофильмы и музыкальные альбомы появляются на прилавках еще до того, как их официально выпускают в продажу. Служащие продают информацию, неосторожно выбалтывают ее или просто случайно забывают свой ноутбук в такси. Такое тоже случается.

Нравится вам это или нет, но громадный рынок украденной информации существует и процветает. Люди, зарабатывающие на этом рынке, не остановятся ни перед чем, чтобы добыть нужные сведения либо у таких же бессовестных и аморальных сообщников, либо у ни о чем не подозревающих граждан.

Вам еще не кажется, что вы сходите с ума? Конечно, сложившаяся практика защиты информации и юридические нормы, ограничивающие ее распространение, могут оказать вам большую помощь, но возможности юридических и технических средств ограничены. Можно смело утверждать, что не существует абсолютно надежных методов защиты секретных сведений от людей, пытающихся их добыть. Ваша главная защита — это обостренная бдительность и способность вовремя разглядеть угрозу. А для того, чтобы усовершенствовать эти навыки, необходимо понять, как действует противник.

Контрразведывательное упражнение.

Чтобы почувствовать, что кто-то ненавязчиво хочет получить у вас информацию, необходимо хорошо разбираться в тонком искусстве выведывания. Это упражнение по сравнению с тем, которое вы выполняли в предыдущей главе, имеет бльшую направленность в сферу бизнеса. Если вы почувствуете, что это лишь повторение пройденного, ничего страшного. Чем чаще вы будете проделывать эту ментальную гимнастику, тем легче вам будет выявить людей, которые стремятся выкачать из вас какието сведения.

Это упражнение состоит из двух частей. В одной из них участником является незнакомый человек, а во второй — один из ваших коллег.

Первым делом вам надо найти объект, с которым вы ранее не были знакомы. Лучше всего, если это будет случайный человек, например попутчик, сидящий рядом с вами в самолете или поезде. Используя навыки выведывания, приобретенные в главе 2, вы должны узнать нечто конкретное о профессиональных планах собеседника. В зависимости от рода его занятий это может быть желание перейти на другую работу, получить долгожданное повышение по службе, выйти на пенсию или добиться какогото определенного результата в работе.

Решить эту задачу нетрудно, так как требуемая информация не выходит за рамки содержания обычной беседы двух попутчиков. Однако все не так просто. Задание носит комплексный характер и состоит из множества элементов. Чтобы достичь своей цели, вам надо первым делом вступить в разговор и установить психологический контакт, ненавязчиво выяснить, в какой области работает собеседник, плавно перевести ход беседы на эту отрасль деятельности, затем на личную карьеру объекта и только потом на его профессиональные планы.

Хотя сама по себе искомая информация может быть легко добыта в ходе непринужденной беседы между двумя попутчиками, главная цель этого упражнения состоит в том, чтобы составить не вызывающую подозрений логическую цепочку тем и вопросов, побуждающую собеседника поделиться с вами нужными сведениями.

В условиях, когда перед вами стоит конкретная цель, а время ограничено, очень часто бывает так, что объект постоянно сбивается на какието посторонние темы. Пусть вас это не удивляет и не раздражает. С сотрудниками ЦРУ такие вещи происходят постоянно! Иногда вам нужен всего лишь один ответ на простой вопрос, а ваш объект выдает бесконечный монолог о проблемах, которые возникают у него во взаимоотношениях с тещей. Что делать: пытаться управлять ходом беседы или позволить ей развиваться естественным образом? Здесь нужно отыскать тонкий баланс.

Затем повторите данное упражнение с уже знакомым человеком. Для этого необходимо выбрать коллегу, с которым вы связаны по работе, но не поддерживаете близких личных отношений. У него вы тоже должны получить сведения о его карьерных планах или о проекте, над которым он работает в настоящее время.

Вы очень быстро обнаружите, что выведывать информацию у человека, с которым вас связывает общее место работы, значительно проще. Вы достигнете своей цели быстрее, чем с незнакомым объектом. И в этом нет ничего удивительного, ведь в данном случае вы имеете дело с человеком, который знает, кто вы и где работаете. У вас есть естественный повод задавать интересующие вопросы. В отличие от первой части упражнения, вам не надо тратить время на установление психологического контакта и издалека подбираться к нужной теме.

«И в чем тут смысл?» — спросите вы. Дело в том, что эффект доверительности в общении между людьми, у которых есть что-то общее, хорошо известен тем, кто промышляет кражей информации. Именно поэтому в эпизоде, описанном в начале данной главы, я была в деловой одежде, имела при себе сумку с проспектами и бедж участника выставки. Эти детали моментально создали чувство общности между мной и объектом. Мы были участниками одной выставки, что предполагало работу в одной и той же отрасли, а это означало, что мы можем говорить друг с другом на профессиональные темы более открыто, чем с абсолютно незнакомыми людьми. Если бы я подошла к объекту в случайном месте, в одежде, характерной для обычного туриста, и попыталась завязать с ним разговор, мне пришлось бы приложить куда больше усилий, чтобы выйти на интересующую меня тему, а мой объект, скорее всего, счел бы мое поведение подозрительным и неестественным.

Рекомендации по обеспечению безопасности.

Теперь, когда у вас уже есть опыт выведывания в различных ситуациях, вам будет легче распознать предупреждающие сигналы о том, что кто-то пытается манипулировать вами с целью получения информации. Вот еще несколько советов, которые помогут вам защитить себя.

• Берите с собой в поездки лишь столько информации, сколько требуется. Подумайте о том, чтобы приобрести ноутбук, предназначенный исключительно для поездок. В нем не должно быть никаких личных данных, сохраненных паролей и другой важной информации. Воспользуйтесь техническими средствами, защищающими информацию, например биометрическими ограничителями доступа к компьютеру, съемными жесткими дисками, программами шифрования и уничтожения информации.

• Старайтесь не пользоваться интернетом в общественных местах. Старайтесь избегать интернеткафе, компьютеров, которые предлагают бизнесцентры при отелях, открытого доступа к Wi-Fi. Если вы не в состоянии контролировать безопасность публичных сетей, то, по крайней мере, пользуйтесь ими осмотрительно.

• Уничтожайте ненужные бумаги! Это общепринятое правило, но его уместно повторить. Люди, шарящие по вашим мусорным корзинам, ничего не смогут поделать с бумажной лапшой, оставшейся после измельчителя бумаг.

• Не оставляйте ненужных следов. Работая в интернете, соблюдайте осторожность — ведь ваши личные данные могут оказаться в свободном доступе. Недавно я помогала одному знакомому отыскать следы, оставленные им в интернете, и уже через несколько минут нашла сведения о том, где он работал учителем, его фотографию, данные о его тренерской работе и расписание игр команды на весь сезон с указанием мест, где они будут проводиться. Я так же обнаружила его сообщения на сайте любителей хорошей кухни, где он просил порекомендовать ему рестораны в некоторых зарубежных странах с указанием времени, когда он там будет. В находящихся в свободном доступе базах данных о продаже недвижимости я обнаружила его адрес и стоимость дома. Если бы я собиралась ограбить его жилище, то у меня в распоряжении был бы длинный список дат, по которым его не будет дома.

• Будьте осторожны в социальных сетях, блогах и Тwittеr. Это, конечно, прекрасные средства для поддержания связи с друзьями и родственниками, но ими надо пользоваться, учитывая то, что кто-то может следить за вашей перепиской с не самыми добрыми намерениями. Как бы вы ни настраивали программу защиты данных, необходимо понимать, что эти сети предназначены для обмена информацией, а не для ее защиты.

• Не поддавайтесь ложному чувству безопасности, беседуя со знакомыми и коллегами. Ваш сосед по кабинету стал слишком разговорчивым с вами? Возможно, он метит на вакансию, которая предназначалась вам. Да и у вашего знакомого, с которым вы сидите в баре, тоже могут быть не самые благовидные причины задавать так много вопросов.

• Доверяйте своей интуиции. Если внутренний голос подсказывает вам, что что-то не так, немедленно принимайте меры. Смените тему разговора, отвлеките собеседника на другое занятие или, если необходимо, покиньте помещение. Если собеседник настойчиво крутится вокруг одной и той же темы, которая вам неприятна, то он либо плохо воспитан, либо рассеян, либо пытается что-то узнать у вас. В любом случае это достаточный повод, чтобы прекратить разговор.

• Установите четкие границы. Иногда во время собеседования возникает большой соблазн поделиться какойто информацией, чтобы продемонстрировать свои знания о компании, в которой вы работали прежде. Однако необходимо помнить, что лицо, проводящее собеседование, должно интересоваться исключительно вашими личностными качествами, а не бывшим работодателем.

• Оставьте выпивку на потом. Иногда так хочется выпить или принять снотворное, чтобы хоть немного отдохнуть и расслабиться во время долгих перелетов через несколько часовых зон, когда ваш «внутренний будильник» выходит из строя. Однако будьте осторожны. Алкоголь — лучший друг шпиона. Я сама не раз предлагала своим объектам выпить, чтобы притупить их бдительность и вовлечь в пьяную болтовню. Вы можете искренне считать, что полностью себя контролируете, но поверьте мне: даже легкое опьянение делает вас куда более легкой добычей.

В мире, где информация имеет свою стоимость, необходимо быть бдительным. Однако я хочу предостеречь вас от мании преследования, даже если вам кажется, что я противоречу сама себе. Я знала многих сотрудников ЦРУ, которые так заботились о конспирации, что в разговоре с собеседниками не сообщали о себе вообще никаких личных сведений. Такое поведение не только затрудняет нормальную беседу, но и вызывает подозрения.

Кроме того, реальность такова, что контрразведка в сфере бизнеса осуществляется главным образом на организационном, а не на личном уровне. Если вы не руководитель высшего звена, у вас мало шансов стать объектом интереса охотников за информацией — за исключением тех случаев, когда вы действительно ею располагаете и, помимо этого, обладаете некими уязвимыми чертами личности (другими словами, если вы оказались не в том месте и не в то время). Если только вы не занимаете какуюто ключевую должность и не имеете доступа к сведениям, не подлежащим разглашению, шпионы обычно рассматривают вас лишь как один из множества безликих источников информации (какого бы высокого мнения о себе вы ни были). Для них вы один из многих путей к искомым сведениям. В результате даже простейшие меры безопасности и элементарная бдительность сильно снижают ваши шансы стать жертвой аферистов и жуликов. Грабитель всегда обойдет стороной дом, где во дворе лает собака, и выберет себе объект поспокойнее. Точно так же и охотники за секретами выбирают себе самую легкую добычу.

Тем не менее осторожность и наблюдательность еще никогда никому не вредили. Они помогут избежать и промышленного шпионажа, и козней коллеги, который метит на ваше место. Фундаментальные основы контрразведки являются ценным инструментом независимо от того, летите вы в Шанхай первым классом или едете на метро домой.

Контрразведывательное обеспечение на организационном уровне.

Вопросы контрразведывательного обеспечения целой компании или организации всегда представляют бльшую сложность, чем обеспечение безопасности конкретного лица, и это объясняется многими причинами.

Чрезмерные меры безопасности на организационном уровне не только не способствуют работе, но обычно даже мешают ей. Если отдельный человек слишком заботится о сохранении в тайне личной информации, он может показаться окружающим всего лишь чудаком или высокомерным типом. Но если целая организация прячется за забором секретности, то успехов в бизнесе ей не видать. Можете ли вы представить себе компанию, где сотрудникам и даже руководителям не разрешают обмениваться информацией между собой? Конечно, в этом случае данные будут надежно защищены, но в таких условиях невозможно принять ни одного решения.

Организационные меры безопасности, по определению, снижают уровень коммуникации и сотрудничества. Таким образом, обеспечение безопасности имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Какая бы степень секретности ни была установлена в организации, в ней должен существовать некий уровень прозрачности и коммуникации, чтобы в полной мере использовать интеллектуальный капитал сотрудников, минимизировать дублирование в работе, да и просто снабжать персонал информацией, необходимой ему для выполнения своих обязанностей. Отыскание баланса между коммуникацией и безопасностью — непростая задача. В ЦРУ предпринимались бесконечные попытки примирить между собой взаимоисключающие указания свыше, которые предписывали, с одной стороны, делиться информацией, а с другой — защищать ее. В разведывательном сообществе идет постоянная борьба между аналитиками, которые требуют полного доступа к информации, чтобы представить на выходе готовый разведывательный продукт, и оперативными работниками, которые не понаслышке знают, к каким катастрофическим последствиям может привести утечка сведений. Однозначного решения здесь быть не может, и руководители ЦРУ уже привыкли разруливать эти конфликты.

Контрразведывательное обеспечение на организационном уровне представляет сложность еще и потому, что его методы могут иметь существенные отличия в зависимости от отрасли, продукции, положения на рынке, сложности производства, уровня конкуренции, географического положения и даже общего состояния экономики. Тем не менее обеспечение собственной безопасности необходимо независимо от того, ведете ли вы свой бизнес в одиночку, сидя дома в пижаме, или владеете транснациональной корпорацией, имеющей филиалы во всем мире. Даже если у вас всего один конкурент (к примеру, ваш завистливый коллега), это достаточно веская причина, чтобы подумать о защите своего конкурентного преимущества.

Большинство компаний ошибочно полагают, что достаточно обеспечить физическую и техническую охрану здания и компьютерных сетей, чтобы защититься от промышленного шпионажа или саботажа. Но если вы полагаетесь только на дверные замки и пароли, то вы беззащитны перед людьми, у которых есть соответствующий ключ или пароль. Ваш бизнес безопасен лишь настолько, насколько надежен ваш самый аморальный, обиженный или погрязший в долгах сотрудник. Любой человек, промышляющий кражей секретов, подтвердит, что планы по обеспечению контрразведывательной безопасности, в которых не уделяется внимания человеческим слабостям, могут считаться в лучшем случае неполными. Познакомьтесь со следующим болезненным уроком, который вынесла для себя контрразведка.

На протяжении нескольких десятилетий ЦРУ было уверено, что располагает эффективной разведывательной сетью на Кубе. Агентурная сеть состояла в основном из недовольных кубинских государственных служащих, которые приходили в американское посольство и предлагали свои услуги в сборе разведывательной информации. Утверждая, что мотивом их работы на иностранную разведку является недовольство режимом Фиделя Кастро, они снабжали ЦРУ детальной информацией, которая подтверждалась через другие независимые источники. Мало того, большинство кубинских агентов прошли проверку на детекторе лжи, что устранило последние сомнения в их надежности. В связи с тем, что получаемые от этих информаторов сведения использовались при принятии важных политических и военных решений, правительство требовало все новой и новой информации. Со временем агентов стали использовать не только для сбора информации. Им начали поручать более деликатные миссии, а некоторые даже прошли подготовку на уровне сотрудников спецслужб в области агентурной связи и тайных операций. А затем разразилась катастрофа. В конце 80х годов все операции ЦРУ на Кубе потерпели сокрушительный провал после того, как высокопоставленные сотрудники кубинских органов безопасности выступили с разоблачениями. Оказалось, что большинство, если не все «предатели», завербованные ЦРУ, — это двойные агенты. Они не просто дезинформировали ЦРУ, но и докладывали кубинскому правительству о характере получаемых ими секретных заданий, а также о том, как осуществлялась подготовка к ним. В результате у руководства кубинской разведки было абсолютно ясное представление о степени осведомленности (или неосведомленности) и, самое главное, о методах работы ЦРУ. Были поименно выявлены сотрудники американских спецслужб, работавшие под прикрытием. На волне этих разоблачений Кастро публично обвинил США в проведении на протяжении многих лет подрывной деятельности против Кубы, а кубинское телевидение показало скрытые видеосъемки действий сотрудников ЦРУ, которые полагали, что находятся в полной безопасности.

Фиаско с кубинскими двойными агентами осталось черной страницей в истории ЦРУ. Была проведена огромная работа, чтобы понять, в чем была допущена ошибка.

В многочисленных отчетах и расследованиях вина возлагалась и на полиграфологов, не сумевших выявить признаков обмана со стороны информаторов, и на оперативных работников, которые не смогли заметить, что за ними ведется постоянное наблюдение, и на политиков, которые оказывали давление на ЦРУ и требовали увеличить объем поступающей с Кубы информации, несмотря на некоторые очевидные нестыковки и тревожные сигналы. Однако факт остается фактом: кубинские двойные агенты смогли преодолеть технические средства проверки (их долго готовили к тестам на полиграфе), а органы безопасности Кубы доказали свою изобретательность в общении с нашими секретными сотрудниками.

Существуют ли подобные угрозы в мире бизнеса? К сожалению, да. Об этом свидетельствует следующий пример.

Основатель крупной строительной компании Натан считал себя достаточно подкованным в плане обеспечения физической и технической безопасности. Столкнувшись в свое время с кражей оборудования на нескольких объектах, он разработал хитроумную систему защиты своего офиса и строительных площадок. Каждый сотрудник в конце дня должен был заполнить памятку по вопросам безопасности, в которой, казалось, не было никаких упущений. Кроме того, Натан нанял консультанта по вопросам информационных технологий, который снабдил все компьютеры компании самой современной защитой. Сотрудники даже не догадывались, что босс периодически следит за тем, как они пользуются интернетом, и читает их электронную переписку. Он полагал, что вправе знать, чем занимается его персонал в рабочее время. Натан считал себя знатоком людей и, хотя штат компании с годами существенно увеличился, по-прежнему лично беседовал с каждым принимаемым на работу и нередко отвергал соискателей, поскольку интуиция подсказывала ему: человек что-то утаивает. Несмотря на довольно сильную конкуренцию, дела у компании шли неплохо, но в 2008 году она начала терять заказы один за другим. К середине года финансовое состояние ухудшилось настолько, что Натану пришлось уволить нескольких руководителей проектов и офис-менеджера. Руководствуясь принципом справедливости, он уволил тех, кто позже других устроился к нему на работу. Вскоре после этого для компании вновь наступила счастливая полоса. Она выиграла несколько конкурсов на застройку. К Натану вернулась уверенность в будущем, и он начал подумывать о том, чтобы вернуть уволенных сотрудников, но обнаружил, что картотека, где он хранил все личные данные на сотрудников и клиентов, исчезла. Тогда Натан обратился к интернету, чтобы восстановить утерянные контакты с офис-менеджером, которая была уволена, проработав в компании всего год. Но поиск в интернете принес ему не только контактную информацию. Он с ужасом обнаружил, что офис-менеджер, которая была его незаменимой и доверенной помощницей и которой он полностью доверял, была невесткой его главного конкурента, имевшего репутацию человека, склонного к нечестной игре. Глядя на объявление о свадьбе и фотографию, с которой на него с улыбкой смотрели его бывшая помощница и ее новоиспеченный свекор, Натан понял, что преследовавшие компанию неудачи — это не просто невезение. Офис-менеджер помогала ему анализировать и оформлять все конкурсные заявки, в том числе ценовые предложения. Именно эти заказы и были потеряны в прошлом году, а получил их как раз тот человек, который с гордой улыбкой красовался на свадебных фотографиях. Было совершенно ясно, что помощница Натана «сливала» информацию будущему свекру, а тот предлагал на конкурсе более низкие цены. В довершение всех бед до Натана вдруг дошло, что картотека, которую он вел в течение многих лет, тоже пропала не случайно: ее исчезновение совпало с датой увольнения офис-менеджера. После консультаций с юристом Натан решил отказаться от судебного преследования своей бывшей сотрудницы. Его профессиональная гордость была уязвлена, ему казалось, что конкуренты будут смеяться над ним за такой промах. Несмотря на восстановление прежних финансовых позиций, Натан был глубоко потрясен и понял, что никогда больше не сможет доверять своей интуиции в оценке окружающих.

В обоих примерах двойным агентам удалось причинить огромный ущерб, и это объясняется главным образом тем, что обе организации слишком полагались на свою систему защиты, которая, однако, была далеко не безгрешной. После прохождения начальной проверки двойные агенты были признаны заслуживающими доверия, после чего могли беспрепятственно вести подрывную работу внутри организации.

Необходимо также отметить, что хотя обе организации тратили немалые средства на свою техническую и физическую защиту, проникновение в них было осуществлено относительно легко. В первом примере кубинские двойные агенты просто приходили в американское посольство и инициативно предлагали свои услуги. Во втором случае предательница без труда получила должность, позволявшую ей добывать важную для конкурентов информацию. Зачем копаться в компьютерных сетях, прослушивать телефоны и преодолевать сложную систему заграждений, если можно просто послать к объекту своего агента? И все же многие компании тратят громадные суммы на защиту помещений и компьютеров, игнорируя при этом многие риски, таящиеся внутри их самих.

В обоих примерах процесс проверки дал сбой. Кубинские двойные агенты смогли обмануть детектор лжи, а представленная ими информация нашла подтверждение через другие источники. Офисменеджер произвела впечатление компетентного работника, заслуживающего доверия. Несмотря на всю важность эффективной первичной проверки, о которой мы более подробно поговорим в следующей главе, она представляет собой лишь малую часть системы контрразведывательной защиты. Чтобы действительно обезопасить свою организацию от промышленного шпионажа и саботажа, надо исходить из предположения, что нежелательные элементы уже находятся внутри.

Кое-кому, особенно тем, кто привык доверять своим сотрудникам и ценить их, может показаться, что предположение о наличии внутренней угрозы граничит с паранойей. Ведь если начать рассматривать всех коллег как потенциальных шпионов, ни о какой сплоченной команде не может быть и речи. Именно поэтому необходимо, чтобы предположение о внутренней угрозе было не доминирующим убеждением, а лишь гипотезой, на которой будет строиться практическая работа по контрразведывательному обеспечению организации.

Я предлагаю вам несколько советов по позитивному и продуктивному использованию этой гипотезы.

1. Присмотритесь к кругу своих связей. Очень многие бизнесмены и руководители компаний, поднимаясь по карьерной лестнице, стараются поменьше оглядываться назад. В конце концов, кому хочется вспоминать времена, когда ты жил в бедности? Однако если вы, поднявшись на вершину, начнете окружать себя исключительно равными себе по уровню доходов и положению людьми, то потеряете важный источник информации. Как вы считаете, кого разведчик ЦРУ завербует скорее: видного дипломата, который является выходцем из богатой семьи, или клерка, который разбирает в посольстве почту, уже десять лет не получал повышения по службе и вынужден содержать больных родителей и троих малолетних детей? У мелкого служащего гораздо больше уязвимых мест, и он имеет доступ к тем же самым документам, что и дипломат. Именно поэтому он станет первой целью вербовщиков.

Это, конечно, не значит, что вы должны воспринимать всех своих подчиненных низкого уровня как потенциальных шпионов. Просто вам не стоит терять связь с людьми на самых разных уровнях. Имея репутацию открытого и готового к общению человека, вы будете располагать бльшим количеством источников информации, которые сразу же поставят вас в известность, если что-то пойдет не так. Кроме того, промышленный шпионаж, как правило, начинается с внешне безобидных попыток. Подчиненные могут вовремя предупредить вас о том, что к компании начал проявляться нездоровый интерес. Ночная уборщица может, к примеру, заметить, что кто-то роется в мусорных баках вблизи фирмы, а работник отдела кадров — сообщить, что несколько ваших сотрудников вдруг уволились и перешли на работу к конкуренту. Если подчиненные не верят, что вы их внимательно выслушаете, то не станут обращаться к вам с подобными сомнениями и вы лишитесь возможности своевременно отреагировать на надвигающуюся угрозу.

2. Используйте анализ и интуицию. Оперативные сотрудники ЦРУ передают собранную разведывательную информацию аналитикам, которые сводят воедино отрывочные данные и на их основе выявляют определенные тенденции и еле заметные изменения. Если в вашей организации нет собственного отдела безопасности, то заниматься таким анализом придется лично вам.

В большинстве компаний очень тщательно анализируются финансовые показатели и рыночные тренды, но игнорируется другая информация, которая может иметь ничуть не меньшую значимость. Вашими главными союзниками в этом деле должны стать люди, которые имеют постоянный и непосредственный контакт с персоналом и клиентами. Обычно это сотрудники отделов продаж, сервиса и кадров.

Тенденции, на которые следует обращать внимание, могут быть самыми разными в зависимости от сферы деятельности компании, но есть определенные общие признаки, которые должны отслеживаться и в малых, и в крупных организациях.

• Где работают ваши бывшие сотрудники?

• Какие категории сотрудников увольняются чаще других (по отделам, направлениям, специальностям и трудовым навыкам)?

• Откуда приходят новые работники?

• Что говорят о вашей компании в обществе?

• К кому переходят потерянные вами клиенты?

• Насколько быстро конкуренты реагируют на изменения и новшества в вашей работе?

Если при анализе ответов на эти вопросы начинают вырисовываться какието тенденции, это может свидетельствовать о том, что кто-то охотится за вашими талантами, пытается подмочить вашу репутацию или крадет фирменные секреты. Многие компании пытаются получать ответы на эти вопросы, используя опросные листы, которые сотрудники заполняют при увольнении, или изучая степень удовлетворенности клиентов. Хотя такие сведения тоже представляют ценность, я всетаки сомневаюсь, что этого достаточно. Во-первых, ответы не всегда бывают объективными. Если говорить об опросных листах, которые заполняют увольняющиеся сотрудники, то давайте признаем честно: лишь немногие пишут в них правду. Люди стараются не портить отношений с бывшим работодателем хотя бы потому, что им потребуется его рекомендация или характеристика при устройстве на новое место. Кроме того, многие просто не хотят указывать подлинную причину своего увольнения. Проще написать, что в число будущих профессиональных обязанностей не входит такое большое количество командировок, чем признаться, что работодатель обещал премию за каждого клиента, которого новый работник переманит со старой фирмы.

Опрос клиентов по поводу степени их удовлетворенности также не отличается объективностью, так как в нем принимают искреннее участие только те клиенты, которые либо полностью довольны вашей работой, либо абсолютно недовольны. Остальные, честно говоря, считают это пустой тратой времени. Нам и без того уже надоели все эти звонки и письма, в которых нас просят высказать свое мнение по поводу качества обслуживания. Я, конечно, понимаю, насколько важно иметь такие данные, но, будучи занятым человеком, в большинстве случаев просто игнорирую подобные опросы.

Есть много консалтинговых и исследовательских фирм, которые за большие деньги возьмут на себя заботу о ваших данных. Некоторые из них утверждают, что с помощью сложных статистических методов можно исключить из анализа неискренние ответы. Но даже если и так, то, пока все данные будут собраны, расклассифицированы, проанализированы и доложены, а тенденцию можно будет выразить в числовом виде, вы потеряете массу ценного времени.

Вместо этого вам необходимо, как уже говорилось, развить в себе интуитивную способность чувствовать угрозу.

Эта способность основывается на глубоком знании своего бизнеса, поступающей от сотрудников информации и постоянном внимании к малейшим изменениям. Данные факторы позволят вам стать прекрасным барометром, способным улавливать признаки угрозы лучше, чем какие бы то ни было опросники.

3. Прислушайтесь к гонцам, приносящим дурные вести. Для офицеров ЦРУ нет задачи важнее, чем получение секретной информации о группировках и странах, представляющих потенциальную угрозу для США. Сведения о террористических сетях и их планах или данные о военных приготовлениях враждебно настроенных стран имеют куда бльшую ценность, чем, скажем, информация о политических маневрах в дружественных странах. У нас считается, что сотрудники, получившие назначение в Западную Европу, больше просиживают за коктейлями, чем занимаются делом. В целом, как ни странно, получается, что чем большую потенциальную опасность представляет информация, тем больше ценится получивший ее сотрудник и тем лучше это обстоятельство для его карьеры.

В мире бизнеса все наоборот. Здесь никто не хочет приносить плохие вести и никому не хочется прислушиваться к «очернителям действительности». Одна из причин этого заключается в системе поощрений. Как правило, людям в бизнесе платят только за положительные результаты (например, за достижение поставленной цели или соблюдение намеченных сроков). Очевидно, что в этих условиях все сотрудники стараются привлечь внимание начальства к положительным сведениям, которые приближают их к цели и, соответственно, к вознаграждению. В результате руководству докладывают только о достижениях, а проблемы замалчиваются. Такое положение усугубляется по мере продвижения по карьерной лестнице, поскольку доля оклада в вознаграждении становится все меньше, а основная его часть приходится на всевозможные премии и бонусы. В отличие от сотрудника ЦРУ, директору фирмы платят за достижение положительных результатов, а не за выискивание негативных сведений, хотя выявление недостатков тоже входит в его должностные обязанности. Игнорируя тех, кто сообщает ему неприятные новости, он игнорирует потенциальные угрозы.

Вместе с тем умение обращать внимание на отрицательные моменты имеет прямое отношение к выявлению тенденций. Если у вас только один недовольный клиент, это можно списать на неизбежные издержки бизнеса, но если их несколько и все они имеют схожие претензии, это уже угрожающая тенденция, требующая принятия мер. То же самое касается и внутренней жизни организации: массовые увольнения, снижение морального уровня коллектива, кадровая чехарда на руководящих позициях и другие негативные тенденции требуют пристального внимания, даже если они не имеют пока никаких негативных последствий. Я уже высказала свое мнение по поводу всевозможных опросов и теперь хочу дать несколько советов по эффективному мониторингу настроений как внутри фирмы, так и за ее пределами.

• Уделяйте пристальное внимание тем, кто покидает вас с чувством обиды. Один из старших руководителей компании должен проводить собеседования со всеми увольняющимися сотрудниками. ЦРУ уделяет самое пристальное внимание тем, кто увольняется из его рядов с чувством недовольства. Такой человек, накопивший за годы работы массу секретной информации, может представлять собой опасность. То же самое можно сказать и о недовольных сотрудниках компаний. Собеседования при увольнении, проводимые в доброжелательном тоне и на условиях конфиденциальности, могут дать значительно больше информации, чем опросные листы, поскольку могут вскрыть оправданные претензии в адрес отдельных сотрудников или какието их неблаговидные действия, требующие немедленного реагирования. Даже если увольняющийся работник был ни на что не годен и ему не место в вашей компании, беседа с ним принесет вам пользу. Во-первых, вы сможете понять, какие ошибки были допущены во время его приема на работу, и внести коррективы в процесс подбора персонала. Кроме того, если человек увольняется с чувством недовольства, он представляет собой потенциальную угрозу, так как может передать информацию конкурентам, подмочить вашу репутацию или даже саботировать проекты, над которыми работает компания. Разумеется, большинство увольняющихся так поступать не станут, но, если они покинут вашу фирму без обид, всем будет только лучше. В ЦРУ существует целая система работы с увольняющимися сотрудниками. С ними проводится множество бесед, чтобы убедиться, что они полностью понимают причины своего увольнения и, самое главное, риски, которые возникают при этом для них самих и для организации.

• Отслеживайте настроения среди клиентов. Не ограничиваясь опросами клиентов по поводу качества их обслуживания, постарайтесь почувствовать, какие настроения царят в их среде. Вам кажется, что для этого надо обладать телепатическими способностями? Вовсе нет. Просто представьте себе две длинные очереди: в одной часами стоят люди в надежде первыми купить последнюю версию iРhоnе, а во второй — пассажиры в аэропорту, осаждающие стойки регистрации после отмены рейса. В первой очереди царит радостное ожидание, а во второй — усталость и раздражение. Это две основные модели настроений ваших клиентов. Конечно, на клиентов могут влиять многие факторы, которые находятся вне вашего контроля. Но точно так же, как сотрудник ЦРУ идет на вербовку агента, хорошо представляя себе, как тот относится к США, так и стратегия компании должна исходить из настроений, бытующих в среде клиентов независимо от того, какими причинами они обусловлены.

• Заботьтесь о репутации компании. Практически о каждом продукте и каждой услуге в интернете можно найти отклики потребителей. Вы должны знать, что люди говорят о вашей организации как на крупных отраслевых сайтах, так и в частных блогах и комментариях. Попробуйте сами набрать название своей компании в одной из популярных поисковых систем и посмотрите, что о ней пишут. Настройте поисковую систему таким образом, чтобы вам становилось известно о каждом новом упоминании компании в интернете. Возможно, вы не согласны с тем, что о вас пишут, но вам необходимо это знать. В ЦРУ существует распоряжение для всех действующих и бывших сотрудников предоставлять рукописи и черновики своих книг, статей и выступлений для проверки, прежде чем они появятся в открытом доступе. Конечно, в сфере бизнеса такое вряд ли возможно, но если вы не в состоянии подвергать цензуре критические высказывания о вас, то это еще не значит, что вы должны их игнорировать.

4. Признайте наличие слабых сторон. К чести большинства известных бизнесменов надо сказать, что они сосредоточены на развитии своих сильных сторон и сведении к минимуму слабых. Но жизнь такова, что даже самая сильная черта при определенных обстоятельствах одновременно может оказаться и самой большой слабостью.

Во-первых, чем больше насыщен рынок и чем выше конкуренция, тем уязвимее к шпионажу становится самый сильный игрок. В сфере деятельности спецслужб это проявляется в том, что США резко наращивают разведывательную деятельность во времена экономических кризисов и военных конфликтов. В бизнесе нередко бывает, что самый слабый из конкурентов в такие периоды готов пойти на все и становится крайне агрессивным и неразборчивым в средствах. Если ваша организация занимает лидирующее положение в какойто области, вы можете этим гордиться, только при этом помните о необходимости прикрывать тылы.

Сила может обернуться слабостью и в том случае, когда фирменные секреты, обеспечивающие вам конкурентное преимущество, становятся объектом устремлений всех противников, стремящихся их украсть.

Что касается секретных служб, то заметнее всего это проявляется в такой области, как нераспространение ядерного оружия. Поскольку обладание таким оружием может обеспечить враждебным странам недопустимое военное преимущество, сотрудники ЦРУ неустанно работают, чтобы выявить работу над ядерными программами и пресечь ее. Чем выше степень разработки ядерной программы, тем большие ресурсы бросаются на ее подавление. В связи с этим ядерная программа может оказаться для соответствующей страны не столько преимуществом, сколько уязвимым моментом, так как она привлекает к себе больше внимания ЦРУ, чем хотелось бы правительству.

В области бизнеса превращение сильных сторон в фактор уязвимости означает, что ваше конкурентное преимущество одновременно становится главным объектом устремлений всех конкурентов. Вы считаете своей сильной стороной непревзойденное качество обслуживания клиентов? В этом случае вам может причинить немалый ущерб кампания очернения в печати, организованная соперниками. Ваша сила заключается в том, что вы умеете привлекать на свою сторону талантливых людей? Тогда охотники за головами, оплачиваемые конкурентами, бросят все силы на то, чтобы переманить ваших работников. Вашей сильной стороной являются технические инновации? Тогда недруги пойдут на все, чтобы скопировать вашу документацию. Вы обеспечиваете себе преимущество за счет низких цен? Конкуренты могут попытаться подкупить ваших поставщиков или продублировать вашу систему поставок и сбыта.

Вы должны хорошо знать слабые стороны конкурентов, чтобы понять, в чем заключается ваша уязвимость. Ведь конкуренты всегда нацелены на то, чего им не хватает и что имеется в избытке у вас. Например, если у конкурента отсутствует эффективная маркетинговая стратегия, относитесь к собственному отделу маркетинга с особым вниманием, так как его сотрудников, возможно, попытаются переманить.

Знание собственных слабых сторон поможет вам выработать стратегию по защите своих конкурентных преимуществ от всех потенциальных угроз.

«Красная группа».

В стенах ЦРУ есть специальное помещение, где работают параноики, пессимисты, сторонники теории заговоров и авторы идей, доходящих до крайних пределов нелепости. Это так называемая «красная группа», задача которой заключается в том, чтобы выдумывать самые изощренные и по большей части неосуществимые сценарии провалов и катастроф, а затем анализировать, каким образом система безопасности может с ними справиться. Если кто-то утверждает, что их идеи абсолютно немыслимы, они напоминают, что план захвата террористами самолетов и направления их на небоскребы тоже в свое время казался нелепым и смешным.

Назначение «красной группы» состоит в том, чтобы придумывать немыслимое, предсказывать непредсказуемое, а затем анализировать гипотетические последствия. Если вы считаете, что в сфере бизнеса подобная тактика не имеет смысла, вспомните, какой «непредсказуемый» ущерб причинили субстандартные ипотечные кредиты всей финансовой отрасли, да и практически всем остальным секторам экономики. Будущее таких титанов экономики, как аэрокосмическая отрасль и розничная торговля, до сих пор остается весьма туманным. А ведь совсем недавно руководители этих отраслей считали абсурдной саму мысль о грозящем коллапсе.

А если бы они рассмотрели такую возможность хотя бы гипотетически, своевременно обнаружили признаки надвигающейся угрозы и приняли соответствующие меры? Никто не в силах предсказать будущее, но использование методов «красной группы» ЦРУ может помочь как организациям, так и отдельным людям разработать планы действий для самых неожиданных ситуаций.

Упражнение для «Красной группы».

Для этого упражнения вы должны сами для себя стать «красной группой». Упражнение может проводиться как на уровне компании, так и индивидуально. Итак, начнем.

• Выберите двух конкурентов. Они могут быть как реальными, так и гипотетическими. Один из них будет действовать против вас традиционными методами в рамках закона, а второй — применять любые противозаконные и аморальные меры, которые только сочтет нужным.

• Составьте перечень своих сильных сторон и конкурентных преимуществ, которые могли бы стать объектами устремлений соперников.

• Составьте перечень способов, с помощью которых.

• каждый из конкурентов может либо играть на ваших уязвимых сторонах, либо красть/разрушать ваше конкурентное преимущество.

Чтобы добиться от упражнения максимальной пользы, необходимо соблюдать баланс между необузданным полетом воображения и традиционным консервативным мышлением. Если хотите, можете назвать это задание контролируемой паранойей. Конечно, не стоит вписывать в число угроз для вашего предприятия нашествие зомби, но вместе с тем необходимо проявлять творческий подход и стараться представить себе невозможное.

Завершив составление перечней, сосредоточьтесь на различиях между угрозами, исходящими от обоих конкурентов. Есть ли между ними принципиальная разница? Может ли быть нанесен существенный ущерб вашему предприятию легальными методами?

Способны ли вы эффективно защитить себя от возможных угроз со стороны двух конкурентов? Если да, то как? А может быть, защита обойдется дороже, чем прибыли от бизнеса?

Использование методики «красной группы» по выявлению и анализу самых невероятных угроз полезно как в плане планирования защитных мероприятий, так и для совершенствования способности интуитивно распознавать риски и возможности. Кроме того, как писал в свое время известный писатель Уильям Берроуз, «быть параноиком — это порой означает располагать всеми фактами».

Обеспечение безопасности в опасном мире.

Разобравшись со своими факторами уязвимости и определив, каким образом конкуренты могут ими воспользоваться, вы можете обеспечить собственную безопасность. Вас удивляет, что это так просто? В мире бизнеса до сих пор господствует заблуждение, что противостоять промышленному шпионажу можно только с помощью дорогих и сложных средств наподобие тех, которые мы видим в голливудских фильмах. На самом же деле контрразведывательное обеспечение бизнеса не такое уж сложное дело. Здесь необязательны секретные пароли и ночные встречи в темных аллеях. Для этого нужны только бдительность, здравый смысл, учет и контроль.

Еще одно распространенное заблуждение заключается в том, что контрразведывательное обеспечение требуется только тем компаниям, в которых стоимость интеллектуальной собственности превышает стоимость материальных активов. Но ведь контрразведка в бизнесе борется не только с хищениями информации. В ее задачи, помимо всего прочего, входит противодействие переманиванию квалифицированного персонала и клиентуры, а также производству пиратской продукции.

Многие полагают, будто объектами промышленного шпионажа могут быть лишь главы крупных компаний или что ему подвержены только организации, ведущие секретные разработки. Ничего подобного: его жертвами могут стать даже самые мелкие фирмы.

Тем не менее существует ряд факторов, повышающих риск промышленного шпионажа:

• частые зарубежные поездки сотрудников;

• субсидии, поступающие из-за границы, или наличие зарубежных партнеров;

• большое количество субподрядчиков;

• уязвимость информационных технологий;

• взаимодействие с иностранными правительствами по нормативно-правовым вопросам;

• недовольные сотрудники (нынешние и бывшие);

• производство продукции, пользующейся популярностью у пиратов;

• уникальные знания, умения и навыки сотрудников в условиях общей нехватки квалифицированных кадров;

• наличие у руководителей уязвимых сторон личности, в частности злоупотребление алкоголем, наркотиками или другое поведение, которое может стать причиной шантажа.

Как видите, какие-то факторы риска вы можете контролировать, а какието — нет. Независимо от того, какой пост вы занимаете, в какой отрасли работаете и кто ваши конкуренты, возможность для промышленного шпионажа и саботажа присутствует всегда, но, если вы будете уделять этим вопросам должное внимание, риск может быть сведен к минимуму. Предупрежден — значит вооружен.

Часть 2. Для внутреннего применения.

Глава 4. Формирование команды: стратегии ЦРУ по подбору и расстановке кадров.

Теперь, когда я разъяснила, насколько реальна угроза саботажа и наличия предателей в рядах компании, и когда вы уже начинаете с подозрением относиться ко всем подряд, вам, пожалуй, будет странно услышать от меня часто повторяемое изречение «Подчиненные — ваш главный капитал». Ведь мы уже пришли к выводу, что персонал — это один из главных факторов уязвимости компании, разве не так?

И все же я не могу не согласиться, что все успехи компании зависят только от таланта работающих в ней людей.

Сотрудники фирмы — ваша главная сила и одновременно главная слабость. Такая двойственность всегда свойственна человеческой натуре.

Система отбора кадров, практикуемая в ЦРУ, не только признает эту двойственность, но и рада ей. Ведь управлению приходится из нескольких тысяч кандидатов отбирать небольшую группу людей, которые должны обладать:

1) незапятнанным прошлым;

2) достаточным психическим здоровьем, чтобы одолеть целую серию психологических тестов;

3) умом и личностными качествами, позволяющими пройти множество собеседований с бывшими негласными сотрудниками, очень хорошо разбирающимися в людях;

4) хорошим физическим здоровьем.

Из этой группы достойных, умных, психически и физически здоровых и симпатичных людей кадровики ЦРУ должны выделить кандидатов, которые, кроме того, готовы во имя своей страны лгать, предавать и красть. Другими словами, тем, кто проводит отбор, необходимо найти людей, способных добиться мастерства в разных неблаговидных делах, но при этом имеющих достаточно высокие моральные качества, не позволявшие им делать это раньше. Кто-то сказал, что идеальный кандидат для ЦРУ — это «примерный бойскаут, в котором дремлют порочные наклонности». Я не завидую кадровикам ЦРУ, которые вынуждены искать в людях такое парадоксальное сочетание качеств.

Лишь очень немногие кандидаты успешно проходят первичный отбор. Из тех, кто с этим справился, кого-то отпугивают низкие начальные заработки на государственной службе и необходимость ежемесячно терять значительную сумму по сравнению с предыдущей работой, а кого-то не устраивает перспектива постоянно лгать друзьям и родным, что неизбежно на негласной работе. Из тех же, кто согласился, большое количество отсеивается в ходе невероятно трудной годичной подготовки. Многие затем уходят сами, столкнувшись с реальностью жизни секретного агента, а некоторых приходится увольнять, когда становится очевидно, что они не пригодны к работе в спецслужбах.

Расходы ЦРУ на подбор и подготовку кандидатов засекречены, но ни для кого не является тайной, что они очень и очень высоки. Ни одна другая организация в мире не может себе позволить тратить такие деньги на пополнение штата.

Но если никто, находясь в здравом уме, не может сравниться с ЦРУ по затратам на наем сотрудников и не в силах содержать громадный штат психологов и полиграфологов, не говоря уже о том, что подготовка и обучение кандидатов длятся не один год, а отсев очень велик, то что же нормальная компания может позаимствовать у ЦРУ в этом плане?

Очень многое.

Должностные требования.

Нет ничего удивительного в том, что ЦРУ, располагая штатом психологов и других экспертов, имеет весьма четкое представление о том, какими качествами должны обладать люди, чтобы стать хорошими сотрудниками секретной службы. Это понимание выкристаллизовалось в течение долгих лет проб и ошибок, а также эмпирических исследований, направленных на то, чтобы выяснить, какие умения и навыки, черты характера, опыт и даже убеждения являются надежными индикаторами, свидетельствующими о том, что кандидаты смогут не просто выполнять работу под прикрытием, но и противостоять связанному с ней эмоциональному давлению. Должностные требования, предъявляемые к кандидатам на эту трудную, важную и порой опасную службу, должны быть предельно информативными и четко выверенными. В вашей компании ставки, пожалуй, не столь высоки, но это не значит, что вам не нужны такие же четкие стандарты для поступающих на работу людей, — если, конечно, вы хотите сформировать из них хорошую команду.

Независимо от того, принимаете вы в штат нового сотрудника, выбираете кандидата на повышение или просто поручаете кому-то временную работу, необходимо ясно представлять себе, каким набором качеств должен обладать данный человек. Все это кажется совершенно очевидным, но мне не раз приходилось наблюдать, как различные организации раз за разом допускают при подборе людей одни и те же ошибки.

1. Упование на интуицию при приеме на работу. Я уже говорила в главе 2, что те, кто считает себя отличными знатоками людей, чаще всего просто переоценивают свои силы и способности. И все же можно на каждом шагу встретить примеры того, как умные в целом люди, обладающие большим жизненным и профессиональным опытом, оценивают кандидатов на работу на основании «внутреннего голоса».

Сторонники такого интуитивного подхода утверждают, что способны сразу определить, кто им нравится, с кем они смогут поладить и с кем им будет приятно работать. Один из руководителей престижной консалтинговой фирмы рассказывал мне, что к тому моменту, когда кандидаты приходят к нему на собеседование, его кадровики уже успевают проанализировать их биографии, уровень образования и опыт работы. Таким образом, он исходит из того, что все кандидаты имеют достаточную квалификацию, и принимает решение главным образом на основании их личностных качеств.

Казалось бы, убедительный аргумент. Ведь, в конце концов, если вы знаете, что два человека имеют примерно одинаковую подготовку, то разве не примете на работу кандидата, который кажется вам более симпатичным?

Однако эта логика небезупречна. Во-первых, даже при использовании всех навыков, которые вы почерпнули из главы 2, собеседование при приеме на работу представляет собой весьма неестественную ситуацию и не позволяет точно оценить деловые и человеческие качества претендента. Кандидат наверняка наденет свой лучший костюм, постарается крепко и уверенно пожать вам руку и выложит самые подходящие ответы (заранее отрепетированные) на ваши вопросы. Завзятый пьяница будет на собеседовании абсолютно трезвым, любитель поволочиться за юбками даже глаз не поднимет на представительниц противоположного пола, а лжец, рассказывая свои истории, будет очень убедительным. В ходе предварительного анализа резюме можно сделать вывод только о том, что кандидат обладает достаточными интеллектуальными качествами, но разве мало в мире умных лжецов, воров и мошенников?

При интуитивном подходе к приему на работу возникает еще одна проблема. Как известно, подобное притягивает подобное. Об этом много пишется в популярной психологической литературе; здесь нет ничего мистического. Просто тенденция такова, что нас влечет к тем, с кем у нас много общего. Нам легче и комфортнее общаться с людьми, с которыми мы учились в одном университете, имеем общих друзей и одинаково проводим свободное время. Проблема в том, что при такой кадровой политике возникает опасность создания слишком однородного трудового коллектива (не говоря уже о том, что это нарушает требования трудового законодательства).

Во время собеседования имейте в виду, что вы не обязаны любить своих подчиненных. Вы должны уважать их, доверять им и работать вместе без конфликтов и неприязни. Дружба на рабочем месте — это лишь удачное стечение обстоятельств, а не обязательное требование. Поэтому в ходе собеседования интуиции можно доверять лишь в том случае, если вы чувствуете что-то неладное, а во всем остальном следует руководствоваться исключительно фактами.

2. Расплывчатые требования. Вторая ошибка, которую мне часто приходится наблюдать, — это слишком неопределенные и яркие формулировки в списке должностных требований. Составление всевозможных заявлений о миссии и ценностях компании уже давно стало поветрием и не могло не коснуться требований к поступающим на работу. Такие условия появляются на сайтах многих организаций, в их рекламных проспектах и объявлениях о вакансиях.

Просмотрев ряд наугад отобранных сайтов крупных компаний и организаций, я обнаружила, что от претендентов на работу требуются следующие качества: «наивысший уровень способностей», «энергия и энтузиазм», «способность к активному сотрудничеству», «безграничная решимость», «совершенный стиль». А как вы думаете, какое качество среди искомых занимает первое место? Страсть. Один работодатель за другим выдвигают в качестве необходимой черты кандидата страсть в различных вариациях. Всего за несколько минут поиска я обнаружила, что от претендентов ожидают проявлений «страсти» к инновациям, людям, технологиям, обслуживанию клиентов, взаимопомощи, совершенству, самосовершенствованию, путешествиям, здоровому образу жизни, конструкторской деятельности, банковскому делу, моде, еде, ботанике, учебе, открытиям, поиску клиентов, коллегам, деталям, системам автомобильного привода, рекламе в интернете и использованию первоисточников. Самым распространенным вариантом, встречающимся буквально на каждом шагу, была «страсть к работе».

С точки зрения маркетинга такие туманные формулировки, возможно, и оправданы, но в функциональном плане совершенно бесполезны. Их было бы лучше заменить на не столь пафосные, но зато более конкретные критерии, по которым будут отбираться и оцениваться претенденты.

Взгляните на объявление, которое я нашла на общедоступном сайте ЦРУ. Вот как там описываются работа будущих секретных агентов и необходимые для этого качества:

Сотрудники имеют дело с быстро меняющимися, неоднозначными и неопределенными ситуациями, в которых необходимо проявлять природную смекалку, эрудицию, владение иностранными языками и знание особенностей различных культур… Им с первых шагов в карьере оказывается большое доверие, но при этом на них возлагается полная ответственность. Работая в составе команд, они должны уметь думать на ходу, использовать здравый смысл и гибкость ума, чтобы принимать быстрые самостоятельные решения. На них возлагаются сложные обязанности, у них ненормированный рабочий день, что требует физического и психического здоровья, энергичности и способности справляться со стрессами. Они должны очень хорошо себя знать. Плюсом является также чувство юмора!

Как видите, здесь перед кандидатами ставятся амбициозные, но значительно более определенные требования, чем «страсть к работе». Что же касается внутренних должностных инструкций, то, поверьте мне, они еще более конкретны.

Тенденция к туманным формулировкам представляет собой лишь симптом значительно более серьезной проблемы, заключающейся в том, что вместо ясного описания требуемых умений и навыков, которые способны привести сотрудника к успеху, используются расплывчатые и нереалистичные параметры (как вам нравится, к примеру, «страсть к коллегам»?).

Не поленитесь разработать конкретные и выполнимые должностные требования для вновь поступающих на работу. Это сэкономит вам массу времени в будущем и позволит сузить круг кандидатов. В этом случае вы с каждым новым сотрудником будете еще на шаг приближаться к тому будущему, которое видите для своей компании.

3. Изобретение велосипеда. Если на одном конце шкалы должностных требований мы видим поэтические, но совершенно бесполезные формулировки, то на другом находятся предельно конкретизированные качества, которых работодатель ждет от претендентов, надеясь собрать в своей компании коллектив, который окажется лучше, чем сумма составляющих его работников. Все требования к кандидатам продуманы до мелочей: образование, опыт, стаж, профессиональная переподготовка. Это делается для того, чтобы новый работник мог немедленно приступить к выполнению порученных задач, но на деле приводит к тому, что для каждой вакансии надо заново изобретать и разрабатывать отдельный набор требуемых качеств. В результате каждый рассматриваемый претендент идеально подходит только на одну должность и при этом полностью устраивает работника отдела кадров, но вовсе не обязательно организацию, куда он поступает на работу.

Эффективная стратегия приема на работу должна находиться гдето посредине между этими двумя крайностями. Она должна строиться не только на впечатлениях от межличностного общения, но и на поддающихся измерению качествах, необходимых для выполнения работы (как нынешней, так и на перспективу). Выработать такую стратегию непросто, но если уж ЦРУ удается находить и принимать на работу «примерных бойскаутов, в которых дремлют порочные наклонности», то и ваша компания в состоянии отыскать критерии, которые позволят пополнять штат талантливыми профессионалами, обладающими нужными личностными и деловыми качествами.

Эффективная первичная проверка.

Процесс проверки в ЦРУ, без сомнения, не имеет себе равных по строгости и сложности. Психологические тесты, учебные ролевые ситуации, выполнение нормативов физической подготовки, собеседования в условиях эмоционального стресса и тщательное изучение в биографии завершаются изматывающим нервы тестом на полиграфе. И все же главной целью такой проверки является не только отсев заведомо непригодных кандидатов. Она позволяет лучше узнать тех, кто остается.

Сотрудники ЦРУ, отвечающие за кадровую работу, не скрывают от претендентов трудностей предстоящей службы. Даже размещенное в открытом доступе описание работы секретного агента, которое я уже приводила, дает вполне ясное представление о физических и психологических нагрузках и ненормированном рабочем дне. Эти негативные аспекты подчеркиваются не для того, чтобы общественность прониклась сочувствием к сотрудникам ЦРУ, а чтобы избежать ненужных расходов на поиск и подготовку новых офицеров, которые начнут увольняться с первых же дней, обнаружив, что служба их по какимто причинам не устраивает.

Вы тоже можете воспользоваться таким способом, но это вовсе не значит, что ваши объявления о вакансиях должны быть проникнуты негативизмом («Организация ищет сотрудников для выполнения нудной канцелярской работы под руководством несдержанного и грубого начальника в помещении без окон»). Просто вы должны понимать и признавать, что ни одну работу нельзя назвать идеальной. Самый лучший кандидат может уже через две недели подать заявление об уходе, так как предложенная работа не оправдала его ожиданий. Поэтому, принимая нового сотрудника, вы должны исходить не только из того, насколько он отвечает вашим требованиям, но и из того, сможет ли он выдержать трудности, которые обязательно встретятся в его работе.

Как правило, основная цель предварительной проверки заключается в том, чтобы отсеять заведомо непригодных претендентов. Конечно, полный комплекс проверки, используемый в ЦРУ, — это уж слишком, но любая организация может позаимствовать отдельные методы, чтобы сузить круг кандидатов и оставить только самых лучших. Для этого необходимо применить некоторые навыки, о которых мы говорили в главе 2. В частности, очень важно перепроверить сведения, которые претендент сообщает о себе.

1. Проверка фактов. Меня всегда удивляет тот факт, что многие работодатели не перепроверяют резюме кандидатов. Как минимум, необходимо подтвердить их прежние места работы и образование. Любые ложные сведения являются поводом для немедленного отказа в приеме на работу.

К сожалению, представленные кандидатом списки лиц, которые могут охарактеризовать его и дать рекомендацию, приносят мало пользы, поскольку все эти люди отобраны лично кандидатом и, скорее всего, дадут о нем положительные отзывы. Вы же не станете включать в этот список бывшего начальника, который уволил вас две недели назад за некомпетентность. Чтобы решить эту проблему, сотрудники кадровой службы ЦРУ не просто связываются с людьми, указанными в списке, но и просят их указать других лиц, которые могли бы подтвердить их данные. Они ведут поиск дополнительных источников и опрашивают их до тех пор, пока не будут удовлетворены полученными сведениями. Если вы хотите услышать подлинную историю, то тоже можете воспользоваться этим способом, опрашивая своих знакомых, работающих с вами в одной отрасли. В секретных службах такой метод часто называют «коридорным» досье, так как сведения, которыми вполголоса обмениваются в коридорах, редко можно найти в официальном личном деле. Какие бы подробности — положительные или отрицательные — ни содержало «коридорное» досье, оно служит ценным дополнением к резюме кандидата.

2. Проверка знаний и умений. Не принимайте на веру все, что кандидат рассказывает о своей квалификации и сильных сторонах. Предложите ему подтвердить это конкретными примерами. Он рассказывает, что умеет хорошо составлять деловую документацию? Попросите представить образец написанного им документа. Он утверждает, что умеет управлять подчиненными? Пусть расскажет, каким образом он справился с какойто из возникших в коллективе проблем. Он считает себя знатоком права в сфере недвижимости? Задайте ему сложный вопрос из этой области, и пусть он проявит свое знание юридических тонкостей. Он утверждает, что хорошо справлялся с обслуживанием клиентов? Предложите ему ролевую игру, в которой вы будете выступать в роли недовольного клиента.

Умение в ходе собеседования получать и перепроверять важную информацию о кандидате позволит вам лучше его узнать. Если же вы полагаетесь только на то, что претендент написал о себе в резюме, и на те заученные правильные слова, которые он говорит на собеседовании, то можете лишить себя хороших потенциальных работников, у которых трудовая история пока еще не так богата. Правильно построив собеседование, вы сможете освободиться от тирании послужного списка претендента и выявить у него дополнительные важные умения и навыки. Ленивый сотрудник отдела кадров предлагает руководящие места лишь тем кандидатам, которые уже проработали несколько лет на аналогичных должностях, а тот, кто не жалеет сил, чтобы выявлять нужные качества у поступающих на работу, может за счет такого отступления от традиционных методов найти лучшего и более талантливого претендента.

Я могу привести пример, когда ЦРУ недавно снизило свои жесткие требования относительно владения иностранными языками, чтобы немного шире раскинуть сети поиска. Причина была очевидна: уже в течение многих лет ЦРУ испытывало острый дефицит кадров, владеющих арабским языком. Поскольку следование общепринятым требованиям не давало результатов, кадровикам пришлось отступить на шаг назад и начать поиск кандидатов, имеющих склонности к изучению иностранных языков и проявляющих интерес к арабской культуре. Конечно, управление предпочло бы работников, которые уже свободно говорят на арабском, так как это очень сложный в изучении язык, но поскольку таковых не наблюдалось, другого выбора у него не оставалось.

Разумеется, жизнь была бы прекрасна, если бы у вас имелся огромный выбор высококвалифицированных кандидатов, которые с энтузиазмом брались бы за предлагаемую работу. Но любой, кому приходилось искать, кем бы заполнить важную вакантную должность, знает, что такое случается редко. Использование продуманной стратегии и отказ от жестких архаичных схем набора открывает значительно более широкие возможности в этом плане.

Обратная сторона медали: наступательный метод набора кадров.

В интересах национальной безопасности сотрудники ЦРУ используют широкий спектр вербовочных действий, многие из которых в любом другом контексте считались бы аморальными и противозаконными. Когда того требуют обстоятельства, они организуют слежку, подстраивают ловушки, вводят в заблуждение, идут на ложь, шантаж, угрозы и даже похищение людей. Разумеется, я далека от мысли рекомендовать читателям подобные методы, поэтому в данной главе описывается главным образом процесс набора штатных сотрудников ЦРУ. Однако и из вербовочной практики секретных служб тоже можно извлечь кое-что полезное.

В бизнесе подбор кадров имеет в основном пассивный характер. Как только появляется вакансия, работники отдела кадров дают объявление в средства массовой информации, а затем анализируют поступившие резюме, проводят собеседования с кандидатами и отбирают лучшего из них. Появление в интернете баз данных на свободных претендентов несколько изменило эту модель. Любая организация имеет возможность вести в интернете активный поиск нужных кандидатов, а не ждать пассивно, пока кто-то откликнется на ее объявление о замещении вакансии. Кадровые агентства (так называемые охотники за головами) также придерживаются активной тактики. У них, как правило, имеется уже готовый резерв высококвалифицированных специалистов, поджидающих своей очереди. Однако в каждой из описанных ситуаций процесс набора кадров, как правило, диктуется сложившейся обстановкой и осуществляется от случая к случаю.

А как быть, если вы захотите взять на работу лучшего сотрудника из конкурирующей компании, чтобы не только использовать его таланты на благо своей организации, но и нанести противнику серьезный удар? Может, стоит попробовать сосредоточиться на самых важных для вашей отрасли знаниях и умениях и начать переманивать специалистов, чтобы не дать конкурентам работать в полную силу?

Многие читатели назовут это кражей специалистов и сочтут такой подход аморальным. Но на самом деле я не пытаюсь подтолкнуть вас к подлым и нечестным поступкам. Ведь этого можно добиться, систематически создавая наилучшие условия для лучших представителей профессии. Точно так же вы крадете клиентов у конкурирующих фирм, предлагая им более качественные товары — ни больше, ни меньше.

Постарайтесь определить, кто из ваших конкурентов располагает самым большим резервом талантов, которые необходимы вашей организации для достижения успеха. В зависимости от отрасли, в которой вы работаете, и позиции, которую занимает в ней ваша фирма, это могут быть выдающиеся продавцы, ученые, конструкторы, производственники и другие специалисты. Редко бывает так, что успех компании обеспечивает какойто отдельно взятый руководитель высшего звена (хотя размер бонусов и премий, которые они получают в настоящее время, говорит об обратном). Лучше попробовать найти людей, которые фактически делают, изобретают и видоизменяют нечто конкретное, что можно пощупать и измерить. Я не ставлю под сомнение ценность сильного лидера, а только пытаюсь обратить внимание на опыт тайных операций, в ходе которых ваши позиции усиливаются, а противника — ослабляются.

Далее, определите объект, который при переходе к вам на работу мог бы создать сильную команду за счет переманивания ключевых специалистов от конкурентов. Вы должны найти человека, который возглавил бы эту новую команду и повел ее за собой, поэтому он должен обладать определенными талантами, опытом и харизмой, чтобы люди захотели работать вместе с ним. Учтите, что возраст сам по себе мало что значит. Ваш потенциальный объект может быть относительно молодым, но обладать большими способностями и демонстрировать быстрые успехи.

Частью этого процесса будет и поиск крючка, на который можно поймать талантливого специалиста и привлечь на свою сторону. Ведь ваша суперзвезда может быть вполне довольна своей нынешней работой. Каким образом можно не просто заманить его к себе на собеседование, но и убедить принять ваше предложение? Для этого надо еще до вступления с ним в контакт хорошо знать, что его может заинтересовать.

На первый взгляд главный фактор очевиден — размер оплаты. Трудно заманить к себе кого-то без хорошего вознаграждения. Однако не каждая организация может позволить себе такую роскошь. В большинстве компаний бюджет фонда заработной платы весьма ограничен. Но в этом случае тем более стоит присмотреться к тому, как ЦРУ умудряется привлекать в свои ряды самых талантливых людей для выполнения сложной и опасной работы не за такие уж большие деньги. Если вы хотите заняться активным поиском кандидатов на работу и нанимать самых талантливых людей, тем самым ослабляя конкурентов, необходимо создать обстановку, в которой захотят работать лучшие из лучших.

Организационные стратегии спецслужб.

Одним из самых больших преимуществ службы в ЦРУ является возможность работать рука об руку с многосторонне развитыми, талантливыми и предприимчивыми людьми. Вот лишь некоторые из них, которые приходят мне на ум: бывший профессиональный спортсмен, который впоследствии стал банкиром и миллионером, но предпочел сравнительно низкую зарплату государственного служащего; юрист крупной компании, владевший китайским и французским языками; архитектор, имевший черный пояс по карате и совершивший восхождения на несколько труднодоступных горных вершин; доктор наук, говоривший на пяти языках; бывший офицер сил специального назначения, получивший степень МВА в одном из самых престижных университетов; бывший прокурор, чье чувство юмора и коммуникабельность делали его душой любой компании.

Каким образом ЦРУ удалось уговорить всех этих замечательных людей поступить на службу? С помощью высокой зарплаты? Вовсе нет.

Просто управление способно предложить своим сотрудникам такие преимущества, которых они больше нигде не смогут получить. Лично я во время подготовительного периода с большим нетерпением ожидала возможности попрыгать целую неделю с парашютом, освоить навыки маскировки на местности и пройти курс экстремального вождения автомобиля, включавший в себя таран препятствий. И пусть вновь приобретенные навыки практически не пригодились мне в последующей работе, эта часть подготовки доставила мне огромное удовольствие! Ради нее я с удовольствием отказалась бы от пары корпоративных бонусов.

Разумеется, ЦРУ — отнюдь не идеальное место для работы, и такая служба подходит не всем. Как и в любой другой деятельности, здесь есть свои плюсы и минусы. Бюрократия может свести с ума, продвижения по службе случаются редко, а среди сотрудников, как и в любой другой организации, встречаются совершенно невыносимые люди.

И все же секретная служба умудряется задержать у себя множество офицеров, чьи знания, образование и опыт на гражданской работе позволили бы им процветать. Более того, показатели текучести кадров в ЦРУ выгодно отличаются от сферы бизнеса. Почему же люди не хотят покидать эту службу?

Во многом это объясняется особым характером миссий, выполняемых сотрудниками ЦРУ. Находясь на негласной работе, они верят в то, чем занимаются, и осознают важность своей работы. Определенную роль играют и такие моменты, как возможность путешествовать по миру, престижность работы, тяга к приключениям. Конечно, в сфере бизнеса вряд ли удастся в полной мере использовать подобные факторы, но ЦРУ, помимо всего прочего, разработало ряд организационных стратегий, которые может позаимствовать любой предприниматель, чтобы его талантливые и уникальные сотрудники были довольны и работали с полной отдачей.

Приведенные ниже структурные и организационные меры, которые практикуются в ЦРУ, не только привлекают способных индивидуумов, но и способствуют повышению производительности организации в целом.

1. Поощряйте частую ротацию. Офицеры ЦРУ часто меняют направления своей деятельности. Мои личные миссии, например, варьировались от двухмесячных вылазок в зоны боевых действий до трехлетней работы на одном месте в относительно более стабильных условиях. Но гораздо важнее то, что каждая последующая миссия очень сильно отличалась от предыдущей. Для такого летуна, как я, это было как раз то, что надо. У меня не было поводов предаваться скуке, зато была масса возможностей постоянно учиться чему-то новому.

Люди, нацеленные на высокие достижения, не любят застойной атмосферы. Мелкие компании зачастую не располагают достаточным количеством руководящих должностей, которые обеспечивали бы сотрудникам продвижение по карьерной лестнице. Если в фирме работает всего шесть человек, то невозможно постоянно повышать в должности тех, кто демонстрирует большой потенциал. В этом случае вся фирма будет состоять из одних руководителей и прекратит что-либо производить. Однако существует возможность перемещать талантливых сотрудников на другие участки работы и наделять их другими функциями. Это дает возможность более эффективно использовать рабочую силу, обмениваться знаниями и опытом внутри коллектива, а также поддерживать у персонала интерес к работе. Отсюда вытекает и следующий метод, который я хочу предложить.

2. Помогите работнику стать обладателем достойного резюме. Как ни парадоксально, но лучшие работодатели — это те, кто помогает своим сотрудникам с легкостью найти работу в другом месте. Дело в том, что такие компании дают работникам возможность учиться, поручают им сложные проекты, передают многообразный опыт и имеют хороших наставников. Чем лучше и сложнее работа, тем легче включить ее в выигрышное резюме.

Конечно, вряд ли кто-то может посоперничать с человеком, в чьем резюме записано: «ЦРУ, отдел тайных операций». Однако если компания славится умениями и талантами своих сотрудников, она становится привлекательной не только для претендентов на работу в ней, но и для клиентов.

3. Поручая сотруднику работу, руководствуйтесь его деловыми качествами, а не должностью. Закончив годичную подготовку, я в первый же день пришла с докладом к своей новой начальнице, ожидая, что она всего лишь покажет мое рабочее место и представит новым коллегам. Каково же было мое удивление, когда я услышала от нее: «Вас научили стрелять?» Да, я прошла стрелковую подготовку и, как ни странно, весьма неплохо для человека, который не любит оружия, но я даже представить себе не могла, с какой целью был задан этот вопрос. Оказалось, что меня направляют в Афганистан, причем срочно. Я совсем не так представляла себе свой первый рабочий день, но это происходило вскоре после событий 11 сентября, поэтому я сразу согласилась.

Спустя пару недель я сидела в бронежилете и с винтовкой в руках на заднем сиденье джипа, которым управлял вооруженный до зубов афганец, а под ногами лежали ракетные снаряды для «Стингера». А ведь мне не было еще и тридцати, и от прежней гражданской жизни меня отделял всего один год. Это был лишь первый из многих моментов, когда я недоверчиво качала головой и задавала себе вопрос, как я умудрилась очутиться в такой ситуации. Мне многое нравилось в работе секретного агента, но больше всего — невероятные возможности и огромная ответственность с первого же дня службы.

Если вы действительно хотите, чтобы у вас работали самые способные люди, не позволяйте, чтобы ваши подчиненные подолгу засиживались на должностях, где они ничего не решают и ни за что не отвечают. Очень часто компании берут на работу ярких и талантливых кандидатов, а потом в течение долгого времени не поручают им никаких важных дел, пока они не «приобретут опыта». А люди тем временем вывихивают челюсти от скуки и торчат от безделья в интернете (возможно, в поисках новой работы).

Я не призываю работодателей сразу же поручать новичкам задания, в которых любая ошибка может оказаться весьма дорогостоящей, но настаиваю на том, что, давая подчиненным важные поручения, надо исходить из их умений и способностей, а не из возраста и должности.

Когда в ЦРУ находят важный объект для вербовки, самое большое внимание уделяется вопросу, кому именно из офицеров доверить эту миссию. При этом учитываются знание языка, национальность, личностные особенности, пол, возраст и опыт. Вряд ли имеет смысл поручать вербовку двадцатилетней студентке родом с Ближнего Востока, носящей хиджаб и говорящей только поарабски, пятидесятилетнему белому мужчине, который работает под прикрытием инженераэлектрика из Висконсина и владеет только английским языком, несмотря на весь его богатый опыт и высокое звание.

В бизнесе совместимость с клиентами играет не менее важную роль, хотя здесь используются несколько иные критерии. Я знаю одного руководителя хорошо известной юридической фирмы, который до сих пор не научился пользоваться компьютером. Секретарь распечатывает ему поступающую электронную почту, а он диктует ей ответы. Будучи блестящим юристом, он, совершенно очевидно, не годится на роль консультанта для одного из самых важных своих клиентов — высокотехнологичной интернеткомпании. И хотя в его фирме издавна принят иерархический подход к обслуживанию клиентов (молодые сотрудники обслуживают только клиентов, не занимающих высокого положения в табели о рангах), в данном случае было принято решение поручить эту задачу молодому юристу, хорошо подкованному в компьютерных вопросах, чтобы клиенту не приходилось постоянно разжевывать азы своей деятельности высокооплачиваемому пожилому специалисту.

Хотя в целом не рекомендуется подбирать сотрудника для обслуживания того или иного клиента по демографическим признакам вроде национальности, пола или возраста (это может граничить с нарушением трудового законодательства), необходимо учитывать личностные качества работника, уровень его подготовки, знание иностранных языков и другие факторы, которые могут произвести на клиента благоприятное впечатление. Точно так же, как офицеру ЦРУ проще установить с объектом психологический контакт, если у них есть что-то общее, сотрудник компании должен получать задания, соответствующие его личностным и деловым качествам. Устранение иерархических принципов в работе пойдет только на пользу компании и ее взаимоотношениям с клиентами.

4. Добавьте остроты. Разумеется, не всякую работу можно назвать увлекательной, не всякого клиента — выгодным и важным, и не каждое порученное работнику задание обязательно способствует его карьере. В любой компании есть повседневные нудные дела, которые кто-то обязан выполнять. С учетом этого необходимо организовать работу так, чтобы не заглушить энтузиазм и инициативу бесконечной рутиной.

У сотрудников ЦРУ очень увлекательная жизнь, но даже шпионам приходится писать отчеты. Кроме того, тайные операции нуждаются в поддержке, которую осуществляет множество вспомогательных служб. Они занимаются логистикой, медицинским обслуживанием, управленческими вопросами, организацией поездок и многими другими делами. Вся эта работа никак не отражается в голливудских фильмах о ЦРУ, но она очень важна, а порой даже не менее опасна, чем у тайных агентов.

Каким же образом можно сохранить энтузиазм и мотивацию у сотрудников вспомогательных служб? Для этого в ЦРУ формируются временные так называемые перекрестнофункциональные команды, в которые включаются служащие самых разных специальностей. Я прошу не перелистывать эту страницу и внимательно меня выслушать. Да, мне хорошо известно, что такие перекрестнофункциональные (или, как их называли, межфункциональные) команды и группы вышли из моды уже десять, а то и больше лет назад и что успешность их работы во многих компаниях и отраслях была признана низкой. Но ЦРУ создает такие команды не для того, чтобы сотрудники чувствовали удовлетворение от работы, и не для научных экспериментов в сфере организации труда. В них наряду с секретными агентами включаются представители самых разных служб, и делается это только с одной целью: чтобы задание было выполнено с максимальной эффективностью и с соблюдением всех возможных мер безопасности.

Когда в вашей компании в последний раз приглашали на важные совещания кого-нибудь, кроме стандартного набора руководителей? А вот ЦРУ не в состоянии было бы проводить операции быстро и эффективно, если бы в их планировании не участвовал широкий круг лиц из самых разных подразделений. Для того чтобы вывести вербовщика на важный объект, требуются аналитическая поддержка, логистическое планирование, решение медицинских и финансовых вопросов, подготовка необходимых документов (поддельных или подлинных) и множество других мероприятий. Разумеется, перед вашей организацией стоят совсем другие задачи, но и они требуют участия различных подразделений и служб. Значит, необходимо организовать работу так, чтобы все они постоянно и без сбоев сотрудничали между собой.

Перекрестнофункциональные команды создаются в ЦРУ для решения самых разных проблем. Группы быстрого реагирования проводят совместные тренировки и поддерживают постоянную готовность для срочной переброски в горячие точки и участия в боевых операциях. «Красные группы», о которых уже говорилось в главе 3, объединяют специалистов самых разных направлений, которые в ходе мозгового штурма моделируют самые невероятные угрозы. В бригады наружного наблюдения включаются люди с разной внешностью, чтобы в случае необходимости один из ее членов мог, не вызывая подозрений, появиться в любом окружении. К разработке специальных миссий привлекаются специалисты из различных правительственных организаций, армии и правоохранительных органов. На совещания учебного подразделения приглашаются представители всех служб, высказывающие предложения об улучшении качества подготовки сотрудников. В разработке операций, проводимых под прикрытием, участвуют как аналитики, так и оперативные работники. Группы стратегического планирования состоят из сотрудников, которые в прошлом на протяжении многих лет сами принимали непосредственное участие в специальных операциях, а теперь занимают руководящие посты. Кадровая служба состоит из представителей всех подразделений ЦРУ, которые в целях набора новых сотрудников проводят презентации по всей стране. В каждом из описанных случаев команды формируются из людей разных специальностей, но их действия направлены на достижение общей цели.

В ЦРУ существует четкое разграничение функций между различными подразделениями, и для достижения высоких результатов очень важно наладить между ними эффективную коммуникацию. Перекрестнофункциональные команды создаются для решения конкретных задач, а не для взаимного информирования и обучения, но каждый сотрудник, принявший участие в их работе, начинает лучше понимать принципы функционирования всей организации в целом. Если взять группу врачей, то в целом они будут одеваться, вести себя и разговаривать совсем не так, как группа дизайнеров. Точно так же и в ЦРУ представители различных служб отличаются друг от друга личностными качествами и методами работы. Иногда такое столкновение различных корпоративных культур приводит к конфликтам, а порой — и к комическим ситуациям, но главное, что в конечном счете они решают поставленные задачи, а участники групп всегда получают за это поощрения. Сам факт работы в таких группах является важным фактором, способствующим продвижению по службе.

В каждой отрасли бизнеса тоже есть свои специалисты, которым свойственны определенные знания и умения. В какихто областях межфункциональные группы работают лучше, в какихто — хуже, но организация любого типа может извлечь пользу из создания группы быстрого реагирования, которая занимается решением предсказуемых, но внезапно возникающих проблем. «Красная группа» может играть роль адвоката дьявола и заниматься разработкой непредсказуемых сценариев, а «группа специальных операций» — решать наиболее сложные проблемы в условиях минимальной бюрократии. Целью работы этих команд является прогнозирование, быстрое реагирование на изменения и эффективные действия в экстремальных ситуациях, которые встречаются в бизнесе не реже, чем в мире секретных служб. Подобные группы принесут пользу не только самим компаниям, но и участвующим в них работникам, так как позволят сохранить мотивацию и чувство сопричастности к деятельности организации.

5. Предоставьте свободу волкам-одиночкам. Описав все достоинства и преимущества работы в команде, я сейчас начну противоречить сама себе, так как следующая моя рекомендация сводится к тому, что не следует насильно склонять к коллективной работе талантливых индивидуумов, которые являются суперзвездами сами по себе, но неохотно сотрудничают с окружающими. Кто-то расцветает в условиях коллективного труда и любит постоянную ротацию и смену обстановки, а кому-то нужно, чтобы ему дали возможность спокойно выполнять свою работу и не дергали по пустякам.

У меня был один пожилой коллега с вечно хмурым и раздраженным выражением лица. Для меня до сих пор остается загадкой, как он попал в отдел секретных операций, поскольку в нем не было ни капли харизмы, свойственной большинству сотрудников этого подразделения. Казалось, что он с неприязнью относится не только к окружающим, но и ко всему человечеству. И все же это был блестящий разведчик. Он обладал энциклопедическими знаниями в области систем оружия и оборонительных стратегий. Какимто чудом он выискивал людей, похожих на себя, и умудрялся наладить с ними контакт. Среди них оказывались объекты, располагавшие крайне важной информацией, к которым не мог подобраться ни один другой сотрудник, работавший под прикрытием. Благодаря немногословности и язвительному характеру ему удавалось разговорить носителей важных секретов, так как они чувствовали в нем родственную душу. Я подозреваю, что его беседы с завербованными агентами состояли из очень небольшого количества слов, но это были очень важные слова. Как бы то ни было, ему удавалось то, что не удавалось остальным.

Конечно, если бы такого выдающегося разведчика назначили на руководящую должность, это не привело бы ни к чему хорошему, да и работа с ним в одной команде никому не доставила бы удовольствия. Тем не менее он регулярно получал повышение по службе исключительно за свои индивидуальные достижения.

Не все талантливые люди способны быть хорошими руководителями и далеко не всем может принести пользу работа в команде. Хорошие работодатели понимают это и не пытаются насильно навязать такому одиночке несвойственную ему роль, которая только отвлечет его от успешной индивидуальной работы. В ЦРУ работает немало амбициозных сотрудников, которые всеми силами стремятся к руководящим постам, но есть и определенная доля таких людей, которые прекрасно себя чувствуют, когда им предоставляют независимость и не вмешиваются в их дела. Они всячески стараются уклониться от любой руководящей работы, и именно с их легкой руки к штабквартире ЦРУ среди оперативных сотрудников приклеилось название «звезда смерти». К счастью, организационная структура управления позволяет создать равные карьерные условия и для тех, и для других.

Кадровая политика ЦРУ существенно отличается от той, которая принята в большинстве компаний. Сам характер работы и требования, предъявляемые к будущим сотрудникам, оказывают на них куда более сильное эмоциональное влияние, чем на обычных людей, работающих с девяти до пяти. На них существует высокий спрос не только со стороны бизнеса, но и (в этом тоже необходимо признаться) со стороны иностранных разведок, которым хотелось бы внедриться в американские спецслужбы. Это заставляет кадровые службы ЦРУ создавать организационные структуры, которые не просто обеспечивают выполнение сотрудниками своих функций и мотивируют их, но и позволяют осуществлять контроль над их деятельностью.

Возможно, ваша организационная структура не имеет никакого отношения к национальной безопасности, но компания может извлечь значительную пользу, позаимствовав некоторые моменты из кадровой политики ЦРУ. Независимо от того, кого вы нанимаете — директора или повара, — необходимо, чтобы процесс найма был справедливым, выверенным и эффективным. Создавая организацию, вы должны придать ей такую структуру, чтобы она обеспечивала максимальную производительность и привлекала к себе наиболее талантливых работников.

Как это ни парадоксально, но самыми лучшими сотрудниками труднее всего управлять. Они достаточно уверены в себе, чтобы иметь свою точку зрения, достаточно умны, чтобы высказать свои возражения начальству, и достаточно смелы, чтобы отказаться выполнять распоряжения. Все это создает определенные сложности в управленческом процессе. Хотя я уже говорила, что совсем необязательно стремиться сделать подчиненных своими друзьями, очень важно создать обстановку взаимного доверия, чтобы можно было предоставить персоналу определенную самостоятельность в принятии решений. В следующей главе, посвященной вопросам этики, мы рассмотрим эту тему несколько глубже.

Глава 5. Как остаться незапятнанным в грязном мире: этика шпионажа.

На встрече, где Том передавал мне своего агента, тот непрерывно курил, но в целом не выказывал никакого недовольства тем обстоятельством, что больше никогда не встретится с офицером, который курировал его деятельность в течение нескольких лет. Том представил меня как нового сотрудника, который заменит его, а затем вручил агенту толстый конверт с деньгами — плату за несколько предыдущих месяцев работы.

Агент пожал ему руку, пожелал успехов в будущей работе, а затем вытащил из конверта довольно объемистую пачку денег и, широко улыбаясь, протянул ее Тому со словами: «Это на благотворительность. Ведь у вас же в ЦРУ есть какой-нибудь фонд для детей погибших сотрудников?» При этом он многозначительно подмигнул. Агент был родом из страны, где взятки считались нормальной частью ведения бизнеса, и было совершенно очевидно, что эти деньги были его прощальным подарком Тому.

Я ни слова не сказала об этом эпизоде ни во время, ни после встречи. Я была еще совсем молодой сотрудницей и решила, что лучше просто наблюдать и делать выводы.

Однако вскоре после того, как мы вернулись со встречи, я была приятно удивлена, когда на мой компьютер по внутренней электронной почте пришло сообщение от Тома, в котором он честно извещал всех сотрудников о «щедром подношении» и прилагал подтверждение о переводе денег в стипендиальный фонд ЦРУ.

Я до сих пор не знаю, догадывался ли Том о том, что деньги были предназначены ему лично, но уверена, что у него ни на секунду не возникло мысли прикарманить их.

С какой стати люди вообще должны доверять сотрудникам ЦРУ? Ведь одним из условий нашего приема на работу в это ведомство является готовность и способность лгать и предавать. Мы даже проходим специальную подготовку, чтобы усовершенствовать в себе эти качества. Мы можем мастерски уходить от ответов, подтасовывать факты, скрывать информацию, темнить, уводить беседу в сторону и попросту врать в глаза. Мы хорошо знаем, какую роль играют в этом процессе язык тела, зрительный контакт, умение в нужный момент преподнести определенные детали. Добавьте сюда многие годы практики, в течение которых нам приходится лгать даже друзьям и родственникам, чтобы сохранить свое прикрытие. Многие из нас под конец службы уже просто не отличают правду от лжи.

И все же, как я уже писала выше, офицеры ЦРУ — это самые принципиальные люди, с которыми мне только приходилось встречаться.

Сотрудник ЦРУ, работающий под прикрытием, должен одновременно обладать двумя совершенно противоположными чертами личности, которые позволяют ему соблюдать этические нормы и сохранять моральную чистоту, занимаясь неблаговидными и грязными на первый взгляд делами. На самом деле верность принципам проходит красной нитью через всю деятельность управления и является главным требованием к сотрудникам, которые основную часть своей работы совершают в тени.

Если бы сотрудники ЦРУ были известны широкой общественности только как лжецы, они никогда не смогли бы эффективно работать. Поэтому они занимаются манипуляциями и обманом лишь для того, чтобы оказаться лицом к лицу со своим объектом, но как только маски сброшены, ложь прекращается. Чтобы убедить потенциального агента рисковать своей жизнью ради секретов, сотрудник ЦРУ должен постоянно демонстрировать, что ему можно доверять. Жизнь шпиона находится в его руках. Непрофессионализм и несоблюдение норм конспирации со стороны кадрового разведчика могут привести к аресту и даже к смерти агента. Для завоевания доверия в этом виде деятельности, где ставки чрезвычайно высоки, офицер ЦРУ должен на деле доказывать, что на него можно положиться. Поэтому неписаный моральный кодекс среди работников секретных служб является незыблемым, и есть определенные границы, которых они не переступят ни при каких условиях.

В то же время в мире бизнеса существует тенденция рассматривать мораль и коммерцию как совершенно разные понятия, которые могут совпадать лишь при наличии определенных благоприятных условий. Компании, которым удается получать прибыль и при этом соблюдать этические нормы, представляются публике чем-то вроде лошади, которая сумела одержать победу на двух скачках одновременно. Тем не менее в этой главе я хочу продемонстрировать, что соблюдение нравственных норм дает профессионалам бизнеса (равно как и офицерам ЦРУ) большие преимущества.

И действительно, из биографий подлинных лидеров бизнеса со всей очевидностью следует, что чем более грязен и жесток был бизнес, в котором они работали, тем бльшую важность имели для них твердые моральные принципы и стандарты поведения.

Борьба в рамках правил.

Сотрудники секретных служб руководствуются этическими принципами вовсе не потому, что «так принято». Если честно, их этика зиждется отнюдь не на принципах гуманизма. Просто неотъемлемой частью их работы является создание обстановки доверия. Доверие в разведке имеет не меньшее значение, чем капитал в бизнесе. Без него в этой работе попросту нечего делать.

Доверие создается за счет постоянной демонстрации честности и следования строгим нормам кодекса поведения. Я твердо уверена, что этические принципы, которыми руководствуются сотрудники ЦРУ, могут быть в полной мере применены и в сфере бизнеса. К сожалению, на рынках, для которых характерна высокая конкуренция, тема этики в бизнесе не пользуется популярностью. Разумеется, никто не хочет применять аморальные методы, но один из моих начальников както сказал мне: «На книжных полках директоров компаний вы не найдете учебников по этике».

Приверженность строгим стандартам морали воспринимается многими предпринимателями как признак слабости, поскольку книги, посвященные этике бизнеса, трактуют эту тему со слишком академических, моралистских или философских позиций (я до сих пор вздрагиваю, когда вспоминаю, как нам в университете дали задание написать реферат по этике, основанной на философии Канта). В то же время сотрудники ЦРУ уже на ранних этапах своей карьеры приходят к пониманию, что, если заработать себе репутацию честного и порядочного человека, в будущем это непременно окупится. Их моральные принципы носят практический характер и отнюдь не свидетельствуют о слабости их позиций. Вот лишь некоторые из них.

1. Берегите свою репутацию и честь, как кровно нажитые деньги. Мне нравятся добрые и мягкие люди. Я действительно отношусь к ним с симпатией. Однако я не считаю, что мораль — это удел добряков. Репутация — это ваш капитал, потому что нет лучшей валюты, чем доверие. Вы можете заработать репутацию, подмочить, проиграть или потерять ее. Чем больше ресурс доверия к вам, тем успешнее вы можете им пользоваться. Стратегия спецслужб гласит: «Зарабатывай доверие к себе, где только сможешь». Для этого совсем необязательно быть белым и пушистым. Главное, чтобы это служило поставленной цели.

2. Признайте, что акулы едят своих сородичей (если не верите, загляните в Gооglе — и узнаете, что их зародыши поедают друг друга даже в утробе матери). В некоторых профессиях считается престижным быть акулой. Так нередко называют, к примеру, агрессивных продавцов и адвокатов, с пеной у рта защищающих своих клиентов. Казалось бы, нет ничего плохого в том, что они стараются занять сильную позицию, ведут себя решительно, смело и бесстрашно. Большинство знакомых мне людей, которых можно было бы назвать акулами, неуклонно следуют своим путем и не видят ничего, кроме конечной цели.

Руководители часто стараются привлечь в свою команду акул, поскольку, нравятся они вам или нет, им практически всегда удается добиться желаемого результата. Однако порой такие начальники на собственной шкуре познают каннибальские наклонности акул, когда те обращают свою агрессию против нанявших их людей.

Все дело в том, что подчиненные являются отражением руководителя. Если вы терпимо относитесь к беспринципным поступкам своих коллег или подчиненных, которые помогают вам достичь намеченной цели, то не удивляйтесь, что вскоре вокруг вас начнут кружить акулы. Почему? Да потому, что продавец, готовый ради заключения выгодной сделки пойти на что угодно, точно так же пойдет на что угодно, чтобы занять ваше место.

В ЦРУ к подобным проявлениям среди сотрудников относятся очень серьезно. Такие наклонности у кандидатов стараются выявить еще на стадии первичного изучения, а уже действующие сотрудники на протяжении всей карьеры подвергаются частым проверкам, в ходе которых досконально выясняется, каково их финансовое положение и какой образ жизни они ведут. Беспринципное поведение рассматривается как один из поводов к отстранению от работы и даже увольнению. Никто из сотрудников не захочет работать с коллегой, чьи неэтичные поступки могут иметь катастрофические последствия. Таким образом, агрессивный стиль работы секретных агентов приветствуется, а вот акульи повадки — нет.

3. Научитесь распоряжаться информацией. ЦРУ часто критикуют за то, что оно неохотно делится информацией с политиками, другими членами разведывательного сообщества и общественностью. В какихто случаях эту критику можно признать оправданной, но в целом утаивание какихто сведений объясняется многими причинами: от соображений национальной безопасности до сомнений в их достоверности. Основное правило распространения информации гласит: каждый должен знать ровно столько, сколько ему положено.

В мире бизнеса осмотрительное обращение с информацией выполняет те же функции. Все мы знаем, что знание — это сила. Секретные сведения представляют собой огромную силу. Как и в разведке, с секретной информацией надо обращаться крайне осторожно. Нельзя хвастаться своей осведомленностью. Нельзя пользоваться закрытой информацией в неблаговидных целях. И уж тем более недопустимо разглашать чужие секреты. Каждый такой случай уменьшает ваш ресурс доверия. Поэтому вы должны ясно осознавать, что любое произнесенное слово имеет свою цену (и порой очень высокую).

4. Знайте, когда можно солгать. На самом деле это правило должно звучать иначе: знайте, когда не стоит лгать. Я говорю о самом распространенном виде лжи в бизнесе — об умалчивании. Вы должны создать себе репутацию человека, который умеет хранить секреты (см. предыдущее правило), но никогда не будет утаивать информацию без нужды. Слишком многие руководители среднего звена рассматривают обладание информацией как свое конкурентное преимущество. Они скрывают ее от своих коллег и подчиненных, чтобы пользоваться большей властью и авторитетом. Существует множество причин сокрытия информации, но нельзя делать это для того, чтобы ставить своих товарищей по команде в заведомо невыгодное положение.

В ЦРУ даже мелкий обман коллег считается серьезным проступком. Секретные агенты должны полностью полагаться на всех, с кем работают в одной команде. От этого зависят эффективность и безопасность проводимых операций. Даже безобидная ложь способна посеять сомнения и недоверие среди коллег. Поэтому несмотря на то, что сотрудники отдела секретных операций строго придерживаются своих легенд прикрытия (тщательно продуманных сведений о себе, не соответствующих действительности), они никогда не лгут коллегам.

Вас, возможно, удивит, что сотрудники ЦРУ стараются лгать как можно реже, даже имея дело со своими объектами. В целом можно сказать, что чем ближе легенда сотрудника к действительности, тем легче ее запомнить и тем меньше вероятность разоблачения. Поэтому легенда прикрытия, как правило, основана на реальных фактах и событиях, к которым добавлено некоторое количество полуправды и явной неправды. Чем ближе ваша история к реальности, тем легче вам будет убедить в ее истинности недоверчивого пограничника, циничный объект вербовки или просто незнакомого человека.

Я вовсе не пытаюсь убедить читателей говорить неправду, будь то большая или малая ложь. Совсем наоборот: я пытаюсь объяснить, что даже те люди, которым приходится лгать по роду работы (например, сотрудники ЦРУ), стараются свести не соответствующие действительности сведения до минимума. Зачем же рисковать и все сильнее запутываться в сетях собственной лжи, когда достаточно сказать правду?

5. Вместо того чтобы признавать ошибки, пытайтесь найти выход. В школе нам внушают, как важно признавать собственные ошибки. Это, конечно, хорошо, но, когда ставки очень высоки, намного важнее найти выход из сложившейся ситуации, чем просто признать свой промах.

Офицер ЦРУ никогда не придет на встречу с агентом, чтобы объявить ему: «Кстати, вы, похоже, провалились. Мы сейчас работаем над этой проблемой, так что давайте встретимся через неделю». Вместо этого при появлении информации о возможном провале сразу же начинается разработка детального плана вывода агента из-под удара, для него изготавливаются новые документы, вручается билет на самолет и т. д. Однако в мире бизнеса считается высшей доблестью взять на себя ответственность за совершенную ошибку. Нет ничего похвального в том, чтобы признать свою ошибку, если вы не можете найти решение, которое позволит ее устранить.

6. Признайте, что ваша личная жизнь сказывается на работе. Право сотрудников ЦРУ на личную жизнь весьма ограничено. Они должны докладывать обо всех своих знакомствах, даже носящих интимный характер, подвергаться медицинским и психологическим обследованиям и регулярно проходить проверки на детекторе лжи, в ходе которых выясняются малейшие подробности их образа жизни. Эта процедура крайне неприятна и действует на нервы даже тем, кому вроде бы не в чем себя упрекнуть. Такие обязательные исповеди стали уже настолько привычным делом в корпоративной культуре ЦРУ, что даже коллеги, обменивающиеся друг с другом чрезвычайно личной информацией, в шутку говорят друг другу: «Но учти, это только между нами и полиграфологом».

Лично я не слишком верю в эффективность таких тестов на полиграфе, поскольку интерпретация результатов представляет собой скорее искусство, чем науку, и потому весьма субъективна. Но это уже тема другой книги. Вместе с тем, не являясь поклонником полиграфа, я все же вижу в его применении определенную пользу. Он заставляет людей понять, что их личная жизнь оказывает влияние на работу.

Я не защищаю руководителей компаний, которые стараются повсюду выискивать ошибки и промахи подчиненных, однако работодатели не должны списывать со счетов ставшие известными проступки своих подчиненных только на том основании, что они были совершены не в рабочее время. Мужья, поднимающие руку на жен, демонстрируют агрессивность характера, которая в любой момент может проявиться и на рабочем месте. Ловеласы имеют склонность проворачивать свои амурные дела в рабочее время, а порой и за счет компании. Злоупотребление алкоголем и наркотиками негативно влияет на способность принимать здравые решения, даже если сотрудник в рабочее время трезв как стеклышко. Расистские комментарии на личном блоге сотрудника дают основание полагать, что такой же точки зрения он придерживается и в отношении своих коллег.

Давайте признаем: все, что мы совершили в прошлом, предсказывает наши будущие поступки. Недостойное поведение в личное время с большой долей вероятности свидетельствует о том, что оно может проявиться и на рабочем месте. Характер и порядочность представляют собой неизменные величины, и, если вы замечаете за сотрудником какието пробелы в данном отношении, к этому надо относиться со всей серьезностью. Лучше всего принимать на работу людей, которые агрессивно ведут себя в бизнесе, но с сочувствием относятся к окружающим на уровне межличностного общения. Не следует проводить грань между поведением подчиненных на работе и в личное время. Если сотрудник совершил аморальный поступок в рабочее время, попал в полицию после работы или разместил на Fасеbоок фотографии непристойного содержания, то реакция должна быть одинаково нетерпимой.

7. Признайте, что привязанности могут меняться. В качестве классического примера можно привести Афганистан. Будучи врагом врага США во времена холодной войны, эта страна расценивалась ЦРУ как союзник в борьбе против СССР. Однако в 2001 году «Стингеры», которые Соединенные Штаты поставляли афганцам для использования против советских войск, были обращены против наших американских солдат, а Россия давала США консультации, как организовать борьбу с талибами.

Всевозможные слияния компаний, организация совместных предприятий и даже просто изменения в кадровом составе могут привести к тому, что вчерашний враг станет союзником. Обратитесь, например, к долгой истории компании «JРМоrgаn Сhаsе». Она представляет собой непрерывную цепь приобретений и слияний, в том числе с самыми непримиримыми конкурентами. Все это говорит о том, что необходимо проявлять порядочность и поддерживать нормальные человеческие отношения даже со злейшими противниками. Мир меняется очень быстро, и невозможно предсказать, с кем и в какой степени у вас завтра совпадут интересы.

8. Если вы спите с врагом, держите один глаз открытым. В мире, где так часто меняются привязанности, всегда есть враги. Если в ходе сотрудничества с врагом порой возникают благоприятные возможности, используйте их, но действуйте с большой осторожностью. Помните, я говорила вам, что самый предпочтительный кандидат для работы в ЦРУ — это «примерный бойскаут, в котором дремлют порочные наклонности». Так вот, эти «бойскауты» уже стали бельмом на глазу для многих стран мира. И террористы учитывают это, выбирая себе место для баз, с которых осуществляют свои операции. Так, например, Усама бен Ладен в качестве мест дислокации своих штабквартир выбрал Судан и Афганистан — страны, где отношение к сотрудникам ЦРУ самое неблагоприятное. Но есть и другие страны, которые так же враждебно настроены по отношению к США, но не жалуют и террористов, организующих свои учебные лагеря поблизости от их границ. С ними ЦРУ устанавливает ограниченное партнерство, в результате чего власти этих стран ловят, сажают, а иногда и выдают террористов. Такие совместные операции зачастую осуществляются, несмотря на весьма натянутые отношения между правительствами.

На менее драматической (хочется надеяться) арене боевых действий в сфере экономики компании тоже нередко выбирают себе партнеров из числа «врагов»: вступают в сделки с конкурентами, пользуются услугами своих бывших сотрудников, отношения с которыми складывались в свое время не лучшим образом, или обращаются за помощью к контролирующим государственным органам (когда выгода явно превышает риск). Вы должны постоянно защищать свои интересы, но быть готовыми к любым благоприятным возможностям, которые могут возникнуть в ходе взаимодействия с самыми непредсказуемыми партнерами.

9. Принимайте срочные меры только тогда, когда этого требует ситуация. Казалось бы, банальность, но в ряде компаний поддерживается такой стиль деятельности, словно они находятся в состоянии перманентного кризиса. Любая работа в них считается срочной и не терпящей отлагательства, даже если это совершенно не обусловлено текущим положением вещей. Однако поспешность во многих ситуациях приносит больше вреда, чем пользы.

Одним из самых сложных аспектов работы сотрудника секретной службы является определение момента, когда объект уже созрел для вербовочного предложения. Попробуйте поставить себя на место потенциального агента. Представьте, что человек, с которым вы уже успели установить тесные и доверительные отношения, вдруг заявляет, что он не тот, за кого себя выдавал. Он говорит, что многое из того, что он о себе рассказывал, — это ложь, что на самом деле он сотрудник ЦРУ, работающий под прикрытием, и хочет, чтобы вы регулярно передавали ему совершенно секретную информацию, рискуя своей жизнью и благополучием. Совершенно очевидно, что к этому моменту надо подходить с особой деликатностью. Если сотрудник форсирует этот процесс, то не успеет создать психологический контакт и обстановку доверия. В таком случае агент может отказаться от вербовки или даже сообщить об этом властям своей страны. Даже если речь идет о секретной информации, которая носит срочный характер, необходимо соблюдать осторожность и не проявлять чрезмерной спешки, иначе результаты могут оказаться плачевными.

Тем не менее я знаю компании, где руководители не признают другого режима работы, кроме аврального. Подчиненные у них должны срываться с места по первому звонку, а единственным приемлемым сроком выполнения заданий является вчера. Такой стиль руководства приводит к нервозному и хаотичному ритму работы. Кроме того, все прекрасно знают, что отчет, на составление которого были потрачены все выходные, мог подождать и что речь идет просто о капризе начальника. У сотрудников нет возможности определить приоритеты в работе. Если бы они точно понимали, что срочно, а что нет, то могли бы заниматься действительно важными делами.

10. Учитывайте возможность непредвиденных последствий. Сотрудники ЦРУ всегда внимательно следят за изменениями в политике, экономике и даже в отдельных отраслях, которые могут оказать косвенное влияние на поведение объекта. Например, военный переворот в стране всегда приводит к тому, что в различных ведомствах происходят массовые увольнения руководителей, которые, с одной стороны, выказывают недовольство по отношению к новому режиму, а с другой — начинают нуждаться в деньгах. Другими словами, они представляют собой благодатную почву для вербовки. Таким же благоприятным фактором является семейственность в политике. Если глава страны ставит на важный государственный пост своего зятя, а не специалиста, который в течение долгих лет ждал этого назначения, появляется недовольный правительственный чиновник, который буквально сидит и ждет, когда к нему придут американские вербовщики.

В мире бизнеса происходит то же самое. Ваш конкурент решил провести массовое увольнение персонала? Значит, можно воспользоваться этим и переманить к себе его лучших специалистов, причем даже тех, которых не увольняют, поскольку им в такой обстановке хочется большей стабильности. Судебные процессы и действия контролирующих органов, направленные против ваших поставщиков, могут сделать их более сговорчивыми и побудить заключить с вами долгосрочные контракты на выгодных условиях. Главу конкурирующей консалтинговой фирмы опорочили в прессе? Это может заставить его клиентов подумать о переходе к другим консультантам.

Старайтесь всегда быть в курсе событий, происходящих в вашем городе и отрасли, и просчитывать, какие благоприятные последствия они могут иметь для вашей организации. Кстати, это еще раз подчеркивает то, насколько полезно иметь широкий круг связей. Чем раньше вы узнаете об изменениях, тем быстрее сможете принять меры. Перемещения по службе руководителей компаний, введение новых законов и правил, изменение ситуации на рынке и многие другие факторы, затрагивающие интересы конкурентов, поставщиков и клиентов, могут иметь для вас положительные последствия.

Вы считаете, что это хищнический подход? В какой-то мере да. Поведут ли себя конкуренты точно так же по отношению к вам, если произойдут изменения в противоположном направлении? Можете не сомневаться, что да.

11. Возьмите на себя полную ответственность за действия поставщиков. ЦРУ получает информацию из огромного множества источников. Какаято ее часть является достоверной, срочной и важной, а какаято — нет. Все сотрудники спецслужб должны уметь отличать достоверные сведения от ошибочных. Качество поступающей информации может страдать по многим причинам. Ее искажения могут объясняться языковыми барьерами. Иногда агент сознательно фабрикует информацию в надежде получить вознаграждение, а иногда (и это не редкость) в качестве источника выступают психически больные люди, одержимые теориями заговоров. В частности, на открытый для публичного доступа сайт ЦРУ поступает неимоверное количество совершенно бредовых сообщений. Один мой коллега с большим трудом пытался сохранить серьезное выражение лица на встрече с одним таким потенциальным «источником», который утверждал, что Усама бен Ладен живет во Флориде и ускользает от внимания спецслужб только благодаря тому, что переодевается клоуном и наносит на лицо яркий грим. Источник заявил, что получил эти сведения с помощью своих телепатических способностей.

К счастью, основная часть поступающей информации имеет больше отношения к реальности, но далеко не все источники могут заслуживать полного доверия, поэтому определение степени достоверности сведений представляет собой сложную задачу. Представляя собранную информацию в центр, сотрудники ЦРУ обязаны отмечать все факторы, которые вызывают у них сомнения. Разумеется, к бессвязным и путаным рассказам полупьяного типа, желающего получить политическое убежище, степень доверия будет не такой, как ко взвешенному отчету, изобилующему подтверждающими деталями.

Мир бизнеса также несет ответственность перед потребителями за свои источники. Такие компании, как «Niке» или «Rееbок», на собственном опыте знают, что бывает, когда покупатели обвиняют их в том, что их поставщики и субподрядчики используют детский труд. Критиков не удовлетворили никакие объяснения и попытки снять с себя ответственность. Один из крупнейших производителей детских игрушек «Маttеl» вынужден был отозвать с рынка миллионы своих изделий из-за того, что китайские поставщики использовали краски, содержащие свинец. Разумеется, такие инциденты не улучшают репутацию компании. О выборе поставщиков мы еще подробно поговорим ниже. Пока же будет достаточно сказать, что и ЦРУ, и бизнес должны относиться к своим источникам очень осмотрительно.

12. Считайте копейки. Секретные службы работают в основном с наличными деньгами — ведь агенты не станут принимать вознаграждение в виде именного чека. Сотрудникам ЦРУ постоянно приходится иметь дело с большими суммами наличных, что требует строгого учета и контроля их расходования. Кроме того, в работе спецслужб приходится сталкиваться с расходами, которые вряд ли встретишь в бизнесе. Так, например, одной из моих коллег за казенный счет была проведена эпиляция бровей, поскольку служба маскировки решила, что из-за темных густых бровей у нее в случае необходимости могут возникнуть трудности с изменением внешности.

В связи с тем, что при желании сотрудники с легкостью могут «позаимствовать» часть денег для личных нужд, даже малейшие финансовые нарушения являются достаточным поводом для немедленного увольнения. Сотрудники прекрасно осведомлены о том, что тратят деньги налогоплательщиков, поэтому не путают свои личные счета с казенными. Ведь даже незначительные аморальные поступки служат признаком недостатков характера, которые могут стать препятствием для работы в ЦРУ, требующей полного доверия к сотрудникам.

Мир бизнеса постоянно сотрясают публикации о неоправданных тратах. В 2005 году бывший генеральный директор «Тусо Intеrnаtiоnаl» Деннис Козловски был осужден за злоупотребление деньгами компании, которые он потратил, к примеру, на празднование дня рождения своей жены, обошедшееся более чем в миллион долларов, и занавески для душа стоимостью 6 тысяч долларов. В 2008 году главы трех великих американских автомобильных компаний: «Gеnеrаl Моtоrs», «Сhrуslеr» и «Fоrd» — пали в глазах общественности, полетев на роскошных личных самолетах в Вашингтон просить финансовую помощь из государственного бюджета (они даже не смогли сообща воспользоваться одним самолетом и отправились каждый на своем). В том же году общественность пришла в негодование, узнав, что миллионы долларов из государственных фондов, выделенные на помощь финансовому сектору, были выплачены в качестве бонусов как раз тем банкирам с Уолл-стрит, чьи действия привели к коллапсу. В 2011 году налогоплательщики решили, что столкнулись с дежавю, когда до них дошли подробности выплаты многомиллионных бонусов руководителям компаний «Fаnniе Мае» и «Frеddiе Мас» за весьма сомнительные действия, которые привели к глубокому кризису в сфере недвижимости, потребовавшему вмешательства правительства.

В каждом из этих случаев налогоплательщики и акционеры выказывали оправданное недовольство. Даже людям со стороны было понятно, что речь здесь идет не просто о слишком вольном обращении с деньгами, а о серьезных и систематических этических проблемах, подрывающих доверие общественности к данным организациям.

Разумеется, переход от строгого финансового учета к бездумному списыванию миллионов долларов на приобретение предметов роскоши происходит в компании не в одночасье. Причиной неоправданных трат становится неуважение к тем, чьим трудом они зарабатываются. В результате прикарманенные медяки очень быстро превращаются в миллионы долларов. Чтобы избежать эскалации злоупотреблений, необходимо наладить принципиальный подход к учету и практике расходования средств на всех организационных уровнях.

Решение этических проблем.

На страницах книги очень легко рассуждать о морали, но намного труднее придерживаться этических норм поведения на практике, особенно в обстановке, где все окружающие, похоже, позволяют себе их нарушать. Самой лучшей стратегией в данном случае является наличие твердых принципов и установление для себя незыблемых границ, переходить которые нельзя ни в коем случае.

Реальный мир никогда не бывает чернобелым. В определенных ситуациях начинают размываться даже самые твердые этические убеждения. Так, например, до 11 сентября большинство сотрудников ЦРУ даже представить себе не могли, что можно пытать заключенных, но после того, как в течение одного дня было захвачено четыре самолета, традиционная тактика претерпела кардинальные изменения. Я не ставлю перед собой цель обсуждать или ставить под сомнение методы допросов. Достаточно лишь сказать, что после этих событий реальностью стало то, что прежде казалось совершенно немыслимым. Официальным лицам пришлось принимать решения относительно того, как далеко можно заходить при допросах пособников террористов и можно ли выдавать захваченных террористов правоохранительным органам тех стран, где нарушаются права человека. Могу вас заверить, что никому из них эти решения не дались легко и что полного консенсуса по этим вопросам так и не удалось достигнуть.

В мире бизнеса вопросы допустимости пыток не обсуждаются, но многие принимаемые решения тоже имеют жизненно важное значение. Судебные процессы над фармацевтическими компаниями, разоблачение нарушений в области охраны окружающей среды, медицинского страхования, охраны труда — это лишь несколько примеров, свидетельствующих о том, что решения, принимаемые на корпоративном уровне, также могут иметь далеко идущие последствия для жизни и благосостояния людей.

Проблема осложняется еще и тем, что законы зачастую не содержат точных инструкций относительно норм корпоративного поведения. В них всегда есть лазейки, недоговоренности и противоречия. Многое зависит также от степени допустимости риска, принятого в вашей организации, срочности и важности ситуации, влияния извне, а также господствующих в отрасли норм.

Как видите, не всегда бывает легко определить «правильный» путь и тем более неукоснительно придерживаться его. Сотрудникам ЦРУ слишком хорошо известно, что, живя в грязи, трудно не запачкаться. Но это лишний раз подтверждает, что необходимо иметь какието моральные принципы, которые нельзя нарушать ни в коем случае. Не исключено, что именно от них будет зависеть благополучие и процветание вашего бизнеса.

Глава 6. Стратегии антикризисного менеджмента (взгляд из организации, которая знает, что такое настоящие кризисы).

Одиннадцатого сентября 2001 года я сидела в конференцзале вместе с другими такими же новобранцами отдела тайных операций. Перед нами выступали сотрудники Пентагона, рассказывавшие о необходимости сотрудничества между ЦРУ и вооруженными силами. Внезапно в зал вошел руководитель нашей подготовки и объявил, что только что в Нью-Йорке самолет врезался в одну из башен-близнецов. Взяв пульт дистанционного управления, он включил телевизор и с мрачным видом вышел из зала.

Все мы, разумеется, восприняли это как очередное учебное задание, каких у нас за плечами были уже десятки. Выступающие с улыбкой переглянулись, считая, что стали невольными участниками какойто игры. Слушатели даже не моргнули глазом. Мы всего лишь несколько недель назад закончили сложную годичную подготовку, которая изрядно нас утомила, поэтому просто сидели и ждали, пока кто-нибудь поставит перед нами очередные учебные задачи.

И тут со всех сторон послышался писк. В помещениях ЦРУ запрещено пользоваться мобильными телефонами, но пейджеры разрешены. Наши гости один за другим хватались за свои пейджеры и тут же с озадаченным видом покидали помещение.

Прошло несколько минут, прежде чем мы поняли, что телерепортаж ведется в прямом эфире и что это не учебная тревога. На этот раз мы стали свидетелями настоящего кризиса.

Несколько лет назад я проходила обучение по другой программе. Это был курс менеджмента в одной крупной высокотехнологичной компании, куда я поступила на работу сразу после окончания колледжа. Эта работа считалась очень престижной, а предложенная мне программа обучения представляла собой прямой путь к занятию руководящей должности. К сожалению, время для карьеры было выбрано неудачно. Мыльный пузырь интернеткомпаний, который делал отрасль высоких технологий такой привлекательной для выпускников университетов, уже готов был лопнуть. Дело до этого пока еще не дошло, но технологический сектор экономики уже начал чувствовать что-то неладное. Проработав в компании всего несколько недель, я заметила, что обстановка начала меняться к худшему. Поползли слухи о массовых увольнениях, которые вскоре стали реальностью. Одно подразделение компании было упразднено, а второе целиком продано.

Как раз в это время я в соответствии с программой обучения перешла на стажировку в финансовый отдел, который занимался, в частности, вопросами компенсаций руководителям при досрочном увольнении. Одно из моих первых заданий заключалось в том, чтобы досконально разобраться в этой сложной проблеме. Другой срочной работы не было, так как всех беспокоил единственный вопрос: удастся ли сохранить свое рабочее место. Я с головой ушла в толстенный договор, особенно в ту его часть, где было детально расписано, какие финансовые последствия ожидают генерального директора, если он подаст в отставку, выйдет на пенсию или будет уволен по различным обстоятельствам.

Ситуация в компании, конечно, была несравнима с разрушительной террористической атакой, но налицо был явный кризис.

Таким образом, будучи новичком, я пережила кризисы в двух различных организациях, и, хотя приведшие к ним причины, равно как и последствия, были совершенно различными, в корпоративной психологии присутствуют некоторые общие черты и универсальные реакции, которые появляются у людей, когда их благополучию что-то начинает угрожать.

Впоследствии я работала федеральным инспектором по вопросам трудовых взаимоотношений (вы уже знаете, что я в то время не засиживалась подолгу на одном месте) и у меня была возможность наблюдать за обстановкой во многих компаниях, переживавших кризисные ситуации. Мне довелось расследовать всевозможные трудовые конфликты: забастовки, выдвинутые профсоюзами обвинения в подтасовке результатов голосований, выставление пикетов, угрозы со стороны контролирующих органов, незаконные распоряжения руководства компаний, установку подслушивающей аппаратуры на заседаниях профсоюзных активистов и т. п. В одних организациях реакция на кризис была продуктивной и целенаправленной, в других — непродуманной, панической и граничащей с нарушением законов. Мне приходилось быть свидетельницей как самых уродливых, так и самых разумных ответных мер на сложившуюся ситуацию.

Я хочу поделиться с вами своими личными впечатлениями о поведении людей во время кризиса. Должна сказать, что даже в самых затруднительных ситуациях ЦРУ, как правило, реагировало эффективнее, быстрее и гибче, чем любая другая известная мне организация. Да, в связи с событиями 11 сентября ЦРУ допустило ряд ошибок, которые имели трагические последствия, но на организационном уровне его система антикризисного менеджмента не имеет себе равных. Я убеждена, что бизнесу есть чему поучиться у секретных служб в плане преодоления кризисов.

Вот лишь некоторые методы, с помощью которых ЦРУ более эффективно справляется с кризисами, чем большинство компаний, с которыми мне приходилось иметь дело.

Сразу же после событий 11 сентября ЦРУ:

• сосредоточило основное внимание на событиях, происходящих вне организации, а не внутри ее;

• продолжило поощрять сотрудников за достижения и успехи;

• облегчило доступ сотрудников к руководителям высшего звена;

• отдавало предельно ясные распоряжения и указания;

• предоставило сотрудникам дополнительные полномочия;

• перераспределило силы и ресурсы;

• приняло чрезвычайные меры по защите своих сотрудников;

• делало все, чтобы повысить лояльность сотрудников и укрепить взаимное доверие.

Все эти стратегии антикризисного менеджмента можно было бы рассматривать по отдельности, но они взаимосвязаны. Первоначально я даже хотела изобразить реакцию ЦРУ на события 11 сентября в виде схемы, чтобы наглядно показать, каким образом каждый из перечисленных факторов усиливает все остальные. Однако эта схема очень скоро стала напоминать спутанный клубок, в котором невозможно разобраться. Чтобы не мучить читателей, я отказалась от этой идеи, но все же попробую пояснить, каким образом отдельные элементы данной стратегии могут влиять друг на друга при противодействии кризису.

Антикризисная стратегия № 1: направьте внимание на внешние, а не на внутренние проблемы.

Взаимные обвинения начались уже через несколько часов после террористической атаки 11 сентября. Весь мир хотел знать, кто совершил это злодеяние, но тут вполне естественно возникал один вопрос: кто должен был его предотвратить? Чем больше подробностей становилось достоянием общественности, тем больше раздраженных и гневных обвинений раздавалось в адрес ЦРУ. Сегодня нам уже известно, что для предотвращения этого преступления было сделано далеко не все, что можно. Следовало наладить более полный обмен информацией, активнее противодействовать замыслам террористических групп с самого момента их выявления, тщательнее анализировать поступающие сведения.

Однако в описываемый период у ЦРУ не было времени ни на обвинения, ни на оправдания. Были задействованы все люди до одного: от сотрудников департамента специальных операций, которые высадились в Афганистане задолго до появления там американских войск, до клерков из вспомогательных служб, круглые сутки работавших в штабквартире. Люди месяцами трудились без выходных и отпусков, чтобы те, кто задумал и совершил это преступление, были найдены, пойманы и предстали перед судом. Все внимание было направлено вовне, на достижение этой цели.

Все это даже отдаленно не напоминало того, что мне приходилось наблюдать в бизнесе. Там в периоды кризисов существует тенденция обращать внимание главным образом на внутренние проблемы. Как только становится ясно, что в компании начался спад, производительность труда стремится к нулю. Ведь никто не знает в точности, удастся ли ему сохранить работу и имеет ли смысл заниматься текущими проектами. Все, конечно, являются по утрам на свои рабочие места, но если вы видите, что кто-то усердно трудится за компьютером, то, скорее всего, он составляет резюме или ищет новое место работы. И это касается не только рядовых сотрудников. Даже руководство больше обеспокоено собственной карьерой, чем спасением компании. К сожалению, такой подход может подорвать любую трудовую мораль.

Я, конечно, понимаю, что пытаюсь сравнивать несопоставимые вещи. Если кризис, вызванный террористической атакой, угрожает жизни людей и безопасности страны, то кризис в компании может всегонавсего изменить ваш трудовой статус. Но когда компания, переживая нелегкие времена, все свое внимание сосредоточивает на внутренних проблемах вместо того, чтобы присмотреться к происходящему вокруг, траектория ее падения становится еще круче.

Для того чтобы во время кризиса сместить внимание сотрудников с внутренних проблем на внешние, необходимо соблюсти три условия:

1. Предельная честность. В большинстве кризисных случаев слухи, циркулирующие внутри организации, причиняют не меньше, а может быть, даже больше вреда, чем реальные события. Если вы честно расскажете сотрудникам обо всех положительных и отрицательных факторах ситуации, они смогут посвящать больше времени работе, а не досужим домыслам о том, что может произойти.

2. Достижимые цели. Когда будущее организации представляется весьма неопределенным, работников необходимо объединить общей целью. Если руководство честно ведет себя по отношению к подчиненным, то и цели должны быть предельно честными и реальными: продержаться как минимум еще одну неделю, урезать расходы, остановить распространение негативных слухов вокруг организации и т. п. Конечно, постановка таких целей не улучшает людям настроение, но они, по крайней мере, знают, куда двигаться в обстановке хаоса, и даже испытывают удовлетворение от выполнения поставленных задач.

3. Реальные обещания. Сотрудникам очень трудно сосредоточиться на работе, если их постоянно беспокоят мысли о еде и жилище для своей семьи. Конечно, определенную помощь могут оказать выходные пособия, но если компания находится в кризисе, то ее финансовое положение не всегда позволяет расплатиться с увольняемыми сотрудниками. В связи с этим руководство должно взять на себя необходимый, но реальный минимум обязательств перед персоналом. Это позволит людям сосредоточиться на текущей работе, а не на поисках будущей. Такими обязательствами могут быть, например, обещание не производить увольнений в течение какогото определенного времени, выплатить щедрые премии, когда обстановка нормализуется, или выходные пособия в случае увольнения (указав их точную сумму). Главное, чтобы сотрудники думали о нуждах организации больше, чем о своих собственных.

В кризисной обстановке все эти меры позволяют сохранять производительность труда, обеспечивать необходимые стандарты обслуживания клиентов и создавать положительный имидж организации в глазах общественности и самих сотрудников. Помимо этого, они дают персоналу какую-то цель… и надежду. Кроме того, нацеленность основных усилий вовне повышает эффективность других стратегий антикризисного менеджмента:

• защищает ваших сотрудников от враждебных поползновений извне, от стрессов, вызванных неопределенностью, и прекращает взаимные обвинения в коллективе;

• дает возможность даже во время кризиса оценивать успехи отдельных работников и вознаграждать их за это;

• служит платформой для выработки четких указаний и улучшения коммуникации, так как у подчиненных появляется общая цель.

Антикризисная стратегия № 2: продолжайте поощрять сотрудников за достижения и успехи.

Организациям, переживающим кризис, свойственна своего рода коллективная депрессия. Сотрудников охватывает безразличие, и их производительность устремляется вниз по крутой спирали. В этой обстановке похвалы и поощрения оказываются, как правило, в самом низу списка мер, которые организация принимает для выхода из сложного положения.

Если бы после событий 11 сентября все виды поощрения сотрудников в ЦРУ отошли на второй план, все отнеслись бы к тому с пониманием. Ведь мы, в конце концов, не сумели предотвратить теракт, разве не так? Тем не менее руководство ЦРУ, как и прежде, продолжало отмечать достижения и поощрять отличившихся. Сотрудников регулярно оповещали обо всех достигнутых успехах, а тех, кто проявил мужество и героизм, ожидали высокие награды. Это не только способствовало укреплению морали личного состава, который, преодолевая лишения, действовал с риском для жизни на передовой в Афганистане, но и создавало чувство гордости и сопричастности к великим делам у тех, кто находился далеко от места событий, но тоже работал не покладая рук.

В начале 2002 года я оказалась в Кабуле. Работа шла в сумасшедшем темпе, жизненные условия были суровыми, и постоянно присутствовал риск для жизни. Но хаос зоны боевых действий несколько скрашивался приятными мелочами, о которых заботилось наше руководство. Нам на передовую привозили кофе от «Stаrbuскs», чипсы, продукты для праздничного пасхального стола, свежие журналы. Это действительно были мелочи, но они всегда сопровождались словами признательности, отчего их ценность возрастала многократно.

А вот в большинстве компаний, переживающих кризис, изменения, наоборот, касаются в первую очередь именно таких мелочей. В целях сокращения расходов из офисов исчезают автоматы с бесплатными напитками и холодильники. Традиционные корпоративы за счет компании уступают место вечеринкам вскладчину. Более того, сотрудникам предлагают не только приходить на них со своими напитками и закусками, но еще и покупать входные билеты, чтобы покрыть расходы. Я хочу сказать руководителям: ПОЖАЛУЙСТА, НИКОГДА НЕ ДЕЛАЙТЕ ЭТОГО.

Если уж компания не может позволить себе организовать праздник, то ее сотрудники и подавно. Они экономят деньги, предвидя возможные увольнения. Я однажды работала в фирме, где сотрудникам в целях снижения расходов даже предложили покупать шариковые ручки за свой счет.

Скупость в периоды кризисов разрушительно влияет на мораль персонала не только потому, что компания начинает экономить на самом необходимом. Дело усугубляется еще и тем, что из привычного обихода исчезают поощрения и награды. Понятно, что высшему руководству тоже приходится несладко, но если при этом не уделяется должного внимания мотивации и признанию заслуг персонала, люди перестают работать в полную силу как раз тогда, когда компания больше всего в этом нуждается.

Это говорю вам я, которая плакала от счастья, когда после многих недель слабенького чая и отвратительного растворимого кофе нам привезли настоящие кофейные зерна высшего сорта. Такие жесты особенно ценятся в кризисной обстановке.

Признавая и отмечая заслуги работников даже в кризисной ситуации, вы способствуете повышению эффективности других стратегий антикризисного менеджмента:

• Плохие новости, поступающие от руководства компании, компенсируются хорошими.

• Даже мелкие поощрения повышают лояльность сотрудников по отношению к компании. Както раз мне пришлось иметь дело с одной фирмой, где группа сотрудников, планировавших антикризисные мероприятия, очень хорошо отзывалась о своем директоре. Почему? Потому, что, когда заседания группы затягивались допоздна, он всегда заказывал им пиццу за свой счет. Компании пришлось отозвать с рынка большую партию своей продукции, поэтому поздние заседания были не редкостью. Оказывается, такая мелочь может иметь значение даже в самой серьезной обстановке.

• Поощрения и похвалы облегчают процесс перераспределения ресурсов. Сотрудник, которого похвалили в кризисной ситуации, вряд ли откажется от порученного задания под предлогом, что это не его дело.

Антикризисная стратегия № 3: облегчите сотрудникам доступ к руководителям высшего звена.

Сразу после 11 сентября руководителям ЦРУ приходилось много оправдываться в условиях отсутствия полной информации. Они вынуждены были объясняться перед средствами массовой информации, перед конгрессом, перед различными закрытыми комитетами и комиссиями, перед армейским командованием, правоохранительными органами, иностранными правительствами и, конечно же, перед президентом.

В условиях такого давления их никто бы не осудил, если бы они на время отстранились от подчиненных.

Но они так не поступили.

Более того, Джордж Тенет, являвшийся в то время директором ЦРУ, прославился тем, что расхаживал по всем кабинетам антитеррористического центра ЦРУ с незажженной сигарой во рту и лично интересовался новостями даже у рядовых сотрудников. Другие руководители высшего звена регулярно выпускали официальные сводки новостей, предназначенные для широкой публики, признавая, что в такой обстановке излишняя секретность только вредит. Все сотрудники ЦРУ были задействованы в охоте на террористов, и руководство не дистанцировалось от них, а наоборот, поддерживало постоянную коммуникацию, информируя подчиненных как об успехах, так и о неудачах.

Все это резко контрастирует с моим первым опытом в бизнесе. Тогда я работала в кабинете, который практически вплотную примыкал к той части здания, где размещались все руководители компании. Еще до начала массовых увольнений (хотя слухи о них уже давно гуляли по фирме) мы с соседкой по кабинету затеяли игру, которая называлась «Выследи директора». Вам это может показаться смешным, но представители высшего руководства действительно кудато попрятались. Они поздно появлялись на работе и поздно расходились по домам. Они старались не встречаться взглядом с людьми и пройти как можно быстрее мимо, не проронив ни слова. У всех был одинаково мрачный вид. Двери их кабинетов были постоянно заперты. Я им даже немного сочувствовала, потому что представляла себе, каково это — держать в руках судьбы тысяч подчиненных.

Тот же самый феномен мне довелось наблюдать на протяжении нескольких лет и в других организациях. В периоды стрессов и нестабильности руководители имеют обыкновение залегать на дно. Иногда это объясняется тем, что им по юридическим основаниям запрещается преждевременно выдавать информацию. Иногда будущее компании настолько неопределенно, что руководство не хочет делать никаких заявлений до прояснения обстановки. В одном случае молчание директора объяснялось тем, что ему грозило уголовное преследование по серьезной статье. Однако уход от объяснений никак не может помочь в преодолении кризиса; он только создает пищу для слухов.

Если уж даже руководители ЦРУ после событий 11 сентября предпочли оставаться на виду и честно рассказывать о происходящем, то главам компаний в подобных ситуациях грех прятаться. В кризисной ситуации плохие известия должны исходить именно от них, и их заявления должны быть откровенными и своевременными. Это вопрос чести. Каким бы ни был кризис, руководитель не должен скрываться в бункере.

Доступность и открытость высшего руководства повышает эффективность других антикризисных стратегий:

• Если информация исходит с самого верха, у подчиненных появляется возможность получать четкие и ясные указания из первых рук, а не через посредников в виде руководителей среднего звена.

• Возможность доступа к начальству усиливает обстановку доверия в коллективе, так как люди видят, что руководители тоже участвуют в преодолении кризиса.

• В организациях, страдающих от бюрократизма (то есть практически во всех, где работает больше одного человека), ясные директивы, исходящие непосредственно от главного руководителя, помогают облегчить процесс перераспределения сил и ресурсов.

Антикризисная стратегия № 4: отдавайте предельно ясные распоряжения и указания.

В конце 2001-го и начале 2002 года сотрудники ЦРУ, направлявшиеся в Афганистан, получали очень ясный приказ на захват или ликвидацию боевиков Аль-Каиды. Для опытных бойцов департамента специальных операций в этом не было ничего необычного. В конце концов, мы вели боевые действия против людей, совершивших ужасный акт терроризма на территории США. Но когда я прибыла в Кабул спустя всего несколько недель после окончания учебы, этот приказ, полученный буквально через час после приземления, меня, мягко говоря, сильно озадачил. У меня не было военного опыта. Винтовка, которую мне вручили, казалась незнакомой и неудобной. Я ведь по натуре больше гражданский человек, чем боец группы специального назначения, поэтому мое пребывание в зоне боевых действий отдавало какимто сюрреализмом.

И все же это было правдой. Приказ был предельно четким и недвусмысленным. Разумеется, я не должна была лично захватывать и убивать террористов. Моя задача заключалась только в сборе разведывательной информации для обеспечения этой деятельности. До сих пор мой первый день на всех предыдущих местах работы ограничивался лишь тем, что я ходила по кабинетам и узнавала, кто где сидит и чем занимается. И тут вдруг, как снег на голову, такая задача, поставленная хмурым и небритым заместителем начальника разведточки. Дело не в том, что я была чересчур наивной — я ведь знала, на что иду, когда соглашалась на командировку в Кабул. Просто распоряжение было настолько недвусмысленным, что моментально отрезвило меня и продемонстрировало всю сложность ситуации.

В мире бизнеса в последнее время тоже хватало всяких кризисов. Но в большинстве затронутых ими отраслей (в частности, в автомобильной промышленности, финансовой сфере и на рынке недвижимости) высшее руководство появлялось на сцене с таким видом, словно ничего серьезного не происходит. Вместо того чтобы признать наличие кризиса и дать четкие указания по его преодолению, компании распространяли среди своих сотрудников, акционеров и членов конгресса сбивчивые и путаные послания. Они предсказывали скорое улучшение ситуации и одновременно обращались к правительству за финансовой помощью. Они бездумно тратили деньги на всякую мишуру (вроде личных самолетов и премий по итогам года) и при этом урезали расходы на оплату персонала и проводили сокращение штата. Они обещали внедрять инновации, а сами замораживали все текущие проекты. У меня есть один знакомый (я не буду называть его имени, потому что он все еще занимает руководящий пост в одной известной и быстро идущей ко дну финансовой компании), который описывает обстановку в своем департаменте следующим образом: «Это просто какойто Дикий Запад. Никто не знает, что делать, поскольку сверху не поступает никакой конкретной информации. Поэтому половина сотрудников просто сидит и ничем не занимается, а вторая половина мечется, пытаясь реализовать какието недозрелые идеи в надежде, что их старания останутся незамеченными, когда кризис минует. Кругом сплошной хаос».

Понятно, что хаос — это не лучшая обстановка для преодоления сложной ситуации.

В начале главы я уже писала, что плохо, когда руководители компаний в самый разгар кризиса прячутся по щелям. В этот период они должны быть не только доступнее, чем обычно, но и честнее, а их указания и распоряжения — яснее, чем когда-либо. Ведь в организации немало людей, которые кровно заинтересованы в том, чтобы изменить положение к лучшему.

Так помогите же им.

Для этого совсем не обязательно в одночасье превращаться в военачальника. Нет необходимости выступать с витиеватыми речами на корпоративных митингах и выдумывать изощренные средства мотивации персонала. От эффективного лидера в кризисное время требуются честность, ясность, реалистичность и готовность к коммуникации. В процесс коммуникации должно быть вовлечено как можно большее количество членов организации.

1. Честно обрисуйте им всю сложность ситуации.

2. Честно изложите имеющиеся возможности выхода из нее, даже если их не так много.

3. Четко определите краткосрочную стратегию преодоления кризиса и доведите ее до среднего звена руководства, а если есть возможность, то и до всех сотрудников.

4. Поставьте среднесрочные цели.

5. Как можно чаще сообщайте об актуальном положении дел.

Третий пункт является самым важным, поскольку он создает основу для действий. Изложите свою стратегию ясно и недвусмысленно, а затем предоставьте членам организации полную свободу для ее реализации.

Я, честно говоря, сомневаюсь, что руководители ЦРУ в ходе кризиса подходили к вопросу коммуникации так же формально, как написано в этой главе. Их стратегия коммуникации органически вытекала из искренней внутренней потребности собрать как можно больше информации и немедленно начать действовать.

Предельно ясные указания и распоряжения позволяют повысить эффективность других антикризисных стратегий:

• Чем яснее цели, тем сильнее становится стимул для сотрудников брать на себя дополнительные полномочия и работать сверх своих обычных возможностей и способностей.

• Выработка и постановка конкретных задач в ходе кризиса повышает лояльность сотрудников, так как они видят эффективную работу руководства.

• Ясные и выполнимые указания помогают направить свое внимание и действия вовне и сохранять производительность.

Антикризисная стратегия № 5: предоставьте сотрудникам дополнительные полномочия.

В отличие от большинства организаций, оказавшихся в кризисной ситуации, ЦРУ после событий 11 сентября не испытывало недостатка в деньгах. Война — это экономика с большим оборотом наличных средств, а налички у нас было в избытке. В Афганистане мы расплачивались наличными с информаторами, платили за охрану и жилье. За наличные деньги мы выкупали обратно «Стингеры», которые сами же поставляли афганцам в те времена, когда Советский Союз казался нам бльшим злом. Деньги нам привозили целыми ящиками и мешками. Разумеется, мы должны были предоставлять расписки и отчеты об их расходовании, но когда видишь такую кучу денег, порой становится не по себе. Помню, как я сама не решалась поставить подпись в ведомости на получение большого кожаного портфеля, доверху набитого деньгами, который должна была передать местному полевому командиру за сотрудничество. Сумма превышала мое годовое жалованье. Обычно в таких случаях рекомендуют посоветоваться с юристом и прочитать то, что написано в договоре мелким шрифтом, но на войне юристов не бывает и мелкий шрифт тоже не в ходу.

Даже опытные сотрудники ЦРУ, оказавшись в Афганистане, признавались, что такого уровня полномочий у них не было еще никогда в жизни. На них была возложена беспрецедентная ответственность. Им были предоставлены власть и огромные средства для решения невероятно сложных задач, и они с ними справились.

Колоссальные полномочия сотрудников в зоне боевых действий изменили давно устоявшуюся практику взаимоотношений внутри управления. Офицеры ЦРУ, работавшие под прикрытием, всегда относились к «штабным крысам» с плохо скрываемой антипатией. Оперативные сотрудники не любят «звезду смерти», как мы называем между собой штабквартиру, за боязнь риска, медлительность и страсть к нескончаемым совещаниям. Штабных нытиков критикуют за некомпетентность, нежелание сотрудничать и бюрократизм. Те, в свою очередь, заявляют, что оперативные сотрудники работают слишком агрессивно, неосмотрительно и поспешно, так как не в состоянии видеть общую картину.

Конечно, вследствие частой ротации в ЦРУ в управленческий аппарат попадают люди, проведшие немало времени на оперативной работе, и наоборот, но это не принимается во внимание. В зависимости от места работы все сотрудники сразу же причисляются либо к одному, либо к другому лагерю.

Но после событий 11 сентября разделение на «мы» и «они» практически исчезло. Офицерам на местах разрешили принимать важные решения без согласования с центром. Штабквартира, в свою очередь, начала учитывать потребности «полевых» работников в оборудовании, снаряжении, деньгах, персонале и высылать все необходимое без малейшего промедления. Таким образом, очень сложная ситуация разрешилась только за счет предоставления экстраординарных полномочий сотрудникам, направленным в Афганистан.

А теперь давайте сравним это с тем, что происходит в бизнесе. Поскольку во время кризиса излишков денег в компаниях, как правило, не наблюдается, все решения об их расходовании переносятся на более высокий уровень управления. В связи с этим руководителям среднего звена приходится постоянно обращаться за разрешениями к начальству, даже если речь идет всего лишь о покупке билета на самолет. Работники отдела обслуживания вынуждены подолгу ждать, пока сверху придет разрешение на предоставление клиенту скидки. Размер командировочных средств определяется высшим руководством, а решение о выдаче сотрудникам премий подписывается лично генеральным директором.

Все это еще можно понять, если речь идет о финансовом кризисе, но лишение работников привычных полномочий — это очень скользкий путь. В этом случае деятельность компании во всех сферах приобретает все более консервативный характер. Из маркетинговых планов удаляется все, что может представлять хоть какойто риск, расходы на расширение и развитие урезаются, прекращается прием новых кадров, причем все эти решения принимаются с каждым разом на все более высоком уровне. Сотрудники, непосредственно общающиеся с поставщиками и клиентами, полностью лишаются свободы действий. В конечном итоге это ведет к полному падению производительности.

Наделение работников дополнительными полномочиями в период кризиса связано с определенным риском. Если на кону стоит будущее компании, любое решение и любое обещание приобретают особое значение. Однако, если вы не доверяете собственным сотрудникам, особенно тем, кто непосредственно работает с клиентурой, значит, в вашей организации совершенно никудышная система подбора и подготовки кадров, а также управления ими, и ее ждет неминуемый крах, даже если все решения будут приниматься на самом высшем уровне. Генеральный директор не в состоянии лично справиться со всеми делами.

Я никогда не любила затертые выражения и штампы. В колледже мы с друзьями частенько играли в своеобразное лото: записывали на карточки всевозможные клише из области бизнеса и зачеркивали их, как только слышали эти выражения в лекции преподавателя. Верный шанс на выигрыш давали карточки, в которых встречались сочетания со словом «стратегия». Наши профессора употребляли их не реже, чем нынешние подростки слово «как бы». Еще одним навязшим в зубах выражением было «делегирование полномочий». Именно поэтому я не использую его здесь, а предпочитаю говорить о предоставлении конкретных экстраординарных полномочий, то есть о праве принимать решения и контролировать ситуацию. Кризис — это как раз то время, когда надо дать свободу действий экспертам, которые хорошо проявили себя в работе еще в период стабильности.

Такой подход позволит одновременно повысить эффективность других антикризисных стратегий.

• Получая возможность лично участвовать в преодолении кризиса, сотрудники вынуждены обращать внимание на внешние, а не на внутренние проблемы.

• Расширение полномочий персонала повышает доступность руководителей и, кроме того, дает им возможность заниматься действительно лидерскими обязанностями, а не увязать в мелочах.

• За счет предоставления подчиненным дополнительных полномочий облегчается перераспределение сил и ресурсов, поскольку у людей появляются новые обязанности.

Антикризисная стратегия № 6: перераспределите силы и ресурсы.

Сразу же после 11 сентября активность сотрудников ЦРУ резко возросла. В управлении буквально не хватало рабочих столов и компьютеров для офицеров, которые по собственной инициативе начали брать на себя работу, выходящую за пределы их должностных обязанностей и жертвовали для этого своим личным временем по вечерам и в выходные дни. Люди, вышедшие на пенсию несколько лет назад, возвращались к работе. Многие сотрудники бросали насиженные места за границей и приезжали, чтобы заняться менее престижными, но очень нужными делами в антитеррористическом центре. Курсанты, находившиеся на подготовке, днем выполняли свои учебные задачи по выявлению наружного наблюдения, а по вечерам приходили в управление, чтобы помочь чем только можно. В этой суматошной обстановке должностные инструкции мало что значили. Если у человека были возможности и готовность чем-то помочь, он тут же включался в работу.

Когда пыль немного осела, стало ясно, что порядки в ЦРУ уже никогда не будут такими, как прежде. Его миссия, образ действий и мировоззрение изменились кардинально и бесповоротно. На протяжении десятилетий главными действующими лицами секретной службы были солдаты холодной войны, всю жизнь проводившие в противоборстве с КГБ, — офицеры, владевшие русским языком, научившиеся пить водку и даже обнаружившие в ней вкус. Но после 11 сентября эти знания и умения, необходимые в эпоху существования железного занавеса, внезапно оказались устаревшими и ненужными.

Кто же стал новыми суперзвездами? Новая поросль работников, которые говорили на арабском, фарси и дари. Они были лучше знакомы с тем, как вести долгие беседы за чашкой чая, а не за бутылкой водки. Если раньше сотрудникам разведки лишь в редких случаях приходилось брать в руки оружие, то теперь стрельба стала одним из обязательных элементов подготовки (представьте себе, как я удивилась, когда на занятия по стрельбе из винтовки МЧ вдруг пришла добродушная на вид тетушка, у которой, как оказалось, было уже трое внуков!). Офицеры сменили сшитые на заказ костюмы на бронежилеты, а в коридорах нередко можно было услышать, как сотрудники обсуждали между собой достоинства и недостатки тех или иных лекарств от малярии.

После событий 11 сентября ЦРУ нуждалось в кардинальных реформах, и это была непростая задача. Перераспределение сил и средств проводилось почти во всех сферах деятельности секретной службы: в организации подготовки, в методике вербовок, в логистическом процессе и техническом оснащении. Не имея времени предаваться ностальгии, управление вступило в период перемен, который продолжается до сих пор, хотя прошло уже более десяти лет.

Миру бизнеса реформы тоже не чужды. Некоторые из них, например завоевание нового сегмента рынка, носят стратегический характер, а некоторые просто диктуются текущей ситуацией, в том числе кризисными явлениями. Многочисленные консалтинговые фирмы, считающие себя специалистами по менеджменту, могут подтвердить, что любые реформы связаны с риском. Кто-нибудь еще помнит, чем закончилась попытка компании «Stаrbuскs» совершить экспансию и сместить акцент с традиционных кофейных заведений на домашние кухни? Но, какими бы стимулами вы ни руководствовались, необходимо понимать, что, если уж начал действовать, обратной дороги нет.

Реформы в ЦРУ проходили, разумеется, не без скрипа, но в конечном счете ему удалось быстро, эффективно и грамотно перераспределить свои силы и ресурсы. Вот некоторые стратегии, которые управление использовало в этом процессе и которые могут быть с равным успехом применены в любой организации.

1. Поручайте людям задания, руководствуясь их знаниями и умениями, а не должностью. После 11 сентября ЦРУ срочно понадобились люди, владеющие определенными языками, имеющие хорошую военную подготовку и способные контактировать с весьма специфическими объектами. Таких специалистов было не так уж много, но им сразу же доверили очень серьезные дела. В кризисной ситуации нужные знания и умения значат больше, чем должность и опыт работы. Ведь когда у вас в компании вдруг обрушивается вся компьютерная сеть, начальники отходят в сторону и доверяют всю работу по восстановлению программистам, не так ли? Аналогичным образом нужно поступать и во всех остальных случаях, когда необходимо выводить фирму из затруднительных ситуаций. При угрозе забастовки такими специалистами могут оказаться работники кадровой службы, во время аудита — бухгалтеры, а в случае появления в прессе негативных материалов о компании — сотрудники отдела маркетинга. Хорошие руководители знают, когда необходимо взять на себя бремя лидерства, а когда отойти в сторонку и дать возможность экспертам проявить себя во всей красе.

2. Создавайте автономные рабочие группы, не подвластные бюрократии, и предоставляйте им свободу действий. Это чем-то напоминает группы быстрого реагирования, о которых я уже упоминала. Уберите с пути ключевых специалистов все ведомственные препоны, которые неизбежно возникают во времена перемен. Предоставьте им необходимые ресурсы и полномочия и дайте возможность работать.

3. Расставайтесь с прошлым без сантиментов. После событий 11 сентября ЦРУ нуждалось в том, чтобы все без исключения сотрудники сосредоточились на террористической угрозе. У управления было достаточно денег, но оно испытывало дефицит работников, обладавших нужными знаниями и умениями. Руководству пришлось приложить немало сил, чтобы убедить всех, что некоторые регионы мира, объекты, программы и иностранные языки утратили прежнее значение. Фонды были перераспределены, расходы на некоторые программы урезаны, но это не значит, что занимавшиеся ими люди остались без дела. Они были нужны для другой работы. Эти перемены коснулись как рядовых работников, так и руководителей. Тем, кто воспринял реформы без восторга, была предоставлена возможность сделать новую карьеру. Изменения, происходящие в мире бизнеса, особенно вызванные кризисом, могут реализовываться так же продуманно, решительно и всесторонне, как и в ЦРУ.

Перераспределение сил и средств в целях успешного преодоления кризиса оказывает синергетический эффект на ряд других антикризисных стратегий.

• Указания и распоряжения о предстоящих переменах при этом становятся яснее и понятнее.

• Перераспределение сил неизбежно влечет за собой необходимость предоставления людям дополнительных полномочий и ресурсов, чтобы они могли успешно работать в условиях новой реальности.

Антикризисная стратегия № 7: защитите рядовых сотрудников.

Сказать, что у сотрудников ЦРУ в Афганистане было много дел — это значит не сказать ничего. Их руководители в штабквартире в Лэнгли тоже не сидели сложа руки. Они должны были не только обеспечивать круглосуточную поддержку важных и опасных операций, но и отвечать на множество запросов из конгресса и администрации президента, участвовать во всевозможных брифингах, писать отчеты и анализы. Конечно, все это тоже было важной частью работы (в основном), но подобные нескончаемые мероприятия отнимали массу времени. Необходимо также учитывать, что поступавшие сверху запросы имели приоритетный рейтинг и сроки их исполнения варьировались от «немедленно» до «вчера».

В этой обстановке штабквартира проявляла настоящие чудеса, стараясь оградить своих рядовых сотрудников в Афганистане от царившей на родине суматохи. Все взаимные обвинения, перекладывание ответственности с одних плеч на другие и бесконечные требования о предоставлении информации остались дома, чтобы люди на передовой могли заниматься своими основными делами в обстановке максимально возможной безопасности. Единственным проявлением бюрократии, преодолевавшим эти заслоны, были регулярные визиты в Афганистан делегаций конгресса, совершавшиеся зачастую с большой помпой и требовавшие отвлечения больших сил на их обслуживание и охрану. Если бы не эти наезды, воспринимавшиеся нашими сотрудниками как неизбежная головная боль, можно было бы работать относительно спокойно.

Даже если обстановка в вашей компании далека от театра военных действий, у вас есть работники, сражающиеся на передовой. Это те люди, которые непосредственно соприкасаются с клиентами, поставщиками и широкой публикой. Их надо в первую очередь защитить от всех неурядиц, связанных с организационными кризисами. Снабдите их информацией, ресурсами и оградите от внутренних дрязг, чтобы они могли убедить клиентов в том, что ваша компания, как и прежде, может обеспечить их должное обслуживание. Предоставьте им полномочия и защиту для выполнения главной задачи компании.

Обеспечение защиты рядовых сотрудников тесно связано с другими антикризисными стратегиями:

• Работники, защищенные от влияния событий, которые происходят внутри компании, могут сосредоточить внимание на внешних факторах.

• Это также позволяет перераспределить силы и ресурсы компании, чтобы убедить клиентов, что в сфере их обслуживания ничего не изменилось.

Антикризисная стратегия № 8: повышайте лояльность сотрудников, зарабатывая их доверие.

Я приберегла эту стратегию на самый конец, потому что она представляет собой не какуюто самостоятельную часть деятельности компании, а является, скорее, кульминацией всех усилий и создает аккумулирующий эффект от применения семи предыдущих стратегий. Руководители, использующие первые семь стратегий, автоматически повышают уровень лояльности персонала и внушают ему доверие к себе.

Лояльность и доверие не являются прерогативой одних только секретных служб. В любой сфере бизнеса лояльность сотрудников повышается, когда они видят, что руководство продолжает в обстановке кризиса работать над реализацией общих целей компании, а не дергает кольцо «золотого парашюта» при первых же признаках надвигающейся опасности. Доверие к руководителям возникает, когда подчиненные видят, что их слова честны, а поступки последовательны.

Хотя изложенные концепции применимы к любым областям деятельности, мне представляется, что реакция ЦРУ на события 11 сентября и достигнутые результаты являются наиболее яркими примерами использования антикризисных стратегий.

Я уже описывала организационную суматоху в ЦРУ после террористической атаки, а также личные жертвы, на которые пришлось пойти всем сотрудникам. Главным фактором, на мой взгляд, стало то, что руководство в полной мере разделило с рядовыми сотрудниками все тяготы, связанные с невероятной загруженностью, сложными условиями работы и необходимостью обеспечения безопасности проводимых операций. Находясь в зоне боевых действий, я подхватила какуюто кишечную инфекцию, но, даже корчась от спазмов в животе, хорошо понимала, что сейчас мне приходится ничуть не хуже, чем директору ЦРУ Джорджу Тенету, который в это время отдувался перед конгрессом.

Кроме того, необходимо говорить о доверии к организации в целом, которое вышло далеко за пределы секретной службы. ЦРУ после террористической атаки 11 сентября нужно было стать организацией, которой можно верить, так как она нуждалась в поддержке всех стран мира. Отдельным сотрудникам на местах также необходимо было опираться на хорошую репутацию своей организации, когда они вели переговоры с вождями племен и полевыми командирами в Афганистане, чтобы заручиться их поддержкой, защитой и информацией. Я уже писала, что доверие — это капитал, который можно либо сохранить, либо растратить. Доверие, которое сумело внушить к себе ЦРУ после событий 11 сентября, оказалось не менее ценным активом, чем наличные деньги.

Если вы будете следовать семи перечисленным выше антикризисным стратегиям, вам тоже удастся создать резерв доверия, который окажется очень кстати, когда наступят нелегкие времена. Подтверждением этому служит ЦРУ — организация, которая не понаслышке знает, что такое кризисы.

Часть 3. Для внешнего применения.

Глава 7. Совершение сделок в духе ЦРУ.

Вербовка во многом схожа с заключением торговой сделки. Есть объекты, которые доставляют мало хлопот. С ними работать проще всего. Их мотивация ясна, они знают, чего хотят, и их не требуется особо убеждать поставить свою подпись в обозначенном месте. Самый большой праздник для работника спецслужб наступает, когда доброволец сам приходит прямо в посольство США и выражает готовность поделиться с американским правительством секретными сведениями, которыми он располагает. Сотрудник в этом случае получает награды и почести за «вербовку», хотя не приложил к этому никаких усилий.

Следующая ступень сложности — это потенциальный агент, который набивает себе цену. Он, конечно, заранее знает, что согласится на вербовку, но ему охота сначала поплакаться и изобразить из себя жертву. Чем ближе сотрудник ЦРУ подходит к вербовочному предложению, тем больше он раскрывает свое истинное лицо. Малопомалу вопросы становятся все более прямыми, а встречи, наоборот, более скрытными. В конце концов сотрудник и агент договариваются о негласном сотрудничестве.

Один из самых сложных вариантов — это работа с объектом, который мысленно не готов осознать и признать, что с ним произошло. Возможно, он уже выдал какуюто важную секретную информацию, но все равно отказывается считать себя шпионом. Людей такой категории очень трудно уговорить заниматься шпионажем на постоянной основе. Они в общемто не против того, чтобы время от времени поделиться информацией, но не желают считать себя предателями.

Когда подходит время сделать открытое вербовочное предложение такому потенциальному агенту, прикрытие сотрудника ЦРУ обычно представляет собой лишь видимость. До этого он уже не раз обращался к объекту с просьбами о предоставлении подробной секретной информации, делал все возможное, чтобы держать их встречи в секрете и всячески избегал общения с ним по телефону или электронной почте. Любой здравомыслящий человек уже давно заподозрил бы в нем офицера разведки, работающего под прикрытием. Но упрямый объект, несмотря ни на что, продолжает игнорировать очевидные вещи и не реагирует на намеки. Так продолжается до тех пор, пока у сотрудника не остается иного выбора, кроме как прямо сделать предложение о сотрудничестве с разведкой. Разумеется, чем более неприкрытый характер носит такое предложение («Я хочу, чтобы вы похищали секретную информацию с целью выдачи ее правительству США»), тем выше вероятность того, что объект откажется. От разведчика требуется незаурядный талант, чтобы склонить к согласию даже самого несговорчивого человека. Агрессивный и открытый подход напугает объекта, а слишком мягкий и деликатный может привести к тому, что вербовки никогда не произойдет.

Выбор правильной вербовочной тактики зависит от черт личности, обстоятельств и характера отношений, сложившихся между разведчиком и объектом.

Вам эта ситуация кажется знакомой? Ничего удивительного. То же самое происходит и при заключении торговых сделок — только уровень опасности и тревоги в данном случае намного ниже.

Вербовка с ходу.

Обычно вербовка завершает довольно длительный процесс развития отношений. Требуется немало времени, чтобы создать обстановку взаимного доверия, без которой трудно уговорить человека стать шпионом. Объект должен быть абсолютно убежден в том, что сотрудник спецслужбы действительно будет беспокоиться о его безопасности и соблюдать все достигнутые договоренности. В идеале до вербовочного предложения дело доходит через несколько месяцев, а то и лет тщательного выстраивания отношений.

Однако иногда реальность вносит в этот процесс коррективы. В некоторых случаях длительное общение попросту невозможно. Возьмем, к примеру, ученого из Северной Кореи, занимающегося разработкой ядерного оружия. Вряд ли он будет проводить отпуск на Майорке или присутствовать на научной конференции в Лос-Анджелесе. С таким объектом даже разовую встречу организовать непросто, не говоря уже о развитии отношений. В этой ситуации сотрудник ЦРУ может принять решение о так называемой вербовке с ходу. Это, конечно, не самый идеальный вариант, так как вербовочное предложение делается человеку, с которым отсутствуют доверительные отношения и не сформирован психологический контакт. Обычно в качестве дополнительного аргумента используются крупные суммы денег в расчете на то, что объект не устоит перед соблазном. Неудивительно, что многие подобные вербовки заканчиваются провалом. А вы согласились бы рисковать жизнью только потому, что совершенно незнакомый человек предложил вам солидную пачку денег? Более того, порой неудачная вербовка имеет куда более серьезные негативные последствия, чем просто отказ. Напуганный или оскорбленный объект может даже сдать сотрудника ЦРУ властям своей страны. Результатом могут стать дипломатические осложнения, арест, высылка, объявление персоной нон грата.

Хотите верьте, хотите нет, но в мире бизнеса тоже бывают «вербовки с ходу». Например, под влиянием продавца покупатели иногда приобретают товар спонтанно, без раздумий и анализа. Бывает и так, что клиент почти недоступен для личных встреч и единственный способ заключить с ним сделку — это сделать предложение в лоб, так как на установление психологического контакта в ходе короткой беседы не остается времени.

В целом же более предпочтительным вариантом является постепенное развитие отношений, и дело здесь не только в том, что оно дает возможность создать психологический контакт и обстановку доверительности. За это время можно изучить уязвимые точки объекта и подготовить презентацию таким образом, чтобы обеспечить максимальные шансы на успех.

В некоторых отраслях производители непосредственно контактируют с клиентами, но бывает и так, что сбыт продукции осуществляется через посреднические торговые фирмы. В этом случае развитие отношений с клиентами ограничивается лишь созданием хорошей репутации компании и имиджевой рекламой ее бренда. В любом случае попытки при любой возможности наладить отношения с клиентурой предпочтительнее, чем предложение, сделанное в лоб. В следующем разделе я продемонстрирую вам, какие способы помогают сотрудникам ЦРУ извлечь максимум пользы из каждого контакта с объектом.

Повышение шансов.

Порой условия диктует ситуация, и тогда приходится обращаться с вербовочным предложением к объекту, с которым пока еще не установились доверительные отношения. Сотрудники ЦРУ используют ряд методов, чтобы повысить шансы на то, что это предложение будет принято. Ведь в мире секретных служб отказ от вербовки означает куда больше, чем просто потерянное время. Некоторые такие инциденты заканчиваются международными осложнениями, санкциями и высылкой незадачливого разведчика из страны без права повторного въезда. В этом разделе я познакомлю вас с восемью методами, которые мы применяем, чтобы повысить шансы на успех. Каждый из этих методов вполне пригоден для мира бизнеса и способен помочь успешному завершению беседы с клиентом.

Метод № 1: станьте хамелеоном.

Независимо от того, «продаете» вы себя в ходе собеседования при устройстве на работу или пытаетесь выгодно продать крупную партию своей продукции, необходимо тщательно изучить потенциального клиента. Разумеется, значительная часть этой работы выполняется заранее. Вы должны узнать об объекте как можно больше еще до того, как встретитесь с ним лицом к лицу. Но самое главное — это изучение собеседника во время первой встречи.

Воспользуйтесь своими навыками выведывания и перепроверки информации, чтобы быстро получить предварительные сведения. Первым делом определите, какие общие интересы или события из прошлой жизни объекта помогут вам установить психологический контакт («Вы учились в Вашингтонском университете? И я тоже!»). Объединяющие вас факторы бесценны, так как позволяют частично снять напряжение и перевести отношения из формальной плоскости в личную.

Далее постарайтесь установить тип личности объекта и его уязвимые точки. Падок ли он на лесть? Купится ли он на дорогой ужин в ресторане или отнесется к этому настороженно? Разумеется, в вашем арсенале должен быть богатый выбор различных подходов, которые можно быстро использовать, когда вы разберетесь, что собой представляет объект и как его можно зацепить. В такой тактике нет ничего предосудительного. Вы просто пытаетесь найти факторы совместимости, которые могут дать повод к повторной встрече. Чуть ниже я объясню, почему так важна очередная встреча и почему сотрудники ЦРУ не жалеют сил в попытках отыскать точки соприкосновения, позволяющие быстро установить психологический контакт.

Метод № 2: добейтесь второй встречи.

Сотрудники ЦРУ знают, что терпеливый и методичный подход — это лучший путь к успешной вербовке. Поэтому при первом контакте с объектом они зачастую ставят перед собой единственную цель — добиться согласия на вторую встречу. Даже если в ходе первой беседы от объекта не удалось получить никакой маломальски значимой информации, согласие на продолжение контакта уже расценивается как успех.

Почему разведчик ставит перед собой такую, казалось бы, скромную цель? Ответ прост: согласие на вторую встречу означает, что вы уже многого добились. Вы создали повод для продолжения контакта. Между вами возникла некая психологическая связь, которая кажется объекту достаточной для того, чтобы тратить время на разговоры с вами. Вы получаете возможность провести следующую встречу в более удобной обстановке, где вам легче будет управлять ходом беседы.

Все это я говорю к тому, что, если вы случайно познакомитесь с клиентом своей мечты на поле для гольфа, не старайтесь заключить с ним сделку до того, как доберетесь до восемнадцатой лунки. Используйте первую встречу для того, чтобы назначить вторую, где разговор будет уже более предметным. Если вы случайно встретились в лифте с руководителем компании, в которой мечтали работать всю жизнь, не пытайтесь тут же «продать» ему себя. Используйте совместную поездку для того, чтобы договориться с ним о собеседовании в удобное время. Серьезные сделки не совершаются на ходу, а вот договориться о повторной встрече в таких условиях вполне возможно. Если вы рассчитываете на долговременные и взаимовыгодные деловые отношения, не бойтесь потратить время на их спокойное развитие. Оно себя окупит.

Метод № 3: откажитесь от заранее отрепетированных презентаций.

Многие считают заранее отрепетированную презентацию верным средством от множества проблем. Вы слишком нервничаете, выступая перед публикой? С нервами можно справиться, заучив свою речь так, чтобы быть в состоянии произнести ее, даже если разбудить вас посреди ночи. Если вы часто ходите на собеседования, то вскоре заметите, что все вопросы предсказуемы, как, впрочем, и ответы на них. Если вы уже тысячи раз представляли покупателям свою продукцию, то наверняка обратили внимание на то, что произносимые вами слова, шутки, жесты и интонация стали автоматическими. Если вы часто выступаете перед аудиторией, то, несомненно, знаете, что обширная практика позволяет избавиться от эмоционального напряжения, но одновременно снижает степень эмоционального воздействия на публику.

Отрепетированные презентации напоминают костыли. Вреда от них порой бывает больше, чем пользы. Особенно это заметно у новичков. Когда вместо свободной речи человек использует заученный наизусть монолог, у него появляются определенные поведенческие особенности: он стоит или сидит прямее, чем обычно, речь становится либо чересчур формальной, либо, наоборот, неестественно оживленной, он использует для ее украшения различные стилистические фигуры вроде риторических вопросов («Вы никогда не задумывались, почему…?»), слегка меняются тембр голоса и интонация. Во всем этом вроде бы нет ничего плохого, но из высказывания уходит искренность, и это отрицательно сказывается на реакции аудитории.

Хуже всего то, что выступающий говорит как бы на автопилоте, а это приводит к тому, что он перестает замечать в поведении публики важные признаки, которые могли бы помочь ему скорректировать выступление, или невнимательно выслушивает поступающие вопросы. Если на собеседовании вы отвечаете на вопрос заученной фразой, то можете не заметить в нем какихто важных нюансов. Поэтому, пожалуйста, откажитесь от предварительных репетиций и посвятите время глубокому изучению продукции своей компании, чтобы быть в состоянии в любое время рассказать о ней своими словами.

Метод № 4: обращайте внимание не только на исходящую, но и на входящую информацию.

Идя на свою первую вербовку, я сильно нервничала. Да, за время подготовки я десятки раз участвовала в учебных вербовках, но на этот раз все было по-настоящему. Мне предстояло в буквальном смысле уговорить человека поставить под удар свою жизнь, чтобы снабжать меня секретной информацией. Я прекрасно осознавала, что если он согласится на мое предложение, то каждый документ, который он мне передаст, и каждая встреча со мной будут связаны для него с огромным личным риском. Поэтому я и нервничала.

Чтобы немного успокоиться, я подготовила убедительное и тщательно продуманное вербовочное предложение. Я хотела, чтобы он понял, что мы будем очень серьезно относиться к обеспечению его безопасности. Мне нужно было показать, насколько важно для нас его сотрудничество, и с самого начала избавить его от возможных сомнений. Я хотела ободрить его и высказать свою благодарность. И все это одним махом. Во время долгого перелета к месту назначения я постоянно репетировала про себя эту речь.

Не прошло и минуты после того, как я начала говорить, а мой объект уже взглянул на часы. Потом он начал ерзать и поглядывать в окно.

Ему просто не нужны были мои слова. Он уже давно понял, к чему приведет наше знакомство. Он знал, о чем я его попрошу, и готов был согласиться. Моя напыщенная речь была излишней и явно утомляла его. Я быстро закруглилась, и уже через несколько минут между нами было достигнуто соглашение.

Возможно, он и не оборвал бы меня, если бы я продолжила свое «выступление» по запланированному сценарию, но я все же рада, что сумела вовремя разгадать его реакцию.

Слишком часто люди не умеют одновременно контролировать исходящую и входящую информацию. Они либо говорят, либо слушают. Однако, если вы пытаетесь заключить с кем-то сделку, терять внимание к собеседнику нельзя, даже когда вы говорите сами. Лучшие ораторы, как и лучшие продавцы, всегда способны определить момент, когда слушатели начинают «отключаться». Наблюдайте за изменением поведения собеседника и немедленно вносите коррективы в свою речь.

Это, конечно, не значит, что вы должны играть только по правилам собеседника и слепо подчиняться его желаниям и настроениям. В зависимости от избранной тактики иногда бывает полезно вызвать у него раздражение, скептицизм или другую негативную эмоцию. Главное — хорошо понимать, какой именно реакции вы хотите от него добиться, и контролировать его поведение.

Метод № 5: проанализируйте свои слабые стороны.

Даже самые лучшие актеры не настолько многогранны и универсальны, чтобы сыграть любую роль. Вы можете обладать отличной наблюдательностью, реакцией и гибкостью ума, но встречаются ситуации, в которых в силу внешности, особенностей личности или других врожденных качеств вы оказываетесь бессильны. Возможно, вы не сумели произвести на публику благоприятное первое впечатление, и это отражается на всем ее последующем восприятии. Возможно, вы напоминаете сотруднице отдела кадров, которая проводит с вами собеседование, ее бывшего мужа. Бывает, что при всем своем старании вы не можете наладить психологический контакт с клиентом.

В разведке большое внимание уделяется тому, чтобы сотрудник и его агент были психологически совместимы. Чем больше между ними общего, тем лучше. Общий язык, одно этническое происхождение, одинаковый пол и образование представляют собой хорошую основу для налаживания и укрепления отношений. Правда, такое не всегда возможно, а иногда просто не нужно. Ведь подавляющее число объектов, с которыми мне довелось работать, были мужчинами в возрасте, с которыми меня не связывали ни общее вероисповедание, ни национальность. И все же я с ними работала. Мне удавалось поддерживать хорошие контакты с людьми из разных социальных и политических кругов главным образом потому, что я осознавала и принимала во внимание их возможные предрассудки и реакцию на значительно более молодую белую женщину с европейской внешностью.

Но были, конечно, и такие объекты, с которыми я бы никогда не справилась. Я была попросту несовместима с ними в силу языковых, личностных и внешних различий. Поэтому я даже не пыталась устанавливать с ними контакт, так как знала, что у меня нет шансов.

Разумеется, я не пытаюсь убедить читателей, что дело можно иметь только с теми людьми, с которыми вас связывают общие культурные и религиозные ценности, этническое происхождение, пол и привязанность к одной и той же футбольной команде. Порой самые прочные и взаимовыгодные деловые отношения складываются как раз между людьми, представляющими собой полную противоположность друг другу. Я лишь хочу сказать, что необходимо заранее предугадывать, как собеседник отреагирует на вас, и иметь наготове план действий, который позволит устранить возможную предубежденность.

Ключом к успеху является осознание того, как обычно воспринимают вас те или иные люди. Вспомните эпизоды, когда у вас с кем-то не складывались отношения. Какие черты личности были свойственны этому человеку и кого из других знакомых он вам напоминает? Можете ли вы выделить типы людей, которые считают вас слишком дерзким, заносчивым, пассивным, спокойным и т. д. Были ли какието схожие особенности у ситуаций, в которых вас, как вам кажется, неправильно оценили и восприняли? В каких обстоятельствах вы обычно теряетесь, нервничаете, занимаете оборонительную позицию или совершаете поступки, препятствующие установлению нормальных взаимоотношений?

Если вы плохо разбираетесь в себе, то, как бы ни готовились ко встрече с объектом и как бы досконально ни изучали его подноготную и уязвимые стороны, вас все равно может ждать неудача.

Чтобы лучше понимать, как вас воспринимают окружающие, необходимо подвергнуть себя тщательному анализу. Если есть возможность, запишите на видеокамеру, как вы выступаете перед публикой, проводите презентацию или собеседование. Если реальное событие зафиксировать не удается, снимите ролевую игру. По прошествии некоторого времени вернитесь к этой записи и максимально критично ее изучите. Постарайтесь понять, какие элементы вашего выступления могли быть восприняты негативно. Обращайте внимание на смысл сказанного. Попытайтесь определить возможную реакцию слушателей на проявление ваших эмоциональных и личностных особенностей. Вызываете ли вы симпатию? Насколько ваше выступление профессионально и интересно? Можно ли назвать вас харизматичным? Четко ли вы формулируете мысли? А может быть, вы слишком давите на слушателей, в ваших словах отсутствует логическая связь, а в жестах чувствуется нервозность? Возможно, вы слишком развязно держитесь или произносите много словпаразитов? Поддерживаете ли вы зрительный контакт с аудиторией? Не слишком ли хмурое у вас выражение лица? Разберите свое выступление до мельчайших деталей, до уровня микроэкспрессий.

Если вы не слишком болезненно относитесь к критике, попросите кого-нибудь из близких друзей максимально честно оценить ваше выступление. Это пойдет вам на пользу. Цель заключается в том, чтобы понять, какие привычки, тенденции и личностные качества необходимо изменить, беседуя с тем или иным человеком. Осознание своих слабых сторон поможет развитию сильных.

Метод № 6: найдите слабости у собеседника.

Сотрудники ЦРУ стараются как можно лучше изучить уязвимые стороны объекта, чтобы систематически использовать их в своих интересах. Вот лишь несколько факторов, которые в свое время помогли мне в работе с объектами: любовь к выпивке в странах, где спиртное под запретом; ненависть к властям; сильное желание переехать на постоянное место жительства в США; фетишизм, проявляющийся в любви к определенным узорам тканей (можете себе представить, сколько платьев и блузок в горошек я накупила, когда об этом узнала); страсть читать слушателям свои стихи; деньги; самомнение; деньги; самомнение… Позвольте, я повторю это еще несколько раз: деньги, самомнение, деньги, самомнение… самомнение, самомнение, самомнение. Чувствуете тенденцию?

В этом нет ничего необычного. Люди любят деньги — это ни для кого не секрет. Они хотят нравиться окружающим, хотят, чтобы к их словам прислушивались. Люди любят ощущать себя значимыми личностями. Если вы, строя отношения с человеком, учитываете эти слабости, можно сказать, что вы находитесь на правильном пути.

Правда, деловые отношения строятся не только на том, нравится ли продавец клиенту. Это, конечно, неплохо, но существует и множество других факторов. Вы можете прочитать все книги о том, как понравиться окружающим, но если ваш продукт слишком дорог по сравнению с продуктом конкурентов или не выдерживает критики в плане качества, то вам ничего не удастся продать, сколько бы шарма вы ни излучали.

Таким образом, в мире бизнеса перед вами стоит две задачи. Вам предстоит изучить уязвимые места объекта не только в личностной, но и в деловой сфере. При удачном стечении обстоятельств они могут совпадать, но такое везение встречается нечасто, и тогда вам придется разрываться между личными и деловыми мотивами объекта. Представьте себе, к примеру, что ваш клиент уполномочен покупать для своей компании только самые дешевые товары и услуги, но сам предпочитает лишь очень дорогие угощения и вина.

Чтобы распознать уязвимые точки того или иного бизнеса, необходимо раскинуть сеть пошире и найти как можно больше источников информации, которые помогут собрать нужные сведения. Такими источниками могут быть бывшие (и даже нынешние) работники объекта, его поставщики, торговые посредники и конкуренты. Сведения можно также получить из различных обзоров рынка. Вы должны досконально знать слабые места бизнеса своего объекта и быть готовы использовать эту информацию. Однако при этом следует соблюдать осторожность: вы можете поранить самолюбие человека, если будете делать слишком сильный упор на недостатки его компании!

Получение данных о слабых местах компании или конкретного человека основывается отчасти на изучении различных материалов, а отчасти на интуиции. Будьте готовы использовать обнаруженные факторы уязвимости, даже если для этого понадобится приходить на каждую встречу в дурацкой юбке в горошек.

Метод № 7: регулярно подкрепляйте вербовку.

Такое случается постоянно: после длительного периода развития отношений сотрудник ЦРУ предлагает объекту секретное сотрудничество и получает согласие. Но, придя домой, новоиспеченный агент начинает размышлять, во что он, собственно, ввязался. Ему в голову приходят вопросы, которые он забыл задать на встрече, но шеф предупредил его, что по телефону с ним связываться нельзя. Хотелось бы получить какието другие дополнительные сведения, но он понимает, что в его положении опасно искать в интернете информацию, связанную со шпионажем. Он рассказывает обо всем жене. Та начинает плакать и обвинять его в том, что он рискует благополучием семьи. У агента появляются сомнения — серьезные сомнения. В зависимости от того, насколько глубоко его душа ушла в пятки, он может даже и не явиться на следующую встречу.

Этот феномен по своей сути мало чем отличается от эмоций покупателя, который приобрел товар и тут же пожалел об этом. Сотрудников ЦРУ учат на второй встрече обязательно проводить «повторную вербовку». Драгоценное время тратится на то, чтобы ответить на вопросы, мучающие агента, успокоить его и развеять сомнения.

Такая процедура проводится периодически или после какихто экстраординарных событий, будь то передача агента от одного сотрудника другому, неприятный инцидент при пересечении границы или слишком навязчивые расспросы со стороны любопытного коллеги. Все это заслуживает того, чтобы в очередной раз подкрепить мотивацию агента на продолжение сотрудничества.

В мире бизнеса этот процесс не имеет большой эмоциональной подоплеки и заключается главным образом в том, чтобы освежить взаимоотношения и психологический контакт. Не стоит полагать, будто клиенты обязаны пожизненно хранить вам верность. Не ждите, пока они начнут угрожать переходом в стан конкурентов. Их «повторные вербовки» должны стать регулярной практикой в вашей организации. У каждого из нас были боссы, которые со временем начинали относиться к нам хуже, чем раньше, и коллеги, которые вдруг дистанцировались от нас. Этого можно избежать, время от времени осуществляя их «повторные вербовки».

Метод № 8: не вступайте в переговоры.

Поначалу я намеревалась посвятить целую главу тому, как в секретных службах относятся к ведению переговоров, но вскоре мне стало понятно, что она получится слишком короткой. Дело в том, что сотрудники ЦРУ не ведут переговоров, во всяком случае пытаются их избегать.

Обычно мы с недоумением наблюдаем за деятельностью американских дипломатов, с которыми нам зачастую приходится тесно сотрудничать. В отличие от разведки, миру дипломатии свойственны заумные протокольные нормы, всевозможные формальности, резолюции, цветистые титулы и тщательно прописанные правила ведения переговоров. Дипломаты гордятся своим умением вести дебаты и знанием процедурных правил ООН. Они прекрасно чувствуют себя в рамках строго регламентированных процедур.

В то же время сотрудники спецслужб в формальной обстановке сразу же начинают чувствовать себя не в своей тарелке. В качестве мест проведения бесед они предпочитают бары и рестораны, а не переговорные комнаты и залы заседаний, а уж на судебные слушания их никакими силами не затащишь.

Конечно, сотрудники ЦРУ в определенном смысле ведут переговоры, но только в виде дискуссий, чтобы добиться от собеседника согласия. Такие «переговоры» не имеют ничего общего с теми, которые проводятся дипломатами и главами компаний. Ниже я привожу несколько стратегий, которые разведчики при этом используют.

• Ограничьте количество участников. Сотрудники ЦРУ считают, что чем меньше людей участвует в беседе, тем лучше. Широкий круг участников повышает вероятность утечки информации, возникновения предубеждений и споров. Такие беседы занимают больше времени, так как приходится переубеждать большее количество людей.

• Берите выше. Какой смысл вести переговоры с целой командой, если можно напрямую обратиться к ее руководителю? Сотрудники спецслужб обычно идут к главному действующему лицу. К счастью, удостоверение ЦРУ дает возможность договориться о встрече даже с очень важными и очень занятыми лидерами.

• Найдите того, кто принимает решения. Человек, занимающий высокий пост, совсем необязательно является лицом, принимающим решения. Постарайтесь узнать, есть ли у него надежный доверенный человек или советник. Нередко руководитель даже самого высшего звена в силу нехватки знаний, времени, интереса или уверенности в себе перепоручает принятие решения подчиненному, которому он доверяет. Именно его вам и надо убедить в первую очередь.

• Встречайтесь на нейтральной территории. Если вы согласились на встречу в офисе своего собеседника, никто не помешает ему привлечь к разговору других участников, например юристов или помощников. Вы должны сами выбрать место встречи, которое наилучшим образом подходит для беседы в узком кругу. Конечно, самое лучшее место — это яхта. Круг присутствующих ограничен, обеспечивается максимальная секретность, а обстановка располагает к отдыху и хорошему настроению. Кроме того, вы имеете возможность полностью контролировать продолжительность беседы. Разумеется, речь идет об идеальном варианте, но если у вас нет возможности раздобыть яхту для встречи (а у большинства ее нет), старайтесь создать обстановку, которая снимет напряжение и приведет собеседника в хорошее расположение духа еще до начала разговора по существу.

• Сделайте предложение, от которого нельзя отказаться. Если вы хорошо знаете уязвимые точки оппонента, у вас появляется возможность сделать предложение, от которого он не сможет отказаться. Здесь есть несколько вариантов. Возможно, само предложение будет таким заманчивым, что отвергать его было бы глупо. Это может быть также тактика вежливого выкручивания рук (нет, я имею в виду не шантаж, а просто демонстрацию возможных последствий, которые покажутся оппоненту неприемлемыми, например переход его бизнеса в руки конкурентов). Избегайте хождений вокруг да около и тактических хитросплетений, с которыми обычно ассоциируются формальные переговоры. Ваше предложение должно быть прямым и недвусмысленным.

• Будьте верны своему слову. Доводите до конца все свои обещания и угрозы. Вы можете снова оказаться за столом переговоров со своим оппонентом раньше, чем думаете, а репутация человека, склонного к блефу, не пойдет вам на пользу.

• Добавьте позитива. Несмотря на то что до сих пор мы обсуждали лишь возможности использования уязвимых мест объекта, сотрудники ЦРУ применяют пряник гораздо чаще кнута. Партнер, работающий с готовностью и энтузиазмом, всегда предпочтительнее того, кто сотрудничает с вами из-под палки. Создайте взаимовыгодные условия и при любой возможности делитесь с ним своими прибылями. Самые продуктивные переговоры строятся на выгоде, а не на возможных отрицательных последствиях.

Вы уже поняли, что переговоры в понимании ЦРУ отнюдь не напоминают традиционный деловой торг? Если да, то вы правы. Вы даже не представляете себе, сколько важных международных проблем было решено за хорошим ужином и бутылкой вина. Как и все остальное в разведке, процесс переговоров основывается на репутации, хорошем психологическом контакте и стратегическом использовании уязвимых мест оппонента.

Разведывательные навыки в реальном мире.

Читая эту книгу, вы можете, пожалуй, прийти к выводу, что упор в ней делается на межличностные отношения, а не на различные свойства продаваемых товаров и оказываемых услуг. И это действительно так. ЦРУ не продает продукцию. Мы не рекламируем свою деятельность, утверждая, что работаем лучше, быстрее и надежнее, чем наши конкуренты. Мы не проводим презентаций и выставок. Мы не слишком хорошо разбираемся в финансовых вопросах и охотно игнорируем законы, которые мешают нам работать.

Офицеры, работающие под прикрытием, «продают» себя, приобретая взамен продукцию — секретную информацию — у своих агентов. Такая модель бизнеса мало пригодна в корпоративном мире.

И все же, если внимательно подумать, можно заметить, что в таком неортодоксальном подходе к заключению сделок есть свои преимущества. Продукт здесь отходит на второй план, а главными факторами процесса сделки становятся личные взаимоотношения, доскональное изучение объекта и его уязвимых сторон, репутация и психологическая совместимость. Сотрудники ЦРУ имеют дело с невероятно сложными объектами, но, используя свое прикрытие, информацию о подноготной того или иного человека, здоровый авантюризм, обаяние и верность идеалам, они все же умудряются уговаривать их на крайне рискованные дела.

Глава 8. Позаботьтесь о надежности источников: ведение разведки среди поставщиков.

В августе 2009 года Интерпол провел массированный рейд на одну из плантаций какао в Котд’Ивуаре, результатом чего стало освобождение пятидесяти четырех детей (некоторым из них было всего одиннадцать лет), которые являлись уроженцами семи различных стран. Их заставляли жить и работать в нечеловеческих условиях. На плантации они не получали ни зарплаты, ни образования.

Какао из этой страны используется в качестве сырья крупнейшими мировыми компаниями, производящими шоколад.

Поскольку эта история эксплуатации детского труда получила широкое освещение в печати, была развернута кампания по оказанию давления на кондитерские компании, с тем чтобы они приняли меры по недопущению впредь подобных злоупотреблений. И она имела успех, поскольку образ детей, занимающихся рабским трудом ради удешевления производства какао, оказывает ужасающее влияние на общественность. Описание мучений детей, казалось, сошли с самых темных страниц сказок братьев Гримм.

Понятно, что ни одна компания не захочет стать участником такого кошмарного сценария.

К сожалению, подобные случаи не редкость. По данным ООН, эксплуатации подвергается свыше 200 миллионов детей во всем мире. Не успокаивайте себя тем, что эти проблемы касаются только стран третьего мира. В США тоже не раз привлекали к ответственности производителей, использующих труд несовершеннолетних, в том числе и на такой опасной работе, как упаковка мяса. В новостях нередко можно встретить упоминания о других нарушениях прав человека и требований по безопасности труда, совершаемых во имя коммерции. Многочисленным западным компаниям, работающим в различных отраслях, предъявлялись обвинения в сотрудничестве с поставщиками, практикующими незаконные методы. В их числе оказались «Niке», «Rееbок», «Gар», «Stаrbuскs», «Firеstоnе», «Соса-Соlа», «Маttеl», «Моnsаntо», и это далеко не полный перечень.

А вы хорошо знаете, чем занимаются ваши поставщики? Если только вы не работаете в сфере кустарных промыслов, ваш бизнес, скорее всего, связан с большим количеством поставщиков сырья, комплектующих и услуг различного рода. У каждого из них, в свою очередь, тоже есть свои поставщики и т. д. Чем более разветвлена эта сеть, тем слабее ваш контроль над ее периферическими участками. А если отсутствуют контроль и возможность воздействия на звенья этой цепи, возникают проблемы, которых вы никогда в жизни и представить себе не могли. Проблемы с поставщиками отнюдь не ограничиваются использованием детского труда и возникают не только за пределами Северной Америки. Комиссия по безопасности потребительских товаров каждый месяц инициирует отзыв десятков наименований товаров из торговой сети. Причинами становятся то обнаружение красителей с содержанием свинца в детских игрушках, то токсичные компоненты в корме для собак, то случаи самопроизвольного возгорания автомобильных двигателей. Существует бесконечное количество ситуаций, в которых проблемы поставщиков могут негативно сказаться на имидже вашего бизнеса.

И знаете что? Клиентам и потребителям наплевать на то, что истинным виновником является поставщик поставщика вашего поставщика. Если на конечном продукте красуется наименование вашей компании, то это ваша проблема.

Традиционные пути решения.

Уволившись с должности инспектора по трудовым взаимоотношениям, я решила устроиться на работу в хорошо известную фирму, занимающуюся контролем за качеством потребительских товаров, в адрес которой не раз звучала критика по поводу того, что она уделяет недостаточно внимания зарубежным поставщикам американских компаний. В мои должностные обязанности входило, в частности, наблюдение за тем, как компании изучают своих поставщиков на предмет соответствия всевозможным стандартам и нормам.

Эта работа показалась мне интересной, и я взялась за изучение тематики. У меня уже были кое-какие представления о том, каким образом поставщики, находящиеся очень далеко от нашей страны, могут нарушать трудовое законодательство, и мне было любопытно, какие меры отечественные компании принимают против этого.

Каково же было мое удивление, когда я узнала, что процесс инспектирования поставщиков основывается главным образом на информации, представленной самими же поставщиками. Для начала руководитель американской компании связывался с руководством фирмыпоставщика и договаривался с ним о проведении первичной беглой инспекции. Уведомление о ней поступало за две недели. В качестве одного из условий выдвигалось требование обеспечить «конфиденциальные» собеседования с персоналом поставщика. Что же получалось на практике?

1. Представьте себе, какую показуху можно организовать за две недели.

2. Поставщик специально отбирал и готовил работников для собеседований.

3. Собеседования проводились на территории поставщика.

4. Поставщик обязан был предоставить переводчика для собеседований.

Разумеется, ни о какой конфиденциальности не могло быть и речи. Заранее отобранные люди опрашивались в офисе фирмы в присутствии переводчика, который также был, как правило, сотрудником поставщика. В таких условиях получить какуюто негативную информацию было попросту невозможно. Результатом подобных «инспекций», разумеется, становились хвалебные отчеты о состоянии дел на фирме, однако, как ни странно, никого не удивляло, что на протяжении десятков последующих лет у компании возникали проблемы с поставщиками, которые широко обсуждались в обществе и наносили ущерб ее репутации.

Конечно, можно было бы сказать, что компания небрежно отнеслась к поставленным перед ней задачам. Но делото вовсе не в этом.

Сотрудники ЦРУ всегда тщательно изучают факторы, препятствующие получению достоверной информации. Всем им хорошо известно, что, прежде чем сообщить какие-то негативные или компрометирующие сведения, источник должен быть, Во-первых, уверен, что это не повредит ему самому, а вовторых, иметь сильную мотивацию. Бизнес нуждается в достоверной и надежной информации ничуть не меньше, чем секретные службы, поэтому ему стоило бы позаимствовать у ЦРУ некоторые методы, позволяющие получать соответствующие действительности сведения даже в самых сложных условиях.

Намерения и реальность.

Итак, давайте вернемся к нашему примеру с плантациями какао в Котд’Ивуаре. Представьте себе, что вы производитель шоколадных конфет и у вас доброе сердце. Вы искренне хотите убедиться в том, что поступающее сырье добывается поставщиком в полном соответствии с вашим кодексом корпоративной этики. Что необходимо сделать, чтобы быть полностью уверенным в том, что на плантациях не происходит ничего противозаконного и аморального? Большинство компаний придерживаются в данном случае следующего порядка действий:

• Поставщику предлагается подписать соглашение о соблюдении правовых стандартов и моральных принципов.

• Что происходит в действительности? Любой работодатель, использующий принудительный детский труд, не моргнув глазом подпишет это соглашение и будет продолжать работать, как и прежде. Дело в том, что соблюдение всех ваших корпоративных этических кодексов — сугубо добровольное дело. Извините, господа, но недобросовестный поставщик просто посмеется над ними.

• Поставщику вменяется в обязанность регулярно проверять состояние дел на своем предприятии и направлять извещения о любых обнаруженных несоответствиях корпоративным стандартам.

• Что происходит в действительности? Смотри предыдущий пункт. Я бы сочла подобное требование курьезным, если бы не тот факт, что его используют на практике очень многие крупные и уважаемые компании. Право же, нельзя быть настолько наивными. Требование, чтобы поставщик сам докладывал о собственных недостатках, абсолютно неэффективно.

• От поставщика требуют предоставить документацию на всех занятых у него работников с целью проверки соответствия законодательству о труде.

• Что происходит в действительности? Документация, особенно из зарубежных стран, может быть с легкостью фальсифицирована. Что касается плантаций какао в Котд’Ивуаре, то дети вообще не значились в списках работающих, так как им не платили!

• Во время визитов к поставщику проводится инспекция его предприятий.

• Что происходит в действительности? Нарушения устраняются до посещения, а уже через несколько часов после вашего отъезда все возвращается на круги своя.

• Привлекается независимая аудиторская фирма, которая специализируется на инспекциях предприятий (в том числе и «внезапных») и выдаче сертификатов их соответствия корпоративным стандартам.

• Что происходит в действительности? Хотя некоторые из таких фирм хвастаются, что в их составе работают бывшие сотрудники правоохранительных органов, недобросовестные поставщики с легкостью уклоняются от подобных проверок. Представьте себе машину с американскими инспекторами, с трудом пробирающуюся по ухабистой африканской дороге на отдаленную плантацию. Возможно, вы заплатили им за работу кучу денег, но я вам гарантирую, что их засекут задолго до того, как они смогут выявить нарушения, — ведь они бронировали себе отель бизнескласса в одном из соседних городов, нанимали местных водителей и переводчиков. Об их появлении всем было известно еще до того, как они прилетели в страну. Уже упомянутый рейд Интерпола оказался успешным лишь потому, что в нем участвовало восемь команд из местных правоохранительных органов, которые одновременно приблизились к плантации с разных сторон. Дополнительные силы в это время перекрывали ведущие туда дороги и обыскивали машины в поисках жертв. Даже самая дорогая аудиторская фирма вряд ли может себе это позволить.

• Назначается денежное вознаграждение информаторам, которые представят данные о нарушениях корпоративных стандартов в фирмахпоставщиках.

• Что происходит в действительности? Результатом становится целая лавина жалоб от обиженных бывших сотрудников, конкурентов и просто местных сплетников. Возможно, гдето в этом потоке информации скрываются и нужные вам сведения, но потребуется масса времени и сил, чтобы отделить ложные сообщения от истинных.

Короче, вы уже поняли, что во многих частях мира традиционные методы изучения условий работы поставщиков попросту бесполезны. Давайте вернемся к нашему примеру с добросердечным производителем шоколада. Если он действительно хочет узнать, все ли в порядке у его поставщиков, у него остается единственный надежный способ — иметь там своего человека.

Как и ЦРУ, бизнес нуждается в создании разведывательной сети. Вербовка информатора, находящегося в нужном месте, даст вам намного больше информации, чем все инспекции и отчеты, имеющие сомнительную ценность. Следующий раздел содержит методику ЦРУ по созданию разведывательной сети и советы по ее использованию, которые могут представлять огромную ценность для бизнеса.

Источник внутри источника: агентура в стане поставщика.

Если ваш бизнес во многом зависит от поставщиков и субподрядчиков, ваши возможности контроля над ними уже изначально ослаблены. Ведь если компания решила прибегнуть к услугам сторонних организаций, то одна из причин заключается в том, что она хочет снять с себя заботы по выполнению какихто задач, которые считает второстепенными. Но ограниченный контроль вовсе не означает, что и ваша ответственность тоже будет ограниченной. Поэтому очень важно быстро и эффективно выявлять и разрешать возникающие у поставщиков проблемы, будь то хронически низкое качество, дорогостоящие срывы сроков поставки или несоответствие корпоративным этическим стандартам. Для этого необходимо постоянно наблюдать за деятельностью поставщиков в режиме реального времени.

Конечно, вы можете, как и прежде, полагаться на отчеты поставщиков, на формальные инспекции по заранее согласованному графику и на опросы сотрудников фирмы в присутствии их директора в надежде, что они скажут вам правду.

Но если традиционные средства мониторинга поставщиков не дают желаемого результата и вы хотите узнать истинное положение дел, вам необходимо создать разведывательную сеть, распространяющуюся на всю протяженность цепи поставок.

Давайте рассмотрим для примера самый сложный сценарий: предположим, у вас есть большое количество поставщиков, у каждого из которых имеются субподрядчики, находящиеся в самых отдаленных частях мира. У них работает персонал, говорящий на языке, которого вы не знаете. На этом самые большие трудности закончились, дальше можно только облегчать задачу. Если ваш поставщик находится с вами на одной улице, возьмите из этого раздела только то, что вам подходит. Описанные методы применимы и в том случае, если вашим «поставщиком» является соседний отдел, расположенный на том же этаже.

Начнем с того, что разведке, разумеется, нужны шпионы. Идеальной фигурой, которая сможет раскрыть истинное положение дел в цепи поставок, является человек, у которого есть:

1) доступ к информации;

2) мотивация;

3) возможность связываться с вами;

4) возможность представить доказательства.

Именно по таким критериям ЦРУ ищет себе потенциальных шпионов.

1. Доступ к информации. Если вы хотите разобраться в производственных вопросах, не имеет смысла вербовать человека, составляющего ведомости на зарплату. Если вы хотите убедиться, что ваш поставщик не использует детский труд, не стоит вербовать ночного сторожа. Идеальный источник информации — это работник, который может общаться с персоналом и имеет доступ к нужным вам документам. Если цепь поставок достаточно сложная и разветвленная, вам может понадобиться несколько источников, каждый из которых имеет доступ к своей части информации.

2. Мотивация. Ваши источники должны понимать, что, если они сообщат вам негативную информацию о своем работодателе, вы можете разорвать с ним деловые отношения и выбрать себе нового поставщика. Разумеется, это может означать, что они потеряют работу и останутся без средств к существованию. Следовательно, у них может возникнуть желание приукрашивать ситуацию и докладывать, что все в порядке.

С учетом этого вам нужен источник, у которого есть мотивация, побуждающая говорить правду. Мотивация может быть как отрицательной, так и положительной. В первом случае вашим источником может быть, к примеру, обиженный бывший сотрудник, желающий рассчитаться с работодателем, а во втором — человек, готовый пойти на риск в расчете на то, что сможет получить работу в вашей компании. Очень важно понимать мотивы, по которым источник идет на сотрудничество с вами, поскольку они могут поразному окрашивать предоставляемую информацию и «правда» в каждом случае будет иметь несколько иной вид.

3. Возможность поддержания связи. Сможет ли ваш источник, раздобыв важную информацию, быстро и надежно передать ее вам? В подготовке сотрудников ЦРУ вопросы связи с агентурой занимают очень важное место. При этом они широко пользуются всеми техническими средствами, известными по голливудским фильмам. В промышленном шпионаже такого обилия технического оснащения обычно не требуется, тем не менее, вам придется приложить некоторые усилия к организации связи со своим источником. Необходимо продумать, каким образом преодолеть языковый барьер, возможное ограничение доступа к интернету и международной телефонной связи, разницу в часовых поясах. Личные встречи тоже далеко не всегда возможны. Если ваш поставщик находится в отдаленной местности, там может не быть отелей, где можно встретиться с агентом. Ваше появление у него дома тоже наверняка привлечет к себе внимание. У агента может не быть собственного автомобиля, чтобы выехать кудато на встречу с вами.

К сожалению, я не могу предложить вам универсального рецепта на все случаи. Его попросту не существует. Если вы хотите вовремя получать информацию, вам придется разрабатывать уникальный план связи для каждого информатора. Обсудите вместе с ним, каким образом важные сведения могут без промедления попасть в ваши руки.

4. Представление доказательств. Чтобы разорвать контракт с поставщиком, одних только слухов недостаточно, поэтому ваша разведывательная сеть должна иметь возможность подкрепить представленную информацию доказательствами. К сожалению, для этого вашим источникам придется пойти на дополнительный риск. По возможности они должны делать для вас фотографии, копии отчетов о лабораторных исследованиях, материалов из личных дел сотрудников и других документов. Если уж вы руководите разведывательной сетью, в вашу обязанность будет входить снабжение агентов необходимыми техническими средствами для добывания доказательств и обучение безопасному пользованию ими.

Если все это напоминает вам шпионские романы, вспомните приведенный выше пример о том, как на плантациях какао использовался рабский детский труд. Трудно предположить, что крупные кондитерские компании имели хоть какоето представление о злоупотреблениях, творящихся у поставщиков сырья. И все же тот факт, что какао выращивалось за счет эксплуатации детей, не снимает с них ответственности и заставляет принимать меры, исключающие подобные ситуации впредь. Поверьте, это в интересах самих кондитерских компаний — как с моральной, так и с юридической точки зрения. Лучше самим приложить усилия к своевременному получению такой информации, чем узнать о ней из прессрелизов Интерпола.

Риски.

Я погрешила бы против истины, если бы попыталась уверить вас, что сбор информации с применением методов агентурной разведки в сфере международного бизнеса совершенно безопасен. Возможно, вы и не нарушаете никаких законов, пытаясь выяснить положение дел у поставщиков, но методы спецслужб в любом случае должны использоваться крайне осторожно. Посоветуйтесь на этот счет с юристами. Даже если ваша деятельность абсолютно законна, определенные риски всетаки существуют.

• Поимка с поличным. Вы пытаетесь «завербовать» сотрудника компаниипоставщика, но тут вдруг оказывается, что он двоюродный брат генерального директора. Разумеется, он не только отвергнет ваше предложение о предоставлении «консалтинговых услуг», но и доложит об этом своему родственнику, да и всему руководству компании. Излишне говорить, что это не слишком благоприятно скажется на ваших дальнейших отношениях с поставщиком.

• Чтобы этого избежать, тщательно изучайте своих кандидатов, их возможности доступа к информации, мотивацию и взаимоотношения с ключевыми фигурами в компании поставщика. Никогда не приступайте к вербовке, не выполнив домашнего задания! Кроме того, можно использовать тактику постепенного втягивания. Сначала давайте информатору внешне безобидные поручения, а затем постепенно переходите к более серьезным и реальным заданиям.

• Риск для источника. Что будет, если вашего информатора застанут за фотографированием антисанитарных условий на производстве у поставщика? Его как минимум выгонят с работы.

• Чтобы этого избежать, вы должны предвидеть такой вариант развития событий и обучить своего информатора, предоставив ему необходимые технические средства, позволяющие избежать разоблачения. (Более подробная информация о защите от контрразведывательных мер содержится в главе 3.).

• Двойные агенты. Быть двойным агентом в сфере бизнеса — более выгодное занятие, чем в разведке. Ведь, сообщив работодателю о своей вербовке, ваш информатор, скорее всего, будет получать приличные премии за то, что станет регулярно снабжать вас ложной позитивной информацией о состоянии дел в своей компании.

• Чтобы этого избежать, необходимо иметь несколько источников, занимающих различные посты в цепи поставок. Это позволит вам осуществлять перепроверку информации.

• Правда бывает неприятной. Для вас не должно быть неожиданностью, если агент сообщит о вопиющих нарушениях на предприятии вашего многолетнего поставщика. Что, повашему, хуже с моральной и юридической точки зрения: закрыть глаза на предполагаемые нарушения у партнера или точно знать о них, но попрежнему продолжать вести с ним дела?

• При получении подобной информации будьте готовы принять меры, которые могут включать в себя как разрыв договора с поставщиком, так и заявление властям о ставших вам известными нарушениях.

• Уголовная ответственность. Я уже не раз предупреждала читателей о необходимости строго соблюдать букву закона. Не следует, однако, забывать, что в некоторых странах существует разница в подходах к государственным и частным предприятиям. Если вы имеете дело с предприятием, находящимся в государственной собственности, то даже при строгом соблюдении норм ведения бизнеса вас могут обвинить в шпионаже.

• Чтобы этого избежать, никогда не пытайтесь обзаводиться информаторами в организациях, находящихся под контролем государства. Какие бы квалифицированные адвокаты вас ни защищали, вам вряд ли захочется стать обвиняемым в шпионаже.

Как организовать надежную работу разведывательной сети без нарушения законов.

Возвращаясь к истории с плантациями какао в Котд’Ивуаре, я бы порекомендовала всем конечным потребителям не останавливаться ни перед чем, пока вы не убедитесь, что поставщики сырья для шоколада работают без нарушений законов и соблюдают правила охраны труда. Есть определенные отрасли и страны, которых неоднократно ловили за руку на злоупотреблениях в сфере трудовых отношений. К их числу можно отнести, например, производство одежды, ковров, бриллиантов и упаковку мясных продуктов. Есть отрасли, которые испытывают хронические проблемы с качеством продукции. Будучи матерью, я постоянно возмущаюсь огромным количеством игрушек и детских товаров из Китая, в составе красителей для которых находят свинец. Если подобные истории имеют тенденцию к повторению, то производители, пользующиеся услугами подобных поставщиков, должны не просто проявлять бдительность, а рассчитывать на самое худшее, пока им не докажут обратного.

А что делать тем, кто не имеет дел с рискованными отраслями и не ведет бизнес в проблемных странах? Как быть, если вы просто хотите заранее получать предупреждающие сигналы о том, что очередная поставка вновь задерживается? В этом случае создание разведывательной сети в цепи поставок становится не такой уж рискованной затеей. Имея дело с отечественным поставщиком, работающим по тем же юридическим стандартам, что и вы, достаточно всего лишь поддерживать с ним и его сотрудниками нормальные позитивные отношения, приправленные долей скептицизма. Это даст возможность вовремя разглядеть зарождение проблем, которые могут отрицательно сказаться на вашем бизнесе.

Для тех, кто не чувствует необходимости в разработке сложных схем связи и организации тайных встреч с информаторами, я хочу привести несколько советов по шпионажу «в облегченной форме».

1. Ищите людей с запачканными руками. Я не имею в виду ничего предосудительного. Вы хотите знать, что на самом деле происходит у вашего поставщика? Значит, не следует ограничивать свое общение только руководящим составом фирмы. Люди в костюмах далеко не всегда способны выявить проблемы раньше вас. Познакомьтесь с теми, кто действительно работает. Очень часто люди, выбившиеся в руководство, предпочитают не оглядываться назад. Из их поля зрения пропадают мелкие насущные нужды производства, и они не могут сообщить вам о них, но это положение легко поправить.

Когда я в 2003 году приехала в Ирак в составе группы, занимавшейся поисками оружия массового поражения, мы все еще верили, что оно существует и мы его найдем. Мы опросили видных ученых и политиков. Все они отрицали наличие каких-либо программ по созданию ОМП, но это были люди, находившиеся под сильным влиянием государственной пропаганды. Поскольку на достоверность полученных от них сведений нельзя было полагаться, мы занялись поисками источников, не замешанных в политике. Мы беседовали с техниками, медсестрами, охранниками, водителями и просто людьми, ссылавшимися на знакомых, «которые могут что-то знать». Было опрошено огромное количество людей, и нам стало ясно, что никаких секретных складов ОМП нет и в помине. Правда, чтобы в этом убедиться, пришлось немало поработать, но зато теперь мы были полностью уверены в достоверности информации. Этот опыт многому меня научил. В частности, я поняла, насколько поразному могут оценивать и интерпретировать одни и те же события люди из разных слоев общества.

2. Освойте новый язык. Вы просто не представляете себе, сколько информации теряется при переводе. Я говорю не только об иностранных языках. Если вы занимаетесь маркетингом, вам необходимо понимать, о чем говорят конструкторы. Если вы работаете в отделе кадров, надо научиться понимать производственников. В каждой отрасли и каждой профессии существует свой жаргон. Если вы владеете языком тех, кто может сообщить вам важную информацию, в случае необходимости это сослужит вам хорошую службу. Если же люди видят, что вы их не понимаете, они никогда к вам не обратятся.

Разумеется, все сказанное касается и владения иностранными языками. Если ваша компания имеет партнеров в Южной Америке, то, поверьте мне, вы получите колоссальные преимущества, если выучите испанский язык. Возможность общаться напрямую, а не через переводчика, всегда идет на пользу.

Сотрудники ЦРУ, владеющие арабским языком, ценятся на вес золота. Этот язык очень труден, и, чтобы научиться бегло объясняться на нем, требуются годы. Я не говорю поарабски и пользуюсь услугами переводчиков, но у меня была возможность наблюдать, как работают мои коллеги, знающие арабский язык. Это небо и земля. При общении через переводчика из беседы уходят естественность и непринужденность. Оба собеседника, как правило, обращаются к переводчику, а не друг к другу. Даже самый лучший переводчик (а среди них попадаются люди с весьма разным уровнем подготовки) не в состоянии полностью передать все нюансы высказывания, в котором может таиться как тонкий юмор, так и скрытая угроза. Многое из того, что сказано «между строк», остается неуслышанным. Я с завистью наблюдала, как мои коллеги, владевшие арабским языком, не просто обменивались информацией с собеседниками, но и устанавливали с ними психологический контакт, основываясь на знании культурных особенностей, чего я никогда в жизни не смогла бы добиться с помощью переводчика.

Владея языком собеседника — будь то технический жаргон или иностранный язык, — вы демонстрируете, что способны услышать и понять его.

3. Не скупитесь на услуги. Люди, работающие в секретных службах, отнюдь не альтруисты, но никогда не отказывают в услуге, если есть возможность помочь. Сотрудники ЦРУ очень часто оказывают помощь своим источникам, когда надо их с кем-то познакомить, оформить визу, паспорт или решить мелкие бытовые проблемы. Они делают это не по доброте душевной, а потому, что знают: все это окупится сторицей.

Зарекомендовав себя как человек, который охотно оказывает услуги, вы закладываете прочную базу для последующих действий. Человек по природе своей устроен так, что не любит чувствовать себя в долгу, поэтому большинство людей, воспользовавшись вашей услугой, с удовольствием отплатят вам тем же при первой возможности. Сегодняшний жест доброй воли завтра может обернуться ценной информацией.

4. Покажите, кто тут главный. Сотрудников ЦРУ, работающих под прикрытием, никак нельзя обвинить в стеснительности. В конце концов, если они начнут заикаться и потеть, когда вооруженный пограничник резким тоном потребует объяснить, зачем они ввозят в страну такую большую сумму наличными, то долго на своей работе не задержатся. Способность сохранять спокойствие и уверенность в себе в самой напряженной ситуации — очень важное качество разведчика.

Как уже упоминалось, моим самым первым заданием после окончания подготовки была командировка в Кабул. Мне не было еще и тридцати, а я вынуждена была регулярно иметь дело с вооруженными до зубов афганскими мужчинами, многие из которых в течение долгих лет не видели живьем ни одной женщины без чадры, за исключением своих родственниц. Но, несмотря на это, ни один из них не проявлял ко мне никакого неуважения или пренебрежения. Почему? Думаю, это объяснялось тем, что я всегда входила в помещение уверенным шагом, твердо пожимала руку собеседнику, никогда не демонстрировала замешательства и управляла ходом беседы. Ну и, конечно, всем им было понятно, что деньгами распоряжаюсь именно я. Эти мужчины не были приучены вести дела с женщинами, но у них не было выбора. Им приходилось стряхивать с себя впитанные с детства предрассудки, садиться со мной за один стол и начинать работать.

То же самое можно сказать и о взаимоотношениях с поставщиками. Дайте им понять, что вы человек, который исправно платит по счетам, но не потерпит обмана и в любой момент может разорвать контракт. Разумеется, ваше поведение не должно быть излишне агрессивным или оскорбительным. Свою позицию можно продемонстрировать словами и делами. Даже если ваша тактика на девять десятых строится на блефе, вы всегда должны показывать, кто хозяин в доме. В этом случае людям будет значительно труднее лгать вам в глаза.

Работайте головой.

Возможно, вас удивляет, что, говоря о разведке, я постоянно подчеркиваю необходимость наличия определенных личностных качеств, а не технических приемов и ухищрений. Реальность в мире спецслужб такова, что работа под прикрытием носит скорее психологический, чем технический характер. Всевозможные хитроумные устройства играют здесь не такую важную роль, как умение воздействовать на собеседника.

Если обстоятельства требуют агрессивной реакции на проблемы, возникшие в цепи поставок (как, например, в случае с ивуарийскими плантациями какао), такие разведывательные методы, как внедрение и вербовка, могут быть абсолютно оправданными, но если ситуация этого не требует, то вполне эффективной может оказаться и более пассивная тактика. Ваша задача будет состоять в том, чтобы ненавязчиво подталкивать партнера к полному раскрытию истинной информации о состоянии дел, и это обеспечит вам долгосрочное и плодотворное сотрудничество.

Глава 9. Шпион против шпиона: конкурентная борьба.

Во время одной секретной встречи с высокопоставленным агентом, подготовка к которой заняла несколько месяцев, он вдруг упомянул, что на следующей неделе едет в Париж. Я тут же насторожилась и спросила: «Вот как? По делам или развлечься?» Дело в том, что большая занятость не оставляла агенту времени на путешествия, поэтому поездка в Париж выглядела как-то необычно.

Оказалось, что в ходе этого вояжа он намеревался совместить приятное с полезным. Какойто таинственный французский бизнесмен пригласил его для очень короткой деловой встречи, причем вызвался сам оплатить все связанные с поездкой расходы. Мой агент не вполне представлял себе, какова цель этой встречи, да его это и не слишком беспокоило. Он принял приглашение только потому, что давно мечтал побывать в Лувре. Агент был умным и высокообразованным, но на удивление наивным человеком. Мне же наивность не была присуща, и уже после нескольких наводящих вопросов я получила всю необходимую информацию. Мне стало совершенно ясно, что французский бизнесмен работает в разведке и что в данном случае я имею дело с хорошо известной агрессивной вербовочной тактикой.

Меня беспокоила безопасность агента, потому что даже самый безобидный контакт с представителем любой разведки существенно увеличивал риск раскрытия его тайных связей с ЦРУ. Кроме того, это задевало и меня лично: кто-то осмелился залезть в мои охотничьи угодья! Это, черт возьми, мой агент, и я не позволю, чтобы кто-то прикасался к нему своими грязными руками. Я порекомендовала агенту немедленно оборвать все контакты со своим французским доброжелателем и отменить «деловую встречу». Он был огорчен, но последовал моему совету.

Закончив встречу, я тяжело вздохнула и подумала:

«Центру это явно не понравится».

Как видите, ЦРУ тоже приходится иметь дело с конкуренцией. Мир спецслужб очень тесен, а объектов, достойных внимания, на всех не хватает. Не секрет, что некоторые объекты экстракласса используют это обстоятельство и ищут, кому бы продать себя подороже. А вдруг Моссад предложит больше? Или МИ6 поспособствует в получении долгожданного британского подданства? А может, ЦРУ пообещает еще что-то более заманчивое? Как вы, вероятно, догадываетесь, такой торг редко заканчивается благополучно, и предприимчивый объект внезапно оказывается в тюрьме (если не хуже). Соперничество и охрана собственной «территории» — обычное явление в разведке.

К написанию этой главы я отнеслась с особой тщательностью и осторожностью. Сотрудники ЦРУ хорошо подготовлены к конкурентной борьбе. В конце концов, миссия всех спецслужб заключается в том, чтобы проникать в чужие секреты и одновременно препятствовать деятельности иностранных разведок. И все же подавляющее большинство приемов и способов, используемых ЦРУ для борьбы с «конкурентами», вряд ли применимы в бизнесе.

Попытка воспользоваться ими быстро приведет вас за решетку. Поэтому мне пришлось долго ломать себе голову, пытаясь понять, что же бывший сотрудник ЦРУ может предложить вам по этой теме, не нарушая юридических и этических границ. В конечном итоге я решила, что не буду рассказывать вам о проникновении на территорию чужих предприятий, саботаже выпуска новой продукции конкурентов и перехвате электронных линий связи, но могу научить вас стратегическому планированию, которое используется разведками в противоборстве друг с другом.

Внутренняя конкуренция.

В идеальной рабочей обстановке люди ценят своих коллег и уважают начальство. Они заводят дружеские связи в коллективе и пользуются советами наставников из числа более опытных сослуживцев. Если вы и вправду работаете в такой идиллической атмосфере или просто считаете обстановку в коллективе вполне удовлетворительной, то вам наверняка не приходило в голову заводить досье на своих коллег. Даже сама мысль об этом отдает чем-то подлым и непорядочным.

Но попробуйте взглянуть на это по-другому. Наибольшую угрозу для вас представляют именно самые талантливые, трудолюбивые, общительные и симпатичные коллеги.

Нравится вам это или нет, но, когда дело доходит до повышения по службе, раздачи премий или предоставления возможностей карьерного роста, вас постоянно сравнивают с сослуживцами. От вас не потребуется использовать собранную о коллегах информацию в какихто неблаговидных целях, но количество вакансий ограничено, поэтому приходится считаться с внутренней конкуренцией в собственной организации. Попробуйте воспользоваться приведенной ниже аналитической моделью, чтобы лучше понять, какое место вы занимаете в корпоративной иерархии и как можно повысить свои шансы на карьерный рост.

1. Начните с верхушки. Чтобы облегчить свой путь наверх, необходимо понять, кого в вашей организации обычно выдвигают на руководящие посты. В ЦРУ существует целое аналитическое подразделение, занимающееся исключительно изучением лидеров. Вас это интересует? Можете попробовать свои силы, так как в этом отделе есть вакансии! Должностные обязанности его сотрудников публикуются на открытом сайте ЦРУ и выглядят следующим образом:

«Изучение и оценка лидеров иностранных государств и других ключевых фигур, принимающих решения в политической, экономической, военной, научнотехнической, социальной и культурной областях. Аналитические материалы готовятся по запросу высших руководителей исполнительной и законодательной ветвей власти США для облегчения их взаимодействия с зарубежными партнерами».

Анализы, подготовленные в этом отделе, используются политиками для выработки более эффективной стратегии переговоров, выявления слабых мест оппонентов и предсказания их поведения. Можете поверить, что президент США никогда не отправляется на встречи с зарубежными лидерами, не прочитав заранее, какой прием его может ожидать и какой будет реакция на его слова. Даже такие мелкие личные детали, как диета иностранного лидера и обстановка в его семье, могут помочь американским лидерам избежать непростительных дипломатических оплошностей.

Одни аналитические материалы написаны сухим языком и навевают скуку (например, перечень законопроектов, подготовленных и принятых данным государственным деятелем), а другие напоминают статьи из бульварной прессы. Они могут содержать пикантные детали о сексуальных похождениях или состоянии душевного здоровья конкретного человека. Авторы этих материалов исходят из того, что на все решения, принимаемые иностранными лидерами, оказывают влияние их предыдущий опыт, склад характера и психологические особенности.

У вас, пожалуй, не будет доступа к такому количеству данных о лидерах своей компании, но вы сами удивитесь, узнав, с какой легкостью можно собрать о них весьма значимую информацию. Ведь вы общаетесь с ними, читаете написанные ими документы и слушаете их выступления. Вы видите, как они одеваются, на каких машинах ездят и сколько времени проводят на работе. Вы можете сделать вывод о том, кого они назначают на ответственные посты и кому доверяют, кого нанимают на работу и кого увольняют. Все эти данные достаточно просто собрать с помощью обычного наблюдения.

Чтобы разобраться в обстановке у себя на работе, необходимо понять, кого руководители вашей организации считают вашими прямыми конкурентами. Вы можете думать, что парень, сидящий по левую руку от вас, — самый умный и толковый работник во всей компании (после вас, разумеется), но всем нам хорошо известно, что ум и трудолюбие, к сожалению, не всегда приводят к профессиональному успеху.

Чтобы анализ руководящей верхушки был полным и всеобъемлющим, постарайтесь также найти ответы на следующие вопросы:

• Кто входит в узкий круг лиц, принимающих участие в выработке и принятии решений?

• Кого руководители чаще всего отмечают за достижения в работе?

• Кого они чаще всего наказывают за упущения?

• В чем разница между людьми, которых нанимают на руководящие посты со стороны, и теми, кого выдвигают из числа своих работников?

Изучая руководителей своей организации и тех, кто оказывает на них влияние, вы можете определить, какие типы личности, черты характера и достижения, с их точки зрения, достойны поощрения. Мы все надеемся, что при решении таких вопросов начальство учитывает в первую очередь талант, ум и усердие, но в реальности все обстоит гораздо сложнее. Одни руководители имеют обыкновение приводить с собой всю команду из своей бывшей компании, другие окружают себя такими же людьми, как и они сами (то есть такими, которые будут во всем с ними соглашаться), третьи предпочитают деловым качествам личную преданность, четвертые набирают людей с «родословной» — настаивают на том, чтобы вновь приходящие сотрудники имели дипломы ведущих университетов или опыт работы в престижных компаниях.

Составив представление о том, какими принципами руководствуются лидеры вашей организации, вы сможете понять, какими качествами необходимо обладать, чтобы занять ту или иную должность. В этом случае вам будет проще демонстрировать поведение, облегчающее путь наверх, или, по крайней мере, воздерживаться от поступков, на которые начальство посмотрит неодобрительно.

2. Изучите своих соперников. Я рискую показаться доморощенным Суньцзы, но вынуждена повторить, что хорошее знание противника — залог победы. Прежде всего вы должны понять, кто ваш соперник, пользуясь критериями, выявленными в ходе изучения лидеров. Ведь если корпорации изучают своих конкурентов, то почему бы вам не сделать то же самое на индивидуальном уровне? Определив круг конкурентов, вы сможете понять, какие недостатки видит в вас руководство в сравнении с другими сотрудниками.

Изучение и анализ соперников вовсе не предполагает, что вы должны вступать с ними в прямое противоборство. Среди ваших конкурентов всегда найдутся люди, которые в силу своих деловых или личностных качеств, везения или связей сумеют сделать карьеру раньше вас. Сегодняшний сослуживец завтра вполне может оказаться вашим начальником. Поэтому, пока он равен вам по статусу, лучше поддерживать с ним хорошие отношения, чем вступать в ожесточенную борьбу.

Примерно таким же образом поступают сотрудники ЦРУ, устанавливая отношения с потенциальными кандидатами на вербовку, которые пока еще не занимают сколько-нибудь значимых постов, но вполне могут дорасти до них в будущем. С людьми, которые еще не находятся у власти, легче установить контакт и осуществить вербовку, поэтому разведчики тратят немало времени и усилий на развитие отношений с будущими лидерами в надежде на то, что их ожидания когда-нибудь оправдаются.

Вы можете поступать так же. Относитесь к своим перспективным коллегам с таким же уважением, с каким относитесь к начальникам, и устанавливайте с ними доверительные отношения. Если такой человек в силу своих знаний и умений, личных связей или рекомендаций со стороны пойдет на выдвижение, он не забудет о том, что когдато вас связывали хорошие отношения, и, возможно, потянет вас за собой.

3. Постройте свою империю. Даже если ваша работа заключается всего лишь в том, чтобы разбирать поступающую почту, вам необходима собственная империя.

Под империей я подразумеваю всю совокупность людей, способствующих вашему росту. Слишком многие претенденты, поднимаясь по карьерной лестнице, смотрят только вверх. Еще хуже те, кто, пресмыкаясь перед начальством, грубо расталкивает локтями тех, кто пониже. Таких ненавидят все, по чьим головам они прокладывают путь наверх.

Вместе с тем лучшие сотрудники ЦРУ хорошо понимают, что ценная информация может поступить из самого неожиданного источника. Большинство спецслужб мира содержат широкую сеть вспомогательных агентов, задача которой состоит не столько в сборе секретной информации, сколько в обеспечении важных разведывательных миссий. Такие агенты содержат надежные явочные квартиры для тайных встреч, приобретают мобильные телефоны для разовых звонков, источник которых невозможно отследить, или подбирают тайники для закладки информации. Небольшую группу вспомогательных агентов используют исключительно для того, чтобы подавать сигналы в случае наступления какихто заранее оговоренных событий, например захода в порт определенного судна или подозрительных изменений в поведении конкретного лица.

Такие агентысигнальщики, как правило, не занимают руководящих постов. Это обычные люди, работающие на незаметных должностях. Их ценность заключается не столько в доступе к секретным данным, сколько в близости к источникам информации.

В мире бизнеса наличие такой вспомогательной «агентуры» может означать, что вы будете быстрее других получать обновления программного обеспечения на компьютере, что ваши документы окажутся самыми верхними в стопке бумаг, подаваемых на подпись начальству, что вы более успешно сможете преодолеть различные бюрократические барьеры и что ваш кабинет окажется самым ближним к приемной шефа (или самым дальним — в зависимости от ваших предпочтений). Вам раньше других сообщат о чьемто предполагаемом увольнении, о появлении вакансии или о том, что у шефа сегодня плохое настроение и к нему не стоит обращаться с просьбами. Подобные мелкие услуги могут оказаться очень ценными, так как дают вам конкурентное преимущество по сравнению с другими коллегами.

Поэтому, поднимаясь по карьерной лестнице, не забывайте, откуда вы вышли, и продолжайте поддерживать отношения с секретарями, мелкими клерками, помощниками и уборщицами. Ведь никогда не знаешь, чем они могут оказаться полезны в будущем.

Стратегию ЦРУ по ведению разведки во всех направлениях можно без всяких ограничений использовать в личных целях. Это и изучение руководителей, и анализ коллег, и создание собственной сети информаторов и помощников внутри организации. Такая стратегия нацелена на успех и карьерный рост. Все будут обращаться к вам в случае какихто изменений обстановки, так как вы обретете репутацию человека, который идет на шаг впереди остальных. Кроме того, это позволит избежать многих ошибок, допущенных вашими предшественниками.

Излишне говорить, что все это вряд ли чем-то поможет вам (или не поможет вообще), если вы не в состоянии выполнять свои должностные обязанности. Однако при наличии некоторого опыта и усердия этот метод позволит преодолеть все преграды, компенсируя даже нехватку компетентности.

Внешняя конкуренция.

Вы хотите знать, какие шаги замышляют ваши непосредственные конкуренты? Поскольку эта книга не является пособием по промышленному шпионажу, я опятьтаки воздержусь от освещения тем, которые могли бы привести вас (да и меня тоже) за решетку. Тем не менее некоторые принципы и стратегии работы секретных служб вполне пригодны для изучения конкурентов.

1. Составьте представление об образе действий конкурентов. Хотя в мире секретных служб существует большое количество универсальных приемов и стратегий, каждая разведка имеет собственный почерк. В одних шпионы олицетворяют собой джентльменство и проводят тихие, мягкие, прямотаки деликатные операции. В других они больше смахивают на головорезов и используют в работе крайне жесткие меры. Некоторые страны делают ставку на технологическое совершенство — иностранных шпионов бросает в пот от их успехов в использовании биометрических средств для распознавания человеческих лиц в толпе, — а некоторые больше полагаются на дешевую рабочую силу, и их сотрудники, ведущие наружное наблюдение, торчат на каждом углу и во всех гостиницах.

Чтобы иметь возможность действовать результативно и безопасно, сотрудники ЦРУ, работающие под прикрытием, обязаны хорошо знать привычный образ действий спецслужб в каждой стране, куда они направляются. Конечно, все они обладают умениями и навыками, позволяющими избежать разоблачения, но в некоторых странах приходится прибегать к дополнительным мерам безопасности. Основываясь на тщательном изучении деятельности иностранных спецслужб, разведчик может предугадать, какими силами и средствами противник может организовать за ним наблюдение, какие номера отелей вероятнее всего оборудованы подслушивающей аппаратурой и в какие аэропорты лучше не соваться. Информация, позволяющая сделать подобные выводы, добывается путем агентурного проникновения и анализа прошлых операций. Кроме того, необходимо иметь четкое представление о современном технологическом уровне, которого достигла та или иная спецслужба.

У различных компаний в мире бизнеса тоже прослеживаются вполне предсказуемые модели поведения. Конечно, образ действий фирмы может измениться в случае прихода нового руководства, прорыва в технологической сфере или сознательной смены стратегии, но такое случается редко. Поэтому вы можете с достаточной долей уверенности предвидеть, как отреагируют конкуренты на те или иные ситуации.

Чтобы выявить привычный образ действий конкурента, необходимо хорошо знать историю компании, проанализировать состав руководства и следить за изменениями в нем. В целом можно утверждать, что прошлое позволяет предсказывать будущее. Во главе организаций стоят люди, а человек — сложное существо. Любые предсказания относительно того, как он себя поведет, по меньшей мере, неточны. В то же время организации в целом присуща определенная инертность. Таким образом, зная ее историю и следя за текущими событиями, вы можете предвидеть ее дальнейшие шаги, что, естественно, повлияет и на ваши действия.

2. Используйте происходящие изменения в своих интересах. Сотрудники ЦРУ, работающие за границей, не спят ночами, когда в стране их пребывания происходят изменения в органах власти. Даже если новые лидеры на словах заявляют о своей дружбе с США, кардинальные перемены в правящей верхушке заслуживают самого пристального внимания. Разведчики пытаются собрать всю возможную информацию о новых игроках. Даже если личность лидера сама по себе давно известна, с его приходом к руководству неизбежно возникают новые комбинации во властных структурах. Лидер при этом испытывает давление со стороны различных сил, заставляющее его менять свою политику. Кроме того, он и сам не прочь оставить о себе память различными кардинальными реформами, независимо от того, есть ли в них необходимость.

Когда новый лидер начинает реформы ради реформ, это может ослабить даже самую сильную организацию. Повсюду летят пух и перья, а клиенты нервничают и задают себе вопрос, могут ли они и впредь рассчитывать на прежний сервис и качество. Сотрудникам ЦРУ очень нравится такая ситуация со сменой режима. Им становится значительно легче вербовать правительственных чиновников, когда те относятся к новому лидеру с неодобрением или пренебрежением. То же самое происходит и в бизнесе, когда у конкурента меняется руководство.

Любую организацию легко представить себе как некую безликую сущность, лишенную всяких личностных качеств. Любые действия, производимые индивидуумами, фактически создают лишь рябь на поверхности воды, особенно если рассматривать ситуацию в долгосрочной перспективе. Тем не менее, когда высшее руководство конкурирующей компании начинает перемены и перестановки, надо быть готовым использовать этот момент уязвимости.

3. Используйте дезинформацию. ЦРУ охотно пользуется дезинформацией для введения в заблуждение соперничающих спецслужб. Цель этих мер заключается в том, чтобы заставить противника идти по ложному следу и снабжать его фальсифицированной информацией, скрывая при этом истинное положение вещей. Я не призываю читателей к неэтичным и опасным поступкам, но, если вы чувствуете, что конкурент осуществляет промышленный шпионаж против вашей компании, у вас появляется великолепная возможность. Вместо того чтобы немедленно увольнять сотрудников, работающих на конкурента, перекрывать каналы утечки информации и менять пароли взломанных электронных почтовых ящиков, подумайте над тем, как использовать все эти факторы против соперника. Контролируя источники утечки, вы можете управлять реакцией конкурента.

4. Создавайте альянсы. Всем известно, какую роль играют в бизнесе личные взаимоотношения, но многие организации полагают, что эта сторона деятельности важна только в сфере продаж и маркетинга. Однако попробуйте задуматься над тем, какую разведывательную ценность имеют крепкие отношения с поставщиками, консультантами, юридическими и финансовыми представителями и другими организациями, с которыми ваша компания поддерживает регулярные контакты.

Центральное разведывательное управление делает большие ставки на альянс с иностранными правительственными структурами — даже с теми, против которых ведет активную разведывательную деятельность. В случае возникновения кризиса или ситуации, в которой интересы обеих сторон совпадают, наши соперники нередко идут на то, чтобы временно объединить ресурсы и обменяться важной информацией. Конечно, при этом они преследуют собственную выгоду, но разве это так важно? Точно так же и ЦРУ всегда ставит в известность иностранные правительства при получении достоверной информация о какойто серьезной угрозе или планирующемся нападении. Это правило соблюдается даже в отношении недружественных государств.

Поддержание хороших отношений в бизнесе, даже выходящих за рамки торговли, может принести совершенно неожиданную пользу. Как минимум, оно создает дополнительные источники информации, которые можно использовать к собственной выгоде. Каждая отрасль бизнеса представляет собой достаточно узкий мирок. Возможно, ваш поставщик когдато тесно сотрудничал с новым генеральным директором вашего конкурента или главой консалтинговой фирмы, услугами которой вы пользуетесь для переманивания сотрудников с соперничающих предприятий. Такая информация постоянно циркулирует внутри отраслевых альянсов, и владение ею может создать вам дополнительные конкурентные преимущества.

Заключение.

Жизнь в мире конкуренции.

Мир пронизан духом конкуренции, и нередко возникает соблазн играть не по правилам, особенно если ваш соперник тоже не придерживается принципов честной игры. Однако при таком подходе дело для обеих противоборствующих сторон чаще всего заканчивается травмами. В мире бизнеса, как и в разведке, гораздо важнее сохранить хорошую репутацию, как бы ни был велик соблазн.

Я уже говорила о том, что порядочность и честность являются очень ценным капиталом. Вместо того чтобы подчеркивать негативные аспекты противоборства с иностранными спецслужбами, я хочу внушить читателям мысль о том, что хорошая репутация играет куда более важную роль, чем любые грязные трюки, которым вас может научить бывший шпион.

Поймите меня правильно: я не пытаюсь морализировать. Я настоятельно рекомендую использовать для защиты интересов вашей организации эффективные контрразведывательные методы, меры безопасности и другие приемы, принятые в секретных службах. Но сегодняшний соперник завтра может оказаться вашим союзником. Если ваши взаимоотношения с конкурентами строятся на продуманной стратегии и не нарушают этических норм, то вам вряд ли поставят в вину даже агрессивные методы ведения борьбы. А вот использование нечистой игры для достижения мелких преимуществ зачастую оборачивается против вас.

Сотрудники ЦРУ, возможно, не сталкиваются с такими юридическими, административными и финансовыми трудностями, какие возникают у руководителей компаний. Но у них есть свои цели, планы и надежды — так же, как и у тех, кто занимается бизнесом. Имея опыт работы и в спецслужбе, и в бизнесе, я поняла, что многие уникальные умения и навыки, которым обучают оперативных работников, могут оказать помощь и деловым людям.

На протяжении всей книги я старалась объяснить, что не являюсь сторонницей промышленного шпионажа и сомнительных с юридической и моральной точки зрения способов и приемов, используемых в конкурентной борьбе. Я лишь предлагаю читателям редкую возможность извлечь полезные уроки из успешной практической деятельности, которую талантливые сотрудники ЦРУ ведут каждый день.

Если бы мне предложили в кратком виде описать то значение, которое способно принести бизнесу использование методов ведения разведки, то я выразила бы это следующим образом: использование методов ведения разведки может кардинальным образом изменить к лучшему обстановку для вас и вашей организации. Чтобы получить необходимую информацию, необходимо задать нужные вопросы нужным людям и сделать это соответствующим образом. Вам могут понадобиться владение различными манипуляциями и способность воспользоваться уязвимыми сторонами противника в организационной и личностной сфере. Если при этом вы будете соблюдать этические нормы, принятые в вашей компании, то использование методов спецслужб позволит вам получить преимущество перед остальными и никак не повредит вашей репутации порядочного человека.

Слова благодарности.

Очень трудно благодарить людей, имен многих из которых ты даже не имеешь права называть. И все же мне хотелось бы выразить признательность тем сотрудникам ЦРУ, которые были моими наставниками и друзьями, которые сопровождали меня в командировках и делили со мной кров в зонах боевых действий. Ваша работа труднее многих других и требует от вас больших жертв. Для меня было честью служить вместе с вами.

Хотелось бы также поблагодарить коллектив издательства «Роrtfоliо/Реnguin» за терпение и нелегкий труд. Работа над книгой заняла намного больше времени, чем мы ожидали.

Наконец, я очень признательна своей маме за то, что она с пониманием относилась к моей страсти к приключениям и поездкам ко всему миру в молодые годы. Только теперь, сама став матерью, я понимаю, что ей пришлось вытерпеть. Мне хотелось бы, чтобы мои дети не приносили мне таких переживаний, какие я принесла тебе!

Сноски.

1.

Сотрудник ЦРУ, завербованный советской разведкой и около 10 лет работавший на СССР и Россию. В 1994 году был арестован и приговорен к пожизненному заключению. — Прим. перев.

2.

Вы считаете, что подобные из ряда вон выходящие события возможны только в детективных романах? Примерно так же рассуждали и члены правления компании «Неwlеtt-Раскаrd» в 2005 году, пока не обнаружили, что все их телефоны прослушиваются. В 2008 году был взломан даже личный электронный почтовый ящик кандидата в президенты США Сары Пэйлин. А в настоящее время вовсю разгорается скандал по поводу британских таблоидов, принадлежащих Руперту Мёрдоку, которые широко использовали в своей работе прослушивание телефонных разговоров. Такие случаи стали уже обыденными.

Дж. К. Карлсон.

Оглавление.

Работай как шпионы. Часть 1. Добро пожаловать в мир секретных служб. Глава 1. Перенос концепций негласной работы на мир бизнеса: базовые принципы сбора разведывательной информации. Основы. Джеймс Бонд знакомится с фондовым рынком. Облик шпиона. Цель. Глава 2. Учебный лагерь секретных агентов: развитие личностных и деловых качеств. Определение объекта. Поиск крючка. Упражнения на определение объекта. Выведывание стратегической информации. Выведывание в реальном мире. Упражнение по выведыванию. Несколько полезных рекомендаций по выведыванию. Подтверждение полученной информации. Упражнение № 1 на проверку информации. Упражнение № 2 на проверку информации. Создание психологического контакта. Урок скромности. Глава 3. Контрразведка в бизнесе. Новая реальность — новые правила. Контрразведывательное упражнение. Рекомендации по обеспечению безопасности. Контрразведывательное обеспечение на организационном уровне. «Красная группа». Упражнение для «Красной группы». Обеспечение безопасности в опасном мире. Часть 2. Для внутреннего применения. Глава 4. Формирование команды: стратегии ЦРУ по подбору и расстановке кадров. Должностные требования. Эффективная первичная проверка. Обратная сторона медали: наступательный метод набора кадров. Организационные стратегии спецслужб. Глава 5. Как остаться незапятнанным в грязном мире: этика шпионажа. Борьба в рамках правил. Решение этических проблем. Глава 6. Стратегии антикризисного менеджмента (взгляд из организации, которая знает, что такое настоящие кризисы). Антикризисная стратегия № 1: направьте внимание на внешние, а не на внутренние проблемы. Антикризисная стратегия № 2: продолжайте поощрять сотрудников за достижения и успехи. Антикризисная стратегия № 3: облегчите сотрудникам доступ к руководителям высшего звена. Антикризисная стратегия № 4: отдавайте предельно ясные распоряжения и указания. Антикризисная стратегия № 5: предоставьте сотрудникам дополнительные полномочия. Антикризисная стратегия № 6: перераспределите силы и ресурсы. Антикризисная стратегия № 7: защитите рядовых сотрудников. Антикризисная стратегия № 8: повышайте лояльность сотрудников, зарабатывая их доверие. Часть 3. Для внешнего применения. Глава 7. Совершение сделок в духе ЦРУ. Вербовка с ходу. Повышение шансов. Метод № 1: станьте хамелеоном. Метод № 2: добейтесь второй встречи. Метод № 3: откажитесь от заранее отрепетированных презентаций. Метод № 4: обращайте внимание не только на исходящую, но и на входящую информацию. Метод № 5: проанализируйте свои слабые стороны. Метод № 6: найдите слабости у собеседника. Метод № 7: регулярно подкрепляйте вербовку. Метод № 8: не вступайте в переговоры. Разведывательные навыки в реальном мире. Глава 8. Позаботьтесь о надежности источников: ведение разведки среди поставщиков. Традиционные пути решения. Намерения и реальность. Источник внутри источника: агентура в стане поставщика. Риски. Как организовать надежную работу разведывательной сети без нарушения законов. Работайте головой. Глава 9. Шпион против шпиона: конкурентная борьба. Внутренняя конкуренция. Внешняя конкуренция. Заключение. Жизнь в мире конкуренции. Слова благодарности. Сноски. 1. 2.