Исковой срок в жилищном законодательстве.

Собственники квартир многоквартирного дома подали иск в суд с момента, когда им по официальному запросу в администрацию города (2016 г.), им вручили заказным письмом документы о признании их дома аварийным (заключение межведомственной комиссии и акт исследования 2011 г.) суд 1 инстанции был виигран. Судья кассационной инстанции, ссылаясь на ч. 1 ст. 219 КАС о сроках подачи искового заявления, утверждает, что собственники узнали о нарушении своих прав из частной беседы (2014 г) с работниками администрации во дворе (без предъявления собственникам доказательств аварийности дома заключения и актов МВК). В разговоре собственники слышали, что администрация города хочет включить их в программу переселения из аварийного жилья. Жильцам не объяснили юридических последствий статуса аварийного дома (изъятия квартиры и участка), не предъявили документов подтверждающих аварийность дома. Является ли это , что исковой срок должен начинаться с момента этих беспредметных разговоров во дворе дома? Как жильцы могли понять, что их права нарушены как собственников жилья? Жилищный кодекс и упомянутое в нём ПП №47 устанавливают порядок доведения до собственников такой информации. Также есть Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 г. Москва от "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" п.20 "г"где разъяснен порядок доведения информации. Какой документ имеет приоритет в спорах о сроках подачи искового заявления собственников КАС или ЖК и ПП 47?